Это ложь и клевета что у меня нет голоса

Это ложь и клевета что у меня нет голоса

Полезные ископаемые (группа «Мозаика», запись 1972 г.)

Автор текста (Р. Плаксин, Я. Кеслер) Композитор (В. Малежик)

Натянем струны тетивой, колчаны рифм возьмём,
В страну аккордов поутру мы вышли впятером.
Настраивай, ребята, гитары птицам в лад.
Пусть наши песни-стрелы под облака летят.

Мы дарим наши песни, пусть носит их эфир,
Пусть станет интересней мир на струнах наших лир,
И каждая сверкает как полярная звезда,
И голос твой, «Мозаика», не смолкнет никогда.

А чтобы нам не сбиться, грустя или шутя,
Мы будем тихо трогать, мы будем тихо трогать,
Струны дождя.

А если одолеют, разлукою скрутя,
Не раз, не два мы вспомним
Слова любимых песен, спетых, друзья.

(Р. Плаксин, В. Малежик)

В час полночный сказка начинается,
С тихим звоном ларчик открывается,
И выходят, кланяясь галантно,
Сказочные куклы-музыканты.

Лишь с рассветом сказка прекращается,
С тихим звоном ларчик закрывается,
И уходят, кланяясь галантно,
Сказочные куклы-музыканты.

Но давным-давно шкатулка сломана,
Балерина навсегда прикована,
И застыли, кланяясь галантно,
Сказочные куклы-музыканты,
Сказочные куклы-музыканты.

Огонь. Взгляни в огонь.
Он, словно древний джин, был скован, недвижим,
Но диким зверем вышел на простор.

Огонь. Смотри, огонь
Лишь только раз зажжён, и ты заворожён,
А вся Земля пылает как костёр.

А над костром взметнулись роем огненные струны.
И в том огне бело как снег лицо Джорджано Бруно.

4. Дождливый троллейбус

Капли падают и падают,
Собираясь в лужи-ребусы,
Как осколки старой радуги,
Что грозой разбита вдребезги.

Разве только за беседою
От дождя искать спасения.
Две старушки горько сетуют,
Что пропало воскресенье.

За окном глаза печальные,
Переполненные влагою,
Бьет девчонку дождь отчаянно,
По лицу рукой неласковой.

Может дождь тому причиною?
И сочувствие ненужное?
Но в глазах неразличимые
Стынут капельки жемчужные.

Руки усталые не гудят, будто и не было дня работы.
В такт подпевая гитарам в лад, прочь гоня заботы.
А когда догорят костры, разбредаются гусляры,
Чтоб опять как луна взойдёт, петь да плясать, да тешить народ.

Руки усталые не гудят, будто и не было дня работы.
В такт подпевая гитарам в лад, прочь гоня заботы,
До глубокой ночной поры ходят с песнями гусляры.
Веселись же и млад и стар, гряньте же струны гуслей-гитар.
Гряньте же струны гуслей-гитар.

Гряньте веселее струны гуслей-гитар.

Мне сегодня очень надо, чтоб всему была ты рада,
Чтоб от грусти и печали не осталось и следа,
Потому что в этот вечер мы с тобой вдвоём на свете,
Потому что звон гитары предназначен только нам.

В этот просто чудный вечер мы с тобой вдвоём на свете,
Из аллей ночного сада к нам придёт сегодня радость.
Примем мы её как гостью, и пойдём встречать рассвет.

Вечер. Просто чудный вечер,
Вечер. просто чудный вечер.

Вечер. Просто чудный вечер,
Вечер. просто чудный вечер.

В этот просто чудный вечер мы с тобой вдвоём на свете.
И поэтому мне надо, чтоб всему была ты рада,
Чтоб от грусти и печали не осталось и следа.

Вечер. Просто чудный вечер,
Вечер. просто чудный вечер.

(Р. Плаксин, В. Малежик)

Всё мне кажется,
Всё мне кажется,
Что ты любишь меня.
Ты, пожалуйста,
Ты, пожалуйста,
Ничего не меняй!

Ты ничего не меняй!
Ты ничего не меняй!

Что же в тебе я нашел?
Что же в тебе я нашел?

8. Эти летние дожди

(Семен Кирсанов, Юрий Чепыжев)

Вдоль по переулку катится молва:
«Вышел на прогулку сорвиголова»,
Кумир окрестных мальчишек и виновник всех бед,
Взрослые кричат ему вслед:

«Эй, ну погоди, сорванец!
Куда же смотрит твой отец?
Эй, лишь попадись, сорванец,
Придёт проделкам всем конец.»

Эй, ну погоди, сорванец!
Куда же смотрит твой отец?
Эй, лишь попадись, сорванец,
Придёт проделкам всем конец.

Вырос наш задира, и сам отец давно,
Но в его квартире разбито окно,
И вот солидный мужчина, грозно сдвинув очки,
Новому проказнику кричит:

«Эй, ну погоди, сорванец!
Куда же смотрит твой отец?
Эй, лишь попадись, сорванец,
Придёт проделкам всем конец.»

1. Маскарад (часть 1)

Нас заставляет жизнь опять
От всех лицо свое скрывать
Черной маской.
И делать вид, что рад,
Дурачить всех подряд
Хей, Хей, Хей.
Маскарад

Но порой я хочу сказать своим врагам:
«Все распри прочь, и по рукам!»
А может быть прежде недруг сам, прогнав испуг,
Вдруг разорвет порочный круг.
Но жизнь заставит нас опять
От всех лицо свое скрывать
Черной маской.
И каждый будет рад
Дурачить всех подряд
Хей, Хей, Хей.
Маскарад

Так пусть заставит жизнь опять
От всех лицо свое скрывать
Черной маской.
Лишь сделай вид, что рад
Дурачить всех подряд
Хей, Хей, Хей.
Маскарад

Я дряхлый фонарщик, живу как дворняжка,
Богом забытый седой старикашка.
Но каждый вечер, прямо как в старь,
Я зажигаю свой ржавый фонарь!

Мрак не пугает теперь человека-
Всё это бредни ушедшего века!
Но не напрасно беспечность и смех
В жизни их как-то обходит успех.

Если случалось, что я ошибался-
Светом дрожащим мой путь озарялся.
Но очень просто внезапно упасть
Если поставить на слабую масть!

Я дряхлый фонарщик, живу как дворняжка,
Богом забытый седой старикашка.
Но каждый вечер, прямо как встарь,
Я зажигаю свой ржавый фонарь!

Dm
Тяжесть первородного греха
Am Gm Dm
Меня не гнёт к сырой земле
Dm
С грустью проплываю сквозь века
Am Gm Dm
На раскалённом корабле

B C Dm
Мой путь окутал чёрный дым,
B C Dm
Не изменить меня годам,
B C F C/E Dm
И я останусь молодым навсегда-а-а,
C G A
Навсегда!

Своим железным кулаком
Из туч выстукиваю гром
И этим глупым озорство-о-ом
C G A
Ставлю мир, ставлю мир кверху дном

Gm Dm
Мой путь окутал чёрный дым,
B C Dm
Не изменить меня годам,
B C F C/E Dm
И я останусь молодым навсегда-а-а,
C G A
Навсегда!

Своим железным кулаком
Из туч выстукиваю гром
И этим глупым озорство-о-о-ом
Ставлю мир, ставлю мир кверху дном

Dm Am
С грустью проплываю сквозь века.
Может быть, я сделал что-то зря.
Должен кто-то быть самим собой.

С грустью проплываю сквозь века.
Может быть, я сделал что-то зря.
Должен кто-то быть самим собой.

К дарвинизму, без сомненья, человек давно привык.
Но природы отклоненья часто ставят нас в тупик:
Эти случаи не редки,
Их понять нельзя никак,
Если были наши предки прапрадедами макак!

Здесь веники мелькают исступлённо,
И шайки плещут воду через край.
И чей-то голос скажет истомлённо:
«Пару поддай-й-й-й. «

Потом, сойдя на землю,
И пену сдув с пивка,
Блаженствуешь и дремлешь,
И пьян слегка.
Ты хочешь видеть в лицах
Свет и доброту,
И вновь готов влюбиться
И в ту, и в ту.

И если надо встретиться с друзьями,
То лучше места нет, как ни считай!
Идите в баню, и поймете сами:
«Пару поддай-й-й-й. «

Пёс кусок на чёрный день прячет,
Ведь от людских подачек зависит жизнь собачек!

Это ложь и клевета,
Что у меня нет голоса!
Только джинсы, мол,
Гитара и до пяток волосы!

Я признаюсь Вам,
Что только в целях осторожности
Мне приходится скрывать
Вокальные возможности!

Я бы громче спел,
Да место больно здесь публичное!
Я бы спел,
Да микрофоны жалко заграничные!
Да и так уже Вам ясно целиком и полностью:
Это ложь и клевета, что у меня нет голоса!

9. Маскарад (часть 2)

Маскарад, маскарад, маскарад, маскарад!

Источник

SP «Нет голоса», журнал «Кругозор»

Если сказать, что ВИА «Мозаика» играл хард-рок, можно крепко удивить тех, у кого этот музыкальный коллектив ассоциируется с добродушным Вячеславом Малежиком. Между тем лично я именно в исполнении этой группы услышал хард-рок на русском с убийственным совершенно вокалом. Речь идет о песне «Нет голоса», изданной на гибкой голубой пластинке внутри журнала «Кругозор», специально приобретенного мной в киоске «Союзпечать». Услышать такое из колонок собственного проигрывателя – это было нечто…

«Это ложь и клевета, что у меня нет голоса,
Только джинсы, мол, гитара и до пяток волосы…»

— орали динамики. Именно что орали.

Конечно, «Мозаика» не могла просто записать и легально издать хард-роковую песню. Конечно, нет. Это была остросатирическая пародия на западных исполнителей. Даже не столько на западных, сколько на отечественных попугаев-подражателей:

«Я бы спел, да микрофоны жалко заграничные…»

Но вы послушайте повнимательнее середину этой довольно длинной песни, абстрагируйтесь от клоунского наряда произведения – ведь на самом деле все вполне достойно и концептуально.

А чтобы никто уже точно не сомневался, на другой стороне пластинки была записана песня «Икебана», высмеивающая культурные ценности неправильной молодежи: поклонение буржуазной культуре, приверженность западным брэндам, интерес к восточным духовным учениям… Эта песня начиналась четырьмя тактами электронных барабанов; помню, я записал их на пленку, на катушечник, а затем разрезал и склеил ее фрагмент кругом так, чтобы получился бесконечный бой драм-машины… и играл под него на пианино. Было очень круто.

Как же мы, дети, с этой пластинки перлись! Реально не по-детски…

В общем, прошло много времени, пластинки, конечно, потерялись, а может их выкинули… и я решил найти эти песни. С удовольствием делюсь ими с вами. К сожалению, я так и не смог найти точной информации о том, в каком году «Кругозор» выпустил эту пластиночку. Если кто в курсе – пишите в комментарии.

Ну и, собственно, песня «Нет голоса».

Источник

SP «Нет голоса»

Если сказать, что ВИА «Мозаика» играл хард-рок, можно крепко удивить тех, у кого этот музыкальный коллектив ассоциируется с добродушным Вячеславом Малежиком. Между тем лично я именно в исполнении этой группы услышал хард-рок на русском с убийственным совершенно вокалом. Речь идет о песне «Нет голоса», изданной на гибкой голубой пластинке внутри журнала «Кругозор», специально приобретенного мной в киоске «Союзпечать». Услышать такое из колонок собственного проигрывателя – это было нечто…

«Это ложь и клевета, что у меня нет голоса,
Только джинсы, мол, гитара и до пяток волосы…»

— орали динамики. Именно что орали.

Конечно, «Мозаика» не могла просто записать и легально издать хард-роковую песню. Конечно, нет. Это была остросатирическая пародия на западных исполнителей. Даже не столько на западных, сколько на отечественных попугаев-подражателей:

«Я бы спел, да микрофоны жалко заграничные…»

Но вы послушайте повнимательнее середину этой довольно длинной песни, абстрагируйтесь от клоунского наряда произведения – ведь на самом деле все вполне достойно и концептуально.

А чтобы никто уже точно не сомневался, на другой стороне пластинки была записана песня «Икебана», высмеивающая культурные ценности неправильной молодежи: поклонение буржуазной культуре, приверженность западным брэндам, интерес к восточным духовным учениям… Эта песня начиналась четырьмя тактами электронных барабанов; помню, я записал их на пленку, на катушечник, а затем разрезал и склеил ее фрагмент кругом так, чтобы получился бесконечный бой драм-машины… и играл под него на пианино. Было очень круто.

Как же мы, дети, с этой пластинки перлись! Реально не по-детски…

В общем, прошло много времени, пластинки, конечно, потерялись, а может их выкинули… и я решил найти эти песни. С удовольствием делюсь ими с вами. К сожалению, я так и не смог найти точной информации о том, в каком году «Кругозор» выпустил эту пластиночку. Если кто в курсе – пишите в комментарии.

Ну и, собственно, песня «Нет голоса».

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector