Я дерусь потому что дерусь

Портос говорил

101649.p

О смысле жизни говорить тяжело. Гораздо легче говорить о погоде и о футболе, хотя при неумелом ведении разговоров и эти невинные речи могут соскользнуть в метафизику и породить тревогу. Не самые ли жестокие конфликты разгораются при оспаривании различно понятой истины? Так может, нужно просто жить, не отодвигая, так сказать, занавесок? Просто жить, и всё. Вот я живу и ничего запредельного не ищу, и никого не мучаю вопросами. Просто живу…

Нельзя «просто идти». Обычно люди ходят из пункта «А» в пункт «Б» осмысленно. Даже если человек идет или бежит на месте (на тренажере в фитнес-клубе), он идет или бежит «зачем-то», то есть ради цели. Цель есть и здесь. Она – здоровье, улучшение фигуры, полезное проведение времени и проч. Бессмысленная же деятельность есть атрибут ада, что угадали греки, заставив Сизифа бесконечно закатывать камень на гору.

Наше время – это время Портосов. Мы просто живем, потому что живем, и лучше не спрашивайте нас, зачем именно мы живем на свете. Ответа не дождетесь, а на неприятность нарваться можете. Это, собственно, и все, что я хотел сказать, но магия слова – вещь реальная и непредсказуемая. Стоило вспомнить Портоса, как из тени, не торопясь, вышли три его друга и потребовали вспомнить и о них.

101653.p
Атос

Атос есть благородный человек, разбитый в пух жизненными неудачами, отравленный скепсисом и ищущий забвения в бранных приключениях и военном братстве. Это очень скорбный персонаж, подобный кадровому офицеру-орденоносцу, нанявшемуся в киллеры после житейской драмы.

Арамис – верующий пассионарий, в чьей душе процент авантюризма выше, чем умиление над псалмами. Он не отказывается от Бога, но и не служит Ему (как, впрочем, и большинство верующих людей). Личная обида (читайте роман) превратила Арамиса из преподавателя Библии в убийцу, и все, что держит его на свете, это мечта об уходе в монастырь.

Д’Артаньян – просто лишенный рефлексий честолюбец, очень молодой (это понятие изменилось в сроках со времен Дюма), очень недалекий и довольно смелый.

Итак, один человек не знает, зачем он живет. Человек лишь только живет (дерется, пьет, любит) только потому, что он живет, пьет, дерется и любит. Круг замкнут. Это Портос. Милейший персонаж в романе, с которым в жизни не хотелось бы находиться рядом.

101651.p
Д’Артаньян

Его противоположность – Д’Артаньян. Тот знает, чего хочет. Его изначально манят погоны, перья, аксельбанты, слава и деньги. Лишенный романтического флера, он скорее похож на дурачка, и магия писательства проявляется в том, что мы этого не замечаем.

Один знает, зачем живет, хотя цели его примитивные; другой не обременен метафизикой и просто живет, вступая в стычки, рискуя жизнью, убивая.

На противоположном полюсе четверки – двое аристократов. Один – аристократ духа (Арамис), другой – природный дворянин (Атос). Не думаю, что Дюма-отец сознательно пытался охватить все типажи людских психологических портретов в узком круге друзей-фехтовальщиков. Скорее всего, творчество оказалось более прозорливо, чем изначальный замысел автора. Творчество действительно изобразило коллективный портрет, в котором каждый найдет себя, в том случае, если он ничего не понял в Евангелии.

Благородных по происхождению среди нас мало до крайности. Никто не вертится на горошине, так что в Атосы лучше не записываться. Людей, балансирующих на грани злодейства и монашества, тоже очень не много. Они, правда, есть, и лично я их видел. Это средневековый типаж, очень экзотично и пугающе выглядящий среди буржуазного вырождения. Так что в эту категорию большие массы тоже не попадают.

А вот в Портосе и Д’Артаньяне человеку найти себя гораздо легче. Один живет просто потому, что живет. Другой лезет по карьерной лестнице, и смелость остается смелостью, а наглость – наглостью.

Нахождение себя в бессмертной четверке персонажей будет одновременно добровольно поставленным диагнозом. В способности угадать общее в частном и выразить это угаданное «общее» художественными средствами и заключается одна из тайн творчества. По крайней мере, странно бывает слышать вопросы о том, нужно ли «книги читать», после того как на твоих глазах совершается совпадение книжного персонажа со знакомым по летнему отпуску человеком. И пусть Дюма не так серьезен, как Хайдеггер или Мамардашвили, но и он отодвигает пеструю занавеску частного и открывает взору картину общего, в которой каждый может многое узнать и во многом разобраться.

Хотел уже во второй раз закруглить слово, но слово рвется на свободу. Слово вообще свободно.

101656.p

Четыре друга различно относятся к времени. Атос живет прошлым. Прошлое для него –это и кошмар, и привычная среда обитания сердца. Арамис живем иллюзорным будущим, в котором он облачен в сутану, а темя ему холодит пробритая тонзура. Что-то подсказывает нам, что это вряд ли случится, но именно мечта о священстве позволяет Арамису дырявить живых людей и ворковать с красотками. Мечта о будущем – индульгенция нынешних грехов. И так бывает не только у мушкетеров короля.

Д’Артаньян тоже живет будущим, ради которого до крайности будоражит настоящее. В будущем он уже генерал, и значит, сегодня нужно делать то, что будет после соответствовать юности генерала. Ну, и Портос «просто живет». Он что-то думает о будущем и что-то помнит о прошлом, но живет в настоящем, как истинный мастер дзена, как рыба в воде, как пломба в зубе.

101650.p
Портос

Что же это? Ведь мы сказали вначале, что время наше есть время Портосов, то есть время бессмыслицы. И в это бессмысленное время ничто так быстро и безнадежно не рушится, как семья. Люди, не ищущие смысла ни в чем, не видят смысла и в браке. Честолюбцы, святоши и холодные развратники ходят по улицам, не снимая маскарадных масок. И только такой тип как Портос способен найти будущее в браке. У него одного и есть настоящее будущее. Всем остальным брак это – тормоз или бесплодная мечта, а ему одному – настоящая жизнь, во свете которой причуды молодости будут казаться сном.

Но это только если Портос полюбит, если избранница будет не столько сногсшибательно красива, сколько умна и добродетельна. И если друзья не засмеют его выбор, а он, из ложного стыда, не растопчет свое простое человеческое счастье. Есть много условий, при непременном соблюдении которых бессмысленный человек найдет и смысл и счастье. Но вывод, к порогу которого завело нас свободное слово, удивителен.

Семья, в своем удачном варианте, способна спасти человека от бытового идиотизма и вернуть жизни смысл. Тогда и Д’Артаньян с Арамисом и Атосом на фоне Портоса в семейном кругу признают себя проигравшими.

Источник

Я дерусь. просто потому что я дерусь. (Портос).

1457288290182435211

1457287566199739881

Дуэлям в нашем привычном понимании всего лишь несколько веков: они появились в 14-м столетии. Но за время своего существования смогли унести количество человеческих жизней, сравнимое с потерей в нескольких кровопролитных войнах. Всего за 16 лет правления французского монарха Генриха 4-го отправились в мир иной более 8 тыс. дуэлянтов. И это несмотря на то, что тогдашние законы запрещали дуэли. Наказание было самым суровым: смертная казнь.

1457287614136788926

Долгое время считалось, что слово «дуэль» — потомок латинского «duellum», то есть «война». На самом деле у дуэли другой «родственник»: слово «duo» (два). В 1899 году директор американского патентного агентства, некто Дуэлль, объявил о том, что патентные ведомства пора закрывать, так как технический прогресс исчерпал себя и всё, что было возможно, человек уже изобрел. Окажись этот чиновник в нашем времени, наверняка бы сошел с ума… По сравнению с правилами русских дуэлей 19-го века европейские носили опереточный характер и редко заканчивались не только чьей-нибудь смертью, но и ранением. Ведь в Европе противники стрелялись минимум с 30 шагов. Русские дуэлянты палили друг в друга с десяти. В случае обоюдного промаха соперники не расходились, а требовали окончательной сатисфакции: стрелялись до тех пор, пока кто-нибудь из них не окажется серьезно ранен или убит.

1457287878136281011

Один из самых известных медицинских споров на дуэльную тему – мог ли выжить Пушкин, если бы стрелялся сегодня и на его спасение были бы брошены самые современные технологии. Большинство специалистов уверены, что нет: ранение поэта оказалось бы не по зубам даже современной медицине, настолько тяжелым оно было. Одним из самых заядлых дуэлянтов в истории считался астроном Тихо Браге. Дуэли интересовали его ничуть не меньше, чем занятия наукой. Во время одного из поединков, еще в юности, ученому отсекли часть носа. Но долго Браге не унывал и вставил себе в нос протез из чистого серебра.

1457288009150696393

Отличная погода сегодня

1457292725164770301

а до дуэлей существовал судебный поединок. на Руси он назывался «поле». о нём известно из летописей XI-XII веков. были даже профессиональные поединщики, которых нанимали, когда не могли сами участвовать в поединке ( старики, женщины, дети, инвалиды, священники).

Но ведь война по латыни Bellum

А что за ранение было у Пушкина? Насколько знаю, умирал он довольно долго, может в наше время спасли бы?

А самый лучший выстрелить из пистолета. в спину..ночью.

Красивое пассато на второй картинке

Чиновника иного, кстати, тоже хотелось бы к барьеру.

m1423817 2030683915

Дуэль на пистолетах

Мексика, 13 декабря, 1896 год. Оцифрованная в HD запись с колоризацией

UPD Это фильм «Duel au pistolet», снятый в 1896 году https://m.imdb.com/title/tt0350855/

m2490136 1901124929

16284982962899136

Немного о дуэлях

1618825695173571128

Адриан Волков «Дуэль Александра Пушкина с Жоржем Дантесом» (1869)

Реакция императора на такую сомнительную западную «новинку» была жесткой. В 1702 году был издан специальный указ: «А если кто впредь, чрез сей Его Великого Государя Именной указ, учнет такие поединки заводить, или на те поединки кого вызывать, и ходить собою для какого-нибудь задора, и в таком поведении кому хоть малые раны учинятся; и тем людям, кто такие поединки учнет заводить или, на поединки вызвав, кого чем поранит, учинена будет смертная казнь без всякой милости». В «Артикуле воинском» 1715 года дуэли тоже упомянуты: «Все вызовы, драки и поединки чрез сие наижесточайше запрещаются таким образом, чтоб никто, хотя б кто он ни был, высокого или низкого чина, прирождённый здешний или иноземец, хотя другой кто… отнюдь не дерзал соперника своего вызывать, ниже на поединок с ним на пистолетах, или на шпагах биться. Кто против сего учинит, оный всеконечно, как вызыватель, так и кто выйдет, имеет быть казнён, а именно повешен, хотя из них кто будет ранен или умерщвлён, или хотя оба не ранены от того отойдут. И ежели случится, что оба или один из них в таком поединке останется, то их и по смерти за ноги повесить». Предполагалось что в случае конфликтов разбирать ситуацию должно было непосредственное руководство. Патент о поединках и начинании ссор гласил: «1. Все вышние и нижние офицеры от кавалерии и инфантерии и все войско обще имеют в неразорванной любви, миру и согласии пребыть, и друг другу по его достоинству и рангу респект, который они друг другу должны, отдавать и послушны быть. И ежели кто из подчиненных против своего вышнего каким-нибудь образом поступит, то оный по обстоятельству дел наказан будет. 2. Ежели кто, против Нашего чаяния и сего Нашего учреждения, хотя офицер, драгун или солдат (или кто-нибудь, кто в лагере или крепости обретается), друг с другом словами или делами в ссору войдут, то в том именное Наше соизволение и мнение есть, что обиженный того часа и без всякого замедления долженствует военному правосудию учиненные себе обиды объявить и в том сатисфакции искать, еже Мы всегда за действо невинного прошение примем. И, сверх сего, повелеваем военному суду обиженному таковую сатисфакцию учинить, како по состоянию учиненной обиды изобретено быть может; и, сверх сего, обидящего по состоянию дел, жестоко или заключением, отставлением из службы, вычетом жалованья, или на теле наказать, таковым образом: что ежели один другого бранными словами зацепит, оного шельмом или сему подобным назовет, таковой обидящий на несколько месяцев за арест посажен имеет быть, а потом у обиженного, на коленах стоя, прощения просить. Ежели офицер будет, то, сверх того, жалованья своего во время его заключения лишен будет». Далее следовали и другие пункты с описаниями всевозможных конфликтных ситуаций, но наказания были схожи.

161882628216642768

К концу 19 века такие поединки практически легализовали. Были приняты «Правила о разбирательстве ссор, случающихся в офицерской среде», утвержденным Александром III 13 мая 1894 года, суд общества офицеров получил право назначать поединок. Решение этого суда считалось обязательным для обоих офицеров, и избежать поединка можно было, только подав в отставку. Такая ситуация случилась в «Поединке» Куприна.

1618826665122677788

Что касается самих правил проведения дуэлей, то, так как явление это считалось незаконным, то и своих кодексов в России долгое время не было. Часто использовали французский Кодекс графа Шатовильяра (1836 год), затем Кодекс графа Верже (1879 год). Только в 1912 году появился Кодекс Дурасова, учитывавший российские реалии. У кодексов были общие черты. Главным правилом было то, что дуэли могли проводиться только среди равных, а под равными обычно подразумевалось то, что оба участника – дворяне. Дуэли между разночинцами считались глупостью, и за убийство дуэлянтов наказывали так же, как и обычных преступников. Подразумевалось, что дуэль – способ призвать оппонента к ответу за оскорбление или ущемление каких-либо прав, но при этом она не заменяла решения суда или иных государственных органов. Например, если одно «благородие» посчитало, что его несправедливо обделили при разделе имущества, он мог вызвать оппонента на поединок, но каков бы ни был результат, денег в его карманах больше бы не стало бы. Должник обычно не мог вызвать на дуэль кредитора, потому что это воспринималось бы как способ уклониться от возвращения долга. Считалось, что оскорбление мог нанести только равный. Разночинец не мог вызвать на дуэль дворянина, а в случае претензий имел право только подать на обидчика в суд. С другой стороны и дворянин не мог вызвать на дуэль разночинца, так как это было ниже его достоинства, а в случае конфликта нужно было опять же подать на обидчика в суд. Если речь шла об офицере, которому все же хотелось драться с не «благородием», то он обращался в суд общества офицеров, которое решало, является ли противник достойным. Правила были жестче, чем в Европе. Если во Франции стреляли с 30-35 шагов, то в России нередко с 10-12. Обязательными участниками были секунданты, которые отмеряли расстояние от общего барьера и осматривали пистолеты, а также врач. Перед дуэлью секунданты должны были предложить соперникам примириться.

1618830597159793941

Еще одна громкая история – дуэль между Чернышевым и Нечаевым. В известных мемуарах Дмитрия Благово ситуация описана так: «В самый год кончины государя Александра Павловича был в Петербурге поединок, об котором шли тогда большие толки: государев флигель- адъютант Новосильцев дрался с Черновым и был убит. Он был единственный сын Екатерины Владимировны, урожденной графини Орловой. Сын Новосильцевой по имени Владимир был прекрасный молодой человек, которого мать любила и лелеяла, ожидая от него много хорошего, и он точно подавал ей великие надежды. Видный собою, красавец, очень умный и воспитанный как нельзя лучше, он попал во флигель-адъютанты к государю, не имея еще и двадцати лет. Мать была этим очень утешена, и так как он был богат и на хорошем счету при дворе, все ожидали, что он со временем сделает блестящую партию. Знатные маменьки, имевшие дочерей, ласкали его и с ним нянчились, да только он сам не сумел воспользоваться благоприятством своих обстоятельств. Познакомился он с какими-то Черновыми. У этих Черновых была дочь, особенно хороша собою, и молодому человеку очень приглянулась; он завлекся и, должно быть, зашел так далеко, что должен был обещаться на ней жениться. Стал он просить благословения у матери, та и слышать не хочет: «Могу ли я согласиться, чтобы мой сын, Новосильцев, женился на какой-нибудь Черновой, да еще вдобавок на Пахомовне никогда этому не бывать». Молодой человек возвратился в Петербург, объявил брату Пахомовны, Чернову, что мать его не дает согласия. Чернов вызвал его на дуэль. Для дуэли назначили место на одном из петербургских островов, и Новосильцев был убит. Когда несчастная мать получила это ужасное известие, она тотчас отправилась в Петербург, горько, может статься, упрекая себя в смерти сына. На месте том, где он умер, она пожелала выстроить церковь и, испросив на то позволение, выстроила. Тело молодого человека бальзамировали, а сердце, закупоренное в серебряном ковчеге, несчастная виновница сыновней смерти повезла с собою в карете в Москву». Далее печальный рассказ о судьбе бедной матери, и ни словом о том, что «какой-то» поручик Чернов тоже получил смертельное ранение. А также о том, что его похороны привлекли огромное количество сочувствующих, потому что для многих стали символом социальной несправедливости. Совершенно по-другому описывает ситуацию Кондратий Рылеев, родственник Константина Чернова: «Оба были юноши с небольшим 20-ти лет, но каждый из них был поставлен на двух, почти противоположных, ступенях общества. Новосильцев – потомок Орловых, по богатству, родству и связям принадлежал к высшей аристократии. Чернов, сын бедной помещицы Аграфены Ивановны Черновой, жившей вблизи села Рождествена в маленькой своей деревушке, принадлежал к разряду тех офицеров, которые, получив образование в кадетском корпусе, выходят в армию. Между тем у Аграфены Ивановны Черновой была дочь замечательной красоты. Не помню, по какому случаю Новосильцев познакомился с Аграфеной Ивановной, был поражен красотою ее дочери и после немногих недель знакомства решился просить ее руки. Получив согласие ее матери, Новосильцев обращался с девицей Черновой как с нареченной невестой, ездил с нею один в кабриолете по ближайшим окрестностям и в обращении с нею находился на той степени сближения, которая допускается только жениху с невестой. В порыве первых дней любви и очарования он забыл, что у него есть мать, строгая Екатерина Владимировна, кавалерственная дама, рожденная графиня Орлова, без согласия которой он не мог и думать о женитьбе. Скоро, однако ж, он опомнился, написал к матери и, как можно было ожидать, получил решительный отказ и строгое приказание немедленно прекратить всякие сношения с невестой и семейством». Далее жених то подтверждал желание жениться, то вновь уклонялся, история обрастала слухами и сплетнями. Есть версия, что к дуэли Чернышева подтолкнули знакомые, в ближайшем будущем декабристы. Условия выбраны были предельно жесткие, стрелялись с близкого расстояния, при котором попадания в цель гарантированы. Похороны Чернова вылились в политическую манифестацию. Сестра его через несколько лет вышла замуж, и следы ее теряются. Мать Новосильцева посвятила остаток жизни благотворительности.

Хотя Александр III дуэли фактически легализовал, романтическое отношение к ним давно прошло. Общественное мнение можно описать словами одного из секундантов в «Дуэли» Чехова: «Господа, мы не видим причинной связи между оскорблением и дуэлью. У обиды, какую мы иногда по слабости человеческой наносим друг другу, и у дуэли нет ничего общего. Вы люди университетские и образованные и, конечно, сами видите в дуэли одну только устарелую, пустую формальность и всякая штука. Мы так на нее и смотрим, иначе бы не поехали, так как не можем допустить, чтобы в нашем присутствии люди стреляли друг в друга и всё. — Шешковский вытер с лица пот и продолжал: — Покончите же, господа, ваше недоразумение, подайте друг другу руки и поедем домой пить мировую. Честное слово, господа!»

Самая известная дуэльная история 20 века – поединок между поэтами Валерием Брюсовым и Андреем Белым. Между литераторами были непростые отношения, которые усложнились еще сильнее в лучших дуэльных традициях из-за женщины. Нина Перовская, расставшись с Белым, начала проявлять симпатию к Брюсову. Брюсов начал отпускать колкости в адрес соперника, а затем прислал ему сложенное в виде стрелы посланье «Бальдеру Локи». Белый ответил стихотворением «Старинному врагу». Конфликт становился все острее, и Белый вызвал Брюсова на дуэль. К счастью и для них, и для любителей поэзии, поэты помирились. Позже Брюсов описал эту ситуацию в произведении «Огненный ангел».

Часть информации взята тут:

Н. Марченко «Приметы милой старины Нравы и быт пушкинской эпохи»

А. В. Востриков «Книга о русской дуэли»

Д. Благово «Рассказы бабушки»

m1006921 1803816558

О цене подросткового секса в XVI веке

Шекспир, так сказать, бичует это сумасшествие, приводившее к морям крови. Во Франции в эти годы каждый четвертый дворянин был убит на дуэли-больше, чем во всех их гражданских войнах, вместе взятых. Пьеса оставляет впечатление какого-то безумия. Ощущение, что все решили срочно умереть. Все до одного персонажи, слуги, господа, мужчины, женщины, старики и дети, только и говорят о поединках, крови, мести, поводах к дуэли, «оскорбленной чести», убийствах и т.д., то и дело переходя к практике. Даже слуги рубятся по малейшему поводу и озабочены формальностями вызова («Вы кусаете палец на меня, сэр?«). О молодых дворянах и говорить нечего.

А то, что если бы здесь было двое таких, как ты, то скоро не осталось

бы ни того, ни другого, потому что они убили бы один другого. Ты-то! Ты-то,

который ругаешься с человеком, если в бороде у него на волос больше или на

волос меньше, чем» у тебя! Или ругаешься с кем-нибудь, кто щелкает орехи,

только потому, что у тебя глаза орехового цвета. А какие глаза, кроме твоих,

найдут здесь повод для ссоры? Твоя голова полна ссор, как яйцо полно желтка.

Хоть ты и столько дрался, что твоя битая голова так же пуста, как пустое

яйцо. Ты поругался на улице с человеком, который кашлял и разбудил твою

собаку, спавшую на солнце. Ты напал на портного за то, что он надел новый

камзол до Пасхи, а на другого парня за то, что он завязал новые башмаки

старой лентой, И ты еще хочешь удерживать меня от ссор!

Перевод очень неудачен, кстати. Шекспир всюду здесь употребляет слово quarrel, что тут переведено как «ссора», «ссориться», «нападать». Но quarrel здесь имеется в виду не просто как «ссора» (поругались-разошлись), а «ссора» как повод для вооруженного поединка. Так что и портной, и кашлявший, видимо, получили 3 дюйма стали в живот и уехали под землю-поскольку Бенволио жив, т.е. вышел победителем. Вот такие тогда были миротворцы, что уж говорить об остальных.

На что, кстати, Бенволио отвечает:

Если бы я так любил ссориться, как ты, то всякий охотно купил бы право

на мое наследство, и ждать ему пришлось бы не больше чем час с четвертью!

И это верно. Шекспир повторяет эти ситуации бесконечно, от трагической до комической ноты. Входит старуха кормилица со слугой, Меркуцио над ней подшучивает, на что та немедленно отвечает:

Если он скажет что-нибудь против меня, я его сволоку наземь, даже если

бы он был покрепче, чем он есть! Да и с двадцатью такими повесами

справлюсь. А если сама не смогу, то найду для этого людей! Ах ты,

шелудивый мошенник! Я ему, сударь, не потаскуха! Я ему не родня! (Петру) А

ты тут стоишь и позволяешь каждому мошеннику пользоваться мной себе на

Я никогда не видел, чтобы какой-нибудь мужчина пользовался вами себе на

так же готов драться, как и всякий другой, когда вижу повод к хорошей драке

и когда закон на моей стороне.

И эти туда же, блин.

m3316331 2123576163

«К барьеру, сударь!» или что нам известно о русских дуэлях

160421334118024461

«Дуэль» художник И.Е. Репин

Не убийство. Не зрелищное представление. И даже не разрешение спора (хотя после состоявшегося поединка конфликт так или иначе прекращался). Только защита чести и достоинства от посягательств со стороны обидчика. И потому, перестрелки ковбоев на Диком Западе, хольмганг викингов или потасовки с гопниками к дуэли не имеют ни малейшего отношения.

Сам факт состоявшейся дуэли говорил о том, что обе стороны конфликта отстояли свою честь, независимо от исхода. И потому, чаще всего, русские дуэли завершались без летального исхода.

1604213497124379737

Так, язвительный и вспыльчивый А.С. Пушкин, по меньшей мере, 30 раз бросал или получал вызов на дуэль. Большая часть из этих поединков вообще не состоялись: общие друзья повздоривших дуэлянтов умудрялись их примирить. И лишь последняя дуэль великого поэта закончилась гибелью одного участника и ранением другого. В дуэли важна была сама готовность сражаться, а не убийство оппонента. Не явиться же на дуэль было позором.

В дуэли на пистолетах очень часто вообще стреляли в воздух, после чего представители высшего сословия благополучно мирились и нередко общались между собой, как ни в чем не бывало. Вот такие интересные персонажи были эти аристократы)))

Для дуэли обязательно использование оружия

В русской дуэли принимают участие два человека

В дуэли с применением «огнестрела», как мы уже выяснили, возможен бескровный исход поединка, в дуэли на саблях или шпагах «голубая кровь» должна была пролиться непременно. Впрочем, мы немного отвлеклись.

1604213786127417852

Дуэль Арамиса и Рошфора. Кадр из отечественного сериала «Три мушкетера» (2013 г.)

В русской дуэли участвовали только два человека, секундантам лишь отводилась роль организаторов, дипломатов, до последнего пытающихся помирить дуэлянтов, и свидетелей, которые в случае нежелательного исхода боя подтвердят, что дворянин пал в честном поединке, а не был убит, скажем, ударом в спину. Также неизменными спутниками дуэлянтов были врачи, готовые на месте оказать задирам медицинскую помощь.

Стрелять лучше. вторым.

1604213853114323107

Дуэльные пистолеты Лепажа. Творениями этого оружейника пользовался Пушкин в ходе своих многочисленных дуэлей.

Страшной особенностью русской дуэли, требовавшей от участника поединка железного хладнокровия, было право сохранившего выстрел подозвать выстрелившего к барьеру и расстрелять на минимальном расстоянии как неподвижную мишень.

1604214084120933286

m2522374 1526932872

16284982962899136

Автор: Антон Коженков.

1604138560173110077

Вот так это выглядело в 1980-х, иных фотографий я не нашел, скорее всего, это одно из последних представлений

1604138649130554600

Доктор Браун творит страшное колдунство

Эта традиция существовала до XX века, постепенно сменяясь американским вариантом. А нам лишь остается догадываться, из какой седой древности исходят корни этой маленькой пьесы.

1604138693178294288

Примерно так выглядел один из дуэлянтов)

m611404

Что сказал Джонсон?

— За убийство вы приговариваетесь к смертной казни через повешение. Что можете сказать в свое оправдание? – спросил добрый английский суд.

Бен Джонсон прекрасно понимал, если он сейчас не справится с объяснениями – болтаться ему в петле. Паршивый выдался денек. Много ли их было хороших, вообще?

1598406365140218893

Отчиму Бена понадобился ученик, и он притянул пасынка к своему делу. Так Бен стал каменщиком. Успел он сложить ровно одну стену. Образование совратило его невинный разум и юный Джонсон хотел в жизни чего-то большего, чем просто класть один кирпич на другой. Хотя явно имел к этому талант – стенка вон, до сих пор стоит. Можно съездить в Лондон посмотреть.

1598406379161114441

1598406397131756825

И начал писать свои собственные пьесы. В 1598-ом его первая крупная премьера, постановка комедии «Всяк в своем настроении». Публика валила валом в театры, наперебой расхваливая талант Джонсона. Но один голос звучал на совсем другой мотив.

Бывший коллега, сокамерник и подельник Бена по «Собачьему острову», Габриель Спенсер, вместо того, чтобы поздравить приятеля, затеял с ним лютую склоку. Спенсер вообще был крайне мутной личностью. Пока после их отсидки Джонсон писал свою комедию, Габриель завалил в людном месте некоего Д.Фика, банкира и ювелира. Ну там, привет, как дела, вот так, слово за слово, Фик и получил кинжалом в глаз. Честный английский суд сразу опознал в этом самооборону и Спенсера отпустил.

1598406407136555422

— Так и что вы можете сказать в свое оправдание, мистер Джонсон? – спросил добрый английский суд.

1598406420180469818

В чем суть и красота этой фразы? Джонсон сослался на «benefit of clergy», привилегию духовенства, прочитав 51-ый псалом. Знание этого стиха говорило о том, что подсудимый вне юрисдикции светского суда и не хер тут вообще грязные свои судейские руки совать. Закон этот, конечно, сильно извратился со временем, превратившись в отмазку для всякого грамотного человека, а 51-ый псалом получил в народе ласковое прозвище «шейный стих». Ну, вы знаете, and justice for all. Одним словом прокатило.

— Будем всех грамотных господ вешать за убийство каких-то актёришек, что ли? – сказал добрый английский суд и передал Бена церковникам.

Те решили, что вешать человека как-то не по-христиански и приговорили его к клеймлению, как знак того, что этот человек уже разок пользовался «benefit of clergy». На руке Джонсону выжгли «М» и отпустили на все четыре. Так Джонсон избежал знакомства с Тайбернским деревом, с которым через сто лет повидается старый знакомый Ньютона – Уильям Чалонер. В тюрьме, однако, Бен не растерял духа озорного жирного троллинга и… перекрестился в католичество. Соскочил за убийство как слуга англиканской церкви и тут же ушел в католическую. Just for lulz.

1598406428182877999

В 1599-ом снова на свободе. Кажется, все идет на лад. Джонсон пишет новые пьесы, в которых безжалостно стебет аристократов, он обожаем толпой, уважаем другими драматургами, пьет по кабакам, играет в шахматы со своим братюней Шекспиром и ругает его за незнание истории.

В 1603-ем опять арест – мол, чего это вы в новой пьесе про шотландцев плохо говорите? У нас тут король шотландец, ало, а вы ведете себя так, как будто у вас есть запасные уши и нос. Но все же ему ничего не отрезали и быстро отпустили, только пожурив немножко – Джонсон успел обзавестись важными покровителями. Но самое интересное впереди.

7-го ноября 1605-го года Бена снова тащат на допрос. И задают один простой вопрос.

— Вам знаком человек по имени Джон Джонсон?

1598406438133317134

И от этого простого вопроса тестикулы Бена должны были сжаться до размеров арахиса. Он вляпался в такое дерьмо, от которого никакие псалмы спасти не могли. В чем же дело?

9 октября Бен Джонсон был приглашен на обед, где присутствовали Роберт Кейтсби, Фрэнсис Трешем, Роберт Винтур, Джон Эшфилд, сэр Джоселин Перси и лорд Мордаунт. Кто все люди? О, они входили в один «кружок по интересам» со старым сослуживцем Бена по Фландрии – капитаном Гвидо Фоксом. Более известным в истории, как Гай Фокс.

1598406448199161578

Можно подумать, что все это притянуто за уши. Где тайные заговоры – плащ и кинжал, шпионаж, убийства. И где драматурги – театр, искусство, литература, Мельпомена? А нет, в Англии театр и политика были связаны друг с другом неразрывно.

В 1593-ьем году был убит драматург номер 1 – Кристофер Марло, про которого каждая собака знала, что он работает на разведку. Марло, кажется, заигрался, и его заподозрили в двойной игре и связях с иезуитами. А такое прощать вообще нельзя. Сидят себе эти иезуиты, гадости про нас всякие думают. Вот 30-го мая известный карточный шулер Инграм Фризер, правительственный шпион Роберт Пули и сам Марло пошли в трактир города Дептфорд. Сидели себе, болтали о том о сем, как Инграм хвать Кристофера бритвочкой по горлу. Тело Марло ещё остыть не успело как следует, а Фризер получил королевское помилование и был принят на работу к бывшим нанимателям Марло.

1598406461138242575

В том же 1593-ьем году сосед Марло, драматург Томас Кид, был арестован с бумагами провокационного содержания и Кида пытали в тюрьме за «мятеж и ересь».

В 1601-ом году сердце графа Эссекса потребовало перемен и граф пытается поднять восстание против королевы. Для моральной накачки толпы он заказывает ставить в театре «Глобус» драму Шекспира «Ричард II». Была там одна подходящая сцена с низложением короля, в тему очень пришлась.

Пусть и косвенно, но Джонсон оказался в дерьме по ноздри. Крайне неблагонадёжный элемент. За месяц до подрыва он ужинал с большинством заговорщиков, собратьев по католической вере. Брат одного из участников его близкий друг. Бен служил под одним началом вместе с главным исполнителем.

И вот вам величайшая загадка английской истории. Что, черт возьми, сказал Джонсон? Его не только не притянули к «пороховому заговору», но он помогал (пусть и тщетно) в его раскрытии. Бен не попадет в опалу – ровно наоборот, он получит славу и уважение как постановщик дворцовых спектаклей, ему даже назначат государственную пенсию, в признание его заслуг.

1598406486170821982

Смирнов А. «Драматургия Бена Джонсона»

Черняк Е. «Пять столетий тайной войны»

m2576581 635848572

Правила дуэли в Российской империи. Впечатлило

В 1894 году были приняты «Правила о разбирательстве ссор, случающихся в офицерской среде», фактически узаконившие дуэли.

Выдержки из «Правил о разбирательстве ссор, случающихся в офицерской среде», утвержденных 13 мая 1894 года
(…)

В случае столкновения офицера с лицом гражданским возможно крайне неловкое и тяжелое положение офицера, когда он оскорблен лицом гражданским, отказывающимся от дуэли. Обычай прежде всего требует, чтобы при начале дела была удостоверена правоспособность гражданского лица дать удовлетворение. Неправоспособный к удовлетворению чести человек едва ли может подорвать нравственную репутацию офицера, а в случае распространения подобными лицами ложных слухов или клеветы, офицер всегда может обратиться к защите законов. Но если столкновение произойдет между офицером и лицом, правоспособным дать удовлетворение, то дело мало чем разнится от столкновения между военнослужащими. О столкновении с гражданскими лицами, роняющем достоинство офицерского звания, командир части передает на рассмотрение суда общества офицеров, который и разрешает вопрос как о правоспособности гражданского лица, так и о необходимости вызова на дуэль этого лица.

Суд общества офицеров не властен понудить частное (гражданское) лицо драться с офицером на дуэли. А потому, если гражданское (или «постороннее», как называет закон о дуэли) лицо не пожелает принять дуэль, или если офицеру будет возбранено судом общества офицеров принять вызов от гражданского лица или вызвать его на поединок, то в таком случае эти лица обращаются в обыкновенный (уголовный) суд. который и разрешает дело об оскорблении чести.

Во избежание опасности столкновений военнослужащих с неправоспособными гражданскими лицами рекомендуется избегать таких публичных мест и заведений, где можно натолкнуться на людей дурно воспитанных и грубых. Особенная осторожность и особенный такт необходимы в тех случаях, когда офицер знает, что не может требовать приличного для себя удовлетворения; тем не менее, как честный человек, офицер не может отказать в удовлетворении, если таковое у него требуется. В особенности же офицер не имеет права отказаться назвать сою фамилию или дать свою карточку, хотя бы имел дело с человеком неизвестным или даже с сомнительной личностью.

Поединок есть бой условленный. Бой или дуэль должны быть непременно условленны, т. е. должны быть следствием взаимного соглашения или договора сторон. Это требование выражено и в нашем законе определением наказания за вызов и за принятие оного, т. е. за предложение и за изъявление на него согласия. В этом взаимном согласии и заключается отличие поединка от нападения, так называемой attaque, т. е. одностороннего нападения, если оно сопровождалось смертью противника, будет обыкновенным убийством; действия же защищавшегося будут актом самообороны.

Всякое свидание противников, всякие переговоры между ними об условиях дуэли возбраняются освященными обычаем правилами и составляют — как замечает гр. Шатовильяр — «une précipitation blâmable», так как, с одной стороны, такое личное вмешательство противников может только раздуть ссору и отягчить условия дуэли, а с другой, все эти соглашения не имеют практического значения, так как они могут быть отменены (уничтожены) секундантами, которые имеют право контроля этих условий. Без скрепы, так сказать, свидетелей (секундантов) никакой договор дуэлянтов не имеет силы.

m2173579 1113038554

1478189420255384259

ДУЭЛЬ НА СОСИСКАХ. ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК СТРУСИЛ «ЖЕЛЕЗНЫЙ КАНЦЛЕР»

Во времена Отто фон Бисмарка жил да был врач Рудольф Вирхов. В историю он вошел как один из пионеров клеточной теории, физиолог и гистолог (кстати, читавший лекции и в России). А в свободное от науки время он трепал нервы будущего канцлера в прусском Рейхстаге.

1594732984264915913

— Сделаем Германию великой! Закрутим гайки до упора! Пушки вместо масла! — бушевал ярый монархист Бисмарк.

Потом на трибуну поднимался Вирхов и начиналось:

— Долой царя! За нашу и вашу свободу! Мойте руки после туалета!

Их конфронтация стартовала в 1852 году. Бисмарк был приверженцем жёстких мер во внутренней политике, преследовал прессу, давил профсоюзы и гнобил оппозицию. Вирхов — участник революции 1848 года, защитник гражданских прав, высоколобый интеллигент в очочках, в общем — рукопожатная личность. «Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лёд и пламень. » Дело шло к эпическому мордобою.

В 1862 году Бисмарк произнес речь о том, что вопрос объединения Германии будет решаться «железом и кровью».

1567586618140795205

После этого Бисмарк изо дня в день был вынужден выслушивать, что именно демократы и их неформальный лидер Вирхов думают о его авантюрной и агрессивной внешней политике. К 1865 году это так достало канцлера, что тот решил тряхнуть стариной и оправдать свою кличку «бешеный помещик». Он вызвал ученого на дуэль.

Если кто-то сейчас представил себе кидание тортами или конкурсы, на которых нужно съесть максимум еды за единицу времени, забудьте. Вирхов не шутил. Его условия шокировали Бисмарка.

Одну сосиску Вирхов предложил использовать в первозданном виде, а вторую заразить личинками паразитических червей нематод, а конкретно — трихинеллой. Далее соперники выбирают себе по сосиске, съедают — и будет видно, на чьей стороне Фортуна.

Пропустим неаппетитные последствия инфицирования трихинеллой, отметим лишь, что эти паразиты вызывают смертельно опасный трихинеллёз. Медицина того времени была перед ним бессильна от слова совсем. Вирхов не мог явиться на дуэль, накачавшись антибиотиками (их тогда еще попросту не изобрели), но это и не понадобилось. Бисмарк отказался, сказав, что риск для него слишком велик.

До этого воинственный немецкий лидер принимал участие в 27 дуэлях. В память о бурной молодости у него на всю жизнь остался шрам через всю щёку от удара шпагой. Но, как оказалось, холодная сталь — ничто перед сосиской.

Мораль: не связывайтесь с очкариками!

m1002684 297016848

Про дуэли

Помню, как наш учитель литературы однажды пошутил:

— Если бы не Дантес и Мартынов, я бы вёл у вас в этом году вдвое больше уроков.

Сейчас, в век вездесущих мобильников и камер, этот выпад мог стоить ему работы, но тогда зашло хорошо, и мы славно посмеялись.

Кстати, о дуэлях. Помимо двух вышеозначенных, образованный читатель наверняка вспомнит дуэль двух дам за сердце кардинала Ришелье, дуэль Гаганова и Ставрогина (придумана Достоевским, но вышла как живая), а также дуэль любимца Генриха III Келюса и любимца Генриха де Гиза д’Антрагэ, которая продолжалась пять минут, но в изложении Александра Дюма превратилась в 770-страничное историческое фэнтези «Графиня де Монсоро».

А вот самая примечательная дуэль состоялась, на мой взгляд, в 1925 году в Югославии – или, точнее, в Королевстве сербов, хорватов и словенцев. Два дворянина, Джурич и Зузорич, что-то не поделили во время карточной игры – то ли у Джурича в колоде был пятый туз, а Зузорич это заметил, то ли у Зузорича в широком рукаве потерялась козырная карта, а Джурич попросил его показать рукав, но, одним словом, горячий спор закончился оскорблением действием – а именно, плевком в лицо. Что давало повод пострадавшей стороне вызвать обидчика на дуэль.

Самое пикантное в этой ситуации заключалось в том, что Джурич и Зузорич были карликами и познакомились на почве того, что во всём Белграде других карликов-дворян не было. Разумеется, как только один направил другому вызов, знакомые и родственники бросились отговаривать соперников от дуэли, напоминая и про уголовный суд (дуэли формально были под запретом) и про то, что, коли один застрелит другого, оставшемуся в живых будет трудновато найти нового подобного друга.

Ничего у примирителей не вышло. Стороны твёрдо решили испытать судьбу и в ранний субботний час, на рассвете, встретились на опушке леса. Был февраль, дул сильный ветер, и всем, включая секундантов, хотелось завершить дело побыстрее.

Зузорич в последний раз выяснил, не желает ли Джурич принести извинения. Джурич в последний раз отказался. Зузорич сердито отвернулся и начал отмерять десять шагов расстояния для стрельбы. Но на шестом шаге его остановил секундант Джурича:

— Позвольте, сударь, я сам отмеряю десять шагов.

— Потому что ваши шаги слишком малы. В ваших десяти шагах едва будет моих пять.

— Может, вам мои шаги и малы, а мне мои вполне впору. Да и стреляюсь я, а не вы.

Начался ещё один спор, и оба секунданта, не договорившись, решили съездить к местному знатоку дворянских традиций, полковнику Стефановичу, чтобы он разъяснил, на какое расстояние развести противников. Когда секунданты уехали, началась метель, и легко одетые Джурич и Зузорич стали подмерзать. Сперва они ходили взад-вперёд и приседали, чтобы согреться, но секундантов всё не было, и двое дуэлянтов решили поехать в ближайший трактир, чтобы согреться.

Приехав в трактир, Джурич и Зузорич заказали по пиву, к ним подошёл знакомый трактирщик, и завязалась беседа. Потом принесли ещё пива, потом ещё и ещё. К обеду Джурич и Зузорич, держась друг за друга, выходили из трактира в самом весёлом расположении духа. Стреляться уже никто не хотел, и они поехали прямо по домам. А по лесу до самого вечера рыскали очумелые секунданты, пытаясь понять, что случилось, но метель замела все следы.

Дедушка российской дипломатии ©

m2875816 1602743816

Последняя дуэль Франции, 1967 год

Мэр Марселя Гастон Деффер сражается с Рене Рибьером. Все из-за того, Деффер назвал Рене идиотом на людях.

1579687302119576915

m2522374 1526932872

16284982962899136

Преддуэльная Санта-Барбара

Хотя Жорж Дантес пользовался вниманием столичных красавиц и охотно заигрывал с ними, в высшем обществе существовали домыслы о его гомосексуальности. И немудрено: за год до дуэли с Александром Сергеевичем француз был усыновлён (!) дипломатом Луи-Якобом ван Геккерном, который был старше него на два десятка лет и слыл вечным холостяком. Странно? Еще как. Впрочем, для Ольги, родной сестры Пушкина, интерес Дантеса к Наталье Гончаровой был очевидным.

Осенью 1836-го Пушкин получил «Патент рогоносца» от анонимного отправителя. Ладно, бы только он: злопыхатель разослал копии его знакомым в том числе Вяземским, Софье Карамзиной, поэту Соллогубу, Россетам, композитору Виельгорскому, Н.Скалону, дочери Кутузова Елизавете Михайловне. Слухи о связи Натальи Гончаровой с офицером-красавцем захлестнули Петербург.

Поэт со своим другом Данзасом узнали, что бумага послания сделана за границей, поэтому заподозрили в написании князя Гагарина, работника канцелярии МИДа, и его любовника князя Петю Долгорукого. Но парочка обвинения отрицала (оправдала их и экспертиза почерка прошлого века). Настоящим автором пасквиля могла быть Идалия Полетика, внебрачная дочь дипломата Г.Строганова и троюродная сестра Натали (surprise), которая открыто ненавидела А.С. из-за того, что тот её когда-то отверг. Согласно одной байке, когда в 1880-м в Одессе был отрыт памятник Пушкину, Идалия пообещала пойти плюнуть на статую.

Цепочка расследований привела к обвинению отца и сына Геккернов. Первый поединок Дантеса и Пушкина не состоялся из-за вмешательства поэта Жуковского, Николая I и скорой женитьбы француза на Екатерине Гончаровой, сестре жены поэта. Оказалось, Жорж и Катерина были знакомы еще с 1834-го и находились в переписке. Император дал согласие на брак католика и православной. На праздничном банкете у Строгановых счастливой выглядела только невеста. Знать снова перешептывалась, зная, что офицер-казанова незадолго до помолвки сватался к другой.

Но шутки и каламбуры в начале 1837-го вновь распространились среди высшего света. Пушкин посылает Геккернам новое письмо, после чего Луи от имени сына вызвал «солнце русской поэзии» на разборку. А что потом случилось на Чёрной Речке, вы знаете.

Геккерны по итогу отправились во Францию, где заняли хорошие посты и были солидарны с Наполеоном III в антироссийской позиции. Екатерина Гончарова-Дантес скончалась на французской земле во время родов четвертого ребенка. На вдовствующую Наталью Гончарову обрушились многочисленные обвинения светской молвы. Её образ легкомысленной дамы культивировался и некоторыми пушкинистами, хотя опубликованные письма и оценки современников говорят о ней, как о верной своей семье. В новый брак Наталья вступила только через семь лет после кончины мужа.

1578898059154239975

m2660141 337477506

Толстая жена, говорите?

Недавно один мужик жаловался в интернете на толстую жену.

Не могу, говорит, с ней больше дела иметь – не стоИт! Развожусь! После родов поправилась на пять килограммов. Я ее брал, говорит, 52 килограмма, а теперь она 57 килограммов весит, и моему мужскому естеству не прикажешь. Да и вообще, я мужчина импозантный, на меня и посимпатичнее бабы заглядываются.

Прошляпила жена свое счастье.

Отклики, конечно, были разные. Одни женщины говорили, что, мол, предательство это – вот так расставаться из-за такой мелочи. Другие вздыхали: сама виновата. Мужчины тоже приводили разные примеры на тему того, что за любовь надо бороться, а не распускать себя до слоновьих 57 килограммов. А я вот что вспомнила. Вспомнила историю про Зинаиду Туснолобову, которая случилась в годы войны.

Когда началась война, эта девушка пошла на курсы медсестер. В 1942-м попала на фронт. За 8 месяцев вынесла на себе 123 раненых бойца. В одном из боев в феврале 1943-го ее помощь потребовалась командиру. Тут ранило и её, перебило обе ноги. К ней подошел немец. Ударил ногой в живот, бил прикладом — по лицу, голове. Но, к счастью, почему-то не выстрелил. Поэтому девушка осталась жива.

Снег вокруг раненной девушки был весь в крови. Кое-как ее вырезали из него и отправили в госпиталь. Но там оказалось, что необходимо ампутировать и руки – гангрена. Так в 22 года она потеряла на войне руки и ноги.

Жениху своему девушка попросила медсестру написать такое письмо. «Милый мой, дорогой Иосиф! Прости меня за такое письмо, но я не могу больше молчать. Я должна сообщить тебе только правду. Я пострадала на фронте. У меня нет рук и ног. Я не хочу быть для тебя обузой. Забудь меня. Прощай. Твоя Зина».

А вскоре пришел ответ.

И девушка воспаряла духом. И научилась снова ходить, писать, жить. И писала письма в газеты обрубком руки, и выступала перед людьми. И просила: отомстите за меня. И в бой шли танки, летели самолеты с надписью: За Зинаиду Тусноловобу!

А после войны они поженились. Жили, работали, родили детей. Муж не считал свою Зину дефективной, не замечал увечья. Просто любил. Просто жил. И дети рождались, видимо, не от святого духа. И к другим девушкам, которых после войны было много, одиноких, уйти не хотелось. Может быть, потому, что любовь видит в человеке главное, и не видит частностей…

Поэтому любящему и инвалидность не преграда. А нелюбящему – и пять килограммов критическая отметка…

1573458577112089753

m2878472 425673303

16284982962899136

Дуэль (краткий обзор)

Дуэль. В переводе с латинского – поединок. Развлечение благородных господ, а также донов, сэров, шевалье и иже. Существовавшее, в качестве некоторого регулятора общественных отношений в высшем обществе с 16 по 20 века. Предмет диких восторгов утонченных барышень становившихся причинами таковых и страшных проклятий новоиспеченных вдов. А также очередной повод для ностальгий по канувшему в Лету золотому веку чести, доблести и благородства.

Но давайте же рассмотрим этот феномен европейского и русского общества подробнее. При этом пойдем не по привычному пути: с чего началось, как цвело и во что завяло. Но обратим внимание на самые распространенные мифы, связанные с дуэлью, с обязательным их разоблачением.

Отнюдь. Дуэль возникла как одна из разновидностей ордалии – божьего суда. Был такой способ установления истины в средневековом судопроизводстве. Самый распространенный вариант выглядел так: женщину подозреваемую в колдовстве (а в чем же еще) связывали и кидали в реку. Если тонула, то вылавливали и, по возможности, откачивали. Если не тонула, то вода не принимала ведьму (да-да, принцип «не тонет» очень стар). Женщину вылавливали и кремировали.

Миф второй – дуэль – праздник для двоих.

Миф четвертый – перчатка.

Миф пятый – все дело в женщинах.

Зачастую, но отнюдь не всегда. Известен целый пласт поединков, имевших место в 19 веке. Под общим названием «журналистские дуэли». Стрелялись акулы пера и редактуры из-за разного видения цели журналистики, ее методов. А также в том случае если некое издание публиковало что-либо такое, что коллеги по цеху расценивали как ложь, утку, желтую прессу. В таких случаях недальновидный редактор мог получить целую стопку «приглашений прогуляться». В ту эпоху журналист был немыслим не только без карандаша и блокнота, но и без коробки с пистолетами в ящике письменного стола.

Дуэль пытались запрещать. Против нее писались обличительные статьи и книги. Суровые законы грозили всем участникам такого рода встреч виселицей от Невы до Темзы, а дуэль жила. Но когда правила дуэлей максимально уровняли возможности участников (сначала отошли клинки, а потом и длинноствольные пистолеты), и случай перестал щадить как опытных фехтовальщиков, так и искусных стрелков, поля чести заросли травой. И это факт. Интерпретацию которого смею оставить за читателем.

1567509985165618162

m1599643 96523040

16284982962899136

Итак, продолжаем рассказ о Фокионе, который считался самым великим душою и силой духа человеком, о котором с почтением отзывались даже его враги: македонские цари, а впоследствии и диадохи.

Будучи «на задании» своих сограждан вне города, Фокион, сторонник промакедонской партии, был не в состоянии помешать афинянам начать открытую борьбу с Филиппом Македонским (отцом Александра Македонского), а вернувшись стал убеждать их идти на сближение, ибо Филипп был настроен миролюбиво и ему невыгодна была война.

Демосфен, противник Фокиона победил, настроив Афины против Македонии и говоря, что сражение македонцам стоит дать как можно дальше от своих границ. «Милый ты мой, – заметил ему Фокион, – не об том надо думать, где нам сражаться, но как победить. Только в этом случае война будет от нас далеко, а если мы будем разбиты, все беды и ужасы окажутся у нас прямо перед глазами».

Когда умер Филипп, Фокион отговаривал народ приносить благодарственные жертвы богам. Во первых, сказал он, неблагородно радоваться по такому поводу, а во вторых, сила, стоявшая против них при Херонее, сделалась меньше всего лишь на одного человека.

Когда Демосфен осыпал бранью Александра, меж тем как македонское войско уже подходило к Фивам, Фокион сказал:
«О злополучный! Зачем раздражаешь ты грозного мужа
и жаждущего великой славы? Или, может, ты хочешь, раз уж поблизости пылает такой громадный пожар, поджечь заодно и наш город? Но я ради того и принял должность стратега, чтобы не дать этим людям погибнуть, хотя бы даже они и рвались навстречу гибели».

Разумеется афиняне проиграли, и прислав первое прошение о мире, увидели, что Александр швырнул его на землю и повернулся к послам спиной и бросился прочь. Тогда афиняне послали Фокиона. Александр милостиво его принял, так как старшие его соратники подсказывали, что его отец глубоко уважал его. Александр не только принял прошение, но и милостиво принял Фокиона и даже выслушал его советы. Увидев, что советы Фокиона совпадают с его желаниями, царь даже решил, что если с ним что то случится в дальнем походе, Афины должны стать во главе Греции. С Фокионом он заключил союз дружбы и гостеприимства (у греков это был самый священный союз, клятва вечной дружбе и взаимопомощи). До такой степени Александр проникся к нему дружбой, что после победы над Дарием, когда перестал начинать письма пожеланиями здоровья, только ему и Антипатру продолжил обращаться этим приветствием.

Когда Александр прислал ему 100 талантов (а это 100 огромных сосудов, полных драгоценностей), Фокион спросил, почему только его награждают? «Потому, что лишь тебя одного он считает человеком достойным во всех отношениях», – последовал ответ. «Пусть же он не лишает меня возможности оставаться таким и впредь – и в чужих глазах, и по существу», – сказал Фокион. Посланцы проводили его до дому и, увидев во всем чрезвычайную скромность, увидев, как жена Фокиона месит тесто, а сам он достал воды из колодца и моет себе ноги, принялись еще упорнее настаивать на своем и с негодованием говорили, что это, дескать, просто неслыханно: друг царя живет в такой скудости и убожестве! Тогда Фокион, заметив какого то бедного старика в потрепанном, грязном плаще, спросил своих гостей, не считают ли они, что ему приходится хуже, чем этому случайному прохожему. «Что ты, что ты!» – воскликнули посланцы. «А ведь он тратит куда меньше моего и все таки доволен. И вообще говоря, либо я совсем не сумею воспользоваться царскими деньгами, и они будут лежать у меня без всякого проку, либо, если воспользуюсь, опорочу и себя самого, и царя перед всем городом». Так эти деньги и вернулись из Афин восвояси, послужив для греков доказательством, что человек, не принимающий такого подарка, богаче того, кто его делает. Александр рассердился и написал Фокиону, что если друзьям ничего от него не нужно, он их друзьями не считает, но Фокион и тогда денег не взял, а попросил отпустить на волю софиста Эхекратида, имбросца Афинодора и двух родосцев – Демарата и Спартона, арестованных за какие то проступки и брошенных в тюрьму в Сардах. Александр немедленно их освободил, а Кратеру, посылая его в Македонию, велел предложить Фокиону на выбор один из четырех городов Азии – Киос, Гергит, Элею или Миласы, внушая при этом еще настоятельнее, что будет разгневан, если тот откажется. Тем не менее Фокион отказался, а царь вскорости умер. Дом Фокиона украшен медной обшивкой, а в остальном незатейлив и прост.

Фокион был женат дважды, но сведения сохранились лишь о второй его жене. Еее сдержанность и скромность пользовались у афинян не меньшей известностью, нежели честность Фокиона. Однажды на театре давали новые трагедии, и актер, игравший роль царицы, уже перед самым выходом потребовал у хорега целую свиту богато наряженных прислужниц. Тот не соглашался, актер был возмущен и не желал появляться перед зрителями, заставляя весь театр ждать. Тогда хорег Меланфий стал выталкивать его на проскений, крича: «Ты разве не видел, что жена Фокиона ходит повсюду с одной единственной служанкой? Твое бахвальство испортит нам всю женскую половину дома!» Слова эти были услышаны, и театр откликнулся на них громкими рукоплесканиями и одобрительным шумом. Та же самая вторая жена Фокиона сказала приехавшей из Ионии гостье, которая с гордостью показывала ей золотые, усыпанные драгоценными камнями ожерелья и диадемы: «А мое украшение – это Фокион, который вот уже двадцатый год командует войсками афинян».

Первым, кто сообщил афинянам о смерти Александра, был Асклепиад, Демад советовал не давать веры его словам, потому, дескать, что будь это так, запах тления уже давно наполнил бы всю вселенную, а Фокион, видя, что народ склонен к мятежу и перевороту, пытался утихомирить сограждан. Меж тем как многие взбегали на ораторское возвышение и кричали оттуда, что весть, принесенная Асклепиадом, верна и что Александр действительно умер, Фокион сказал: «Что же, если он мертв сегодня, то останется мертвым и завтра, и послезавтра, стало быть, мы можем держать совет спокойно и, главное, ничего не опасаясь».

Вскоре Леосфен силою втянул Афины в Ламийскую войну, (о которой я упоминал в одном из постов) и как то раз насмешливо спросил Фокиона, до крайности недовольного его действиями, какую пользу принес он государству, столько лет исполняя должность стратега. «Немалую, – отвечал Фокион, – благодаря мне афинских граждан хоронили в их собственных гробах и могилах». В ответ на пространные, дерзкие и хвастливые речи Леосфена в Народном собрании Фокион заметил: «Твои слова, мальчик, похожи на кипарис – так же высоки и так же бесплодны». Гиперид поднялся и спросил: «А по твоему, когда нужно афинянам вступить в войну, Фокион?» – «Когда я увижу, что юноши полны желания удержать свое место в строю, богачи – исправно платить налоги, а ораторы – не запускать руки в казну», – последовал ответ. Многие восхищались силою войска, которое набрал Леосфен, и спрашивали Фокиона, что он думает о сделанных приготовлениях. «К бегу на один стадий мы вполне готовы, – сказал он, – но длинного пробега я боюсь, потому что больше у нашего города нет ни денег, ни кораблей, ни пехотинцев». Когда же поднялся жуткий переполох в Собрании, Фокион предложил прямо из собрания повести войска, включая даже стариков. Понялся ещё более дикий крик и тогда Фокион с усмешкой сказал: «Напрасно вы шумите, ведь вашим начальником буду я, а мне уже восемьдесят». Таким манёвром он вразумил афинян и удержал их от опрометчивого шага.

Когда же дела Афин стали совсем плохи народ в испуге призвал Фокиона, крича, что доверяет лишь ему одному. «Ах, если бы вы раньше с доверием прислушивались к моим советам, не приходилось бы нам сейчас совещаться по такому тяжкому поводу».Он отправился к македонцам и первое, о чем он просил, это чтобы перемирие было заключено на месте, без перемены позиций. «Фокион толкает нас на несправедливость: он хочет, чтобы мы оставались на земле своих друзей и союзников и причиняли убытки им, в то время как можем существовать за счет противника», – возразил Кратер, однако Антипатр, взяв его за руку, промолвил: «Надо оказать эту милость Фокиону».

Все послы, кроме Ксенократа, признали условия заключённого мирного соглашения мягкими и остались довольны, а Ксенократ сказал, что будь афиняне рабами, требования Антипатра можно бы назвать скромными, но для людей свободных они слишком тяжелы. Фокион просил не вводить караульный отряд, но Антипатр якобы ответил: «Фокион, мы готовы уступить тебе во всем, кроме того, что может погубить и тебя, и нас». Существует и другой рассказ – будто бы Антипатр спросил Фокиона, ручается ли он, что афиняне, если их освободить от караульного отряда, не нарушат мира и не пустятся снова в опасные предприятия. Фокион медлил с ответом и молчал. Начальником гарнизона назначили друга Фокиона Менилла. А сам Антипатр, как сообщают, говорил, что у него в Афинах два друга – Фокион и Демад: первого он никак не убедит принять от него подарок, а второму, сколько ни дарит, все мало.

А теперь расскажу анекдот, которому уже почти 2.500 лет.Когда погиб Демосфен и все самые ярые противники македонян, дела афинян стали так плохи, что они начали с тоской вспоминать о Филиппе и Александре, ибо те даже в самом страшном гневе способны были на благородную снисходительность и выказывали величие души. Так вот, один крестьянин, копавший землю, на вопрос что он делает, с горьким вздохом ответил: «Ищу Александра! Или на худой конец Филиппа».

Именно этот караульный отряд и стал причиной гибели Фокиона. Когда народный гнев стал угрожать македонцам, которые кстати совершенно не применяли насилия, он тайно дал им сбежать. Как я думаю, тут он исходил из двух соображений: если бы афиняне расправились с македонцами, город точно снесли бы, а потом там были его друзья.

И тем не менее, враги Фокиона, словно все еще не насытившись борьбою, провели новое постановление – чтобы труп его был выброшен за пределы Аттики и чтобы ни один афинянин не смел разжечь огонь для его погребального костра. Поэтому никто из друзей не решился коснуться его тела, и некий Конопион, обыкновенно бравший на себя за плату подобного рода поручения, увез мертвого за Элевсин и там сжег, принеся огонь из Мегариды. На похоронах присутствовала супруга Фокиона со своими рабынями, она насыпала на месте костра могильный холм и совершила надгробные возлияния, но кости спрятала у себя на груди и, принеся ночью к себе в дом, зарыла у очага с такими словами: «Тебе, мой родной очаг, я вверяю эти останки прекрасного человека. Ты же отдай их отчей могиле, когда афиняне образумятся».

И в самом деле, не много времени потребовалось, чтобы сами обстоятельства показали, какого вождя, какого стража разума и справедливости погубил народ, и ему была поставлена бронзовая статуя, а кости его преданы погребению на общественный счет. Одного из обвинителей, Гагнонида, афиняне сами приговорили к смерти и казнили, а с Эпикуром и Демофилом, бежавшими из города, расправился сын Фокиона.

Подписывайтесь, с нами Вы узнаете много разных интересных и познавательных фактов о мировой истории.


Благодарю за внимание! Надеюсь, Вам было так же интересно, как и мне!=)

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector