Я должна тебе кое в чем признаться

Я должна тебе кое в чем признаться

Мне надо кое в чем тебе признаться…

© Éditions Michel Lafon, 2020

© Н. Добробабенко, перевод на русский язык, 2021

© А. Бондаренко, художественное оформление, макет, 2021

© ООО «Издательство Аст», 2021

Гийому, Симону-Адероу и Реми-Тарику.

Ни устная, ни письменная речь не помогут справиться с психологической травмой – иногда и та, и другая, напротив, даже подталкивают к горькому пережевыванию случившегося. Лишь по-новому сформулированное высказывание, обращенное к невидимому другу, к идеальному читателю, способному нас понять, может вернуть нас в человеческое сообщество, откуда полученной травмой мы были изгнаны.

Я легла в нашу с ним постель. Легла одна – в последний раз перед долгим периодом нормальной жизни. Еще немного, и мое одиночество закончится. Мне нравилась атмосфера таких ночей. Смесь нетерпения и возбуждения. Лихорадочное предвкушение нашей с ним встречи. Боязнь, что он будет тяжело переживать свое возвращение. Эйфория, накрывающая с головой. Желание ускорить время – и тут же замедлить его, потому что последние часы ожидания после более чем месячной разлуки дарят острое наслаждение. В полутьме нашей спальни резче проступали домашние шумы: малейший треск крыши, шорох дождя, легкие шаги кого-то из детей, вставшего в туалет, ворчание сквозь сон Месье, нашего пса, спящего вполглаза в своей корзине, шлепки прыжков со шкафа на стол и обратно старенькой кошки Мадемуазель. Звери тоже ждали его. Все наши помыслы сосредоточились на нем. Сейчас он уже должен быть в пути. Он приближался к нам, к нашему дому. Я отслеживала прилет и посадку его самолета онлайн, на своем телефоне. Он мне не позвонил. Он всегда говорил, что не хочет будить меня за несколько часов до приезда. Ему нравилось воображать, будто я сплю глубоким сном в ожидании его появления. Я не обижалась, понимала, что ему необходима пауза, чтобы побыть наедине с собой, приготовиться заново влезть в шкуру мужа и отца и начать привыкать к нам после разлуки. Не то чтобы он нас забывал за время своих отлучек, просто он становился там тем, кем был до появления семьи, погружался в жизнь без жены и детей.

Я дремала урывками, по несколько минут. Выныривая из сна, я первым делом смотрела на часы, спрашивала себя, как он там, в дороге от аэропорта к дому, беспокоилась, не слишком ли он устал и не заснет ли за рулем. И вот в какой-то момент меня разбудил лай Месье и попытки хозяина утихомирить его. И тогда, несмотря на то, что в доме не горела ни одна лампа, я поняла, что светит солнце, а дождь прекратился. Я сдержалась, не вскочила с постели и не скатилась по лестнице, чтобы повиснуть у него на шее. Так приятно – ждать, следить за нарастающим желанием прижаться друг к другу после долгой разлуки. Я медленно опустила на пол сначала одну ногу, потом вторую. Все движения на первом этаже резко прекратились. Он знал, что я знаю, что он здесь. Я на цыпочках прошла по спальне, с предельной осторожностью, чтобы не скрипнула, открыла дверь – главное, не разбудить детей, – вышла на лестничную площадку и спустилась вниз. Он не включал свет. Дом был освещен только уличными фонарями. Возле нижней ступеньки стояла его старая дорожная сумка из холста цвета хаки, которую он таскал за собой более пятнадцати лет и использовал только в своих экспедициях. Когда мы ездили отдыхать, он брал другую. Все имеют право на суеверие.

Ксавье стоял у меня за спиной. От счастья я даже зажмурилась. Да, он говорил шепотом, но все равно это был его голос, низкий и теплый, успокаивающий, придающий уверенность, заставляющий меня дрожать. Я медленно-медленно развернулась – передо мной был он, с его взлохмаченными каштановыми волосами и лицом, чуть помятым из-за долгого перелета, разницы часовых поясов и тысяч воспоминаний, принадлежащих только ему. Мы приблизились друг к другу, он обнял меня за талию, и наши глаза встретились: его зеленые погрузились в мои карие, и это была наша личная буря, только наша, как мы привыкли говорить.

– Я тебя разбудил? – прошептал он.

Он чуть усмехнулся, наполовину удовлетворенно, наполовину недовольно.

– Поднимайся и ложись, я скоро приду.

– Хорошо, но сперва поцелуй меня. – Я теснее прижалась к нему.

Он наклонился и оказался рядом, так близко, что я могла бы почувствовать прикосновение его губ, если бы в последний миг он не отодвинулся, расплывшись в обольстительной улыбке.

– Придется тебе еще немного подождать. Впрочем, мне тоже.

Я тихонько хихикнула, прикинув, что нормальная жизнь вот-вот возобновится, и стала подниматься по ступенькам. На середине лестницы я оглянулась и увидела, что он не отрывает от меня глаз.

– Постарайся побыстрее, – выдохнула я.

– Я скучал по тебе, Ава…

Немного погодя я лежала обнаженная под простыней и мое тело напряженно ждало его. Он был в душе: когда бы Ксавье ни прилетел, он не мог обойтись без душа – чтобы смыть остатки пыли из тропического леса и запахи животных, которых он там лечил. Это был его способ дистанцироваться от поездки, которая, с одной стороны, дестабилизировала его, а с другой – была необходима ему для душевного равновесия. Он подсознательно стремился не навязывать мне запах, незнакомый, непривычный и в любом случае не похожий на запах моего мужа. Он молча, без единого слова, лег рядом со мной. В эти ночи мы, как правило, молчали, потому что не знали, с чего начать. В последний месяц мы, естественно, общались, но всегда обсуждали только житейские вопросы. Поэтому, чтобы не бормотать невнятные слова и не начинать фразы, которые не сумеем закончить, мы предпочитали дотрагиваться друг до друга, обмениваться ласками и жадными поцелуями. Нам нужно было раствориться друг в друге, чтобы удостовериться, что расставание ничего между нами не изменило. Ксавье стремился узнать, та ли я, от которой он уехал, по-прежнему ли принадлежу ему, а мне было необходимо убедиться, что он действительно вернулся, вернулся ко мне, даже если мыслями он еще на несколько дней останется там. В такие ночи мы занимались любовью, тесно прижавшись, побуждаемые настоятельной потребностью, глубокой и медленно нарастающей. Голод по близости, взаимное желание отдаться увлекали нас в совсем иной мир, который был только нашим. Мы отстраивали его, привыкали к нему, заново делали своим.

Когда мы насытились и успокоились, наши тела все равно остались вместе, а наши взгляды и в темноте были прикованы друг к другу.

Я боролась со сном изо всех сил, потому что страстно любила эти ночи.

– Тебе тоже надо отдохнуть, ты наверняка вымотался.

– Ты же знаешь, что мне не уснуть после прилета. Отосплюсь следующей ночью…

Я не сомневалась, что завтрашний день он проведет не на диване. Как только за мной и детьми закроется дверь, он сядет на свой мотоцикл и отправится в ветеринарную клинику, ту самую, где мы с ним встретились больше пятнадцати лет назад.

Мне тогда было двадцать шесть. Однажды вечером после вернисажа я вышла на улицу. Возле мусорного бака притулился, скрючившись, больной котенок. Мне не хватило ни безразличия, ни смелости притвориться, что я его не заметила. Закутав несчастное существо в шарф, я положила его на пассажирское сидение и отправилась искать ветеринара, который бы работал в девять вечера. После множества неудач у меня оставалась единственная надежда. Вроде бы я слышала, как кто-то упоминал только что открывшуюся неподалеку ветлечебницу. Проезжая мимо, я увидела свет в окнах. Я спешно припарковалась как попало на стоянке, под проливным дождем пересекла на высоченных шпильках двор, прикрывая руками котенка, и забарабанила в дверь.

Источник

Мне надо кое в чем тебе признаться…

volume mid

64033447 anes marten lugan mne nado koe v chem tebe priznatsya

64880797 anes marten lugan mne nado koe v chem tebe priznatsya 64880797

label

Перейти к аудиокниге

Посоветуйте книгу друзьям! Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

z

Эта и ещё 2 книги за 299 ₽

Ава – галеристка, а ее муж, Ксавье, – ветеринар. Они влюблены друг в друга, их дом – полная чаша, а их семья – образцово-показательная. Но все меняется, когда Ксавье на мотоцикле попадает в страшную аварию.

В своем романе «Мне надо кое в чем тебе признаться…» французская писательница Аньес Мартен-Люган показывает, что происходит после аварии не с пострадавшим в ней, а с людьми из его окружения. Основной акцент в книге сделан на Аве, которая помогает Ксавье, испытывающему физические и моральные страдания.

Ава боится, что после аварии их отношения с мужем также навсегда изменятся и она никогда не сможет вернуться к прежней жизни, в которой она была счастливой женой, матерью и галеристкой. Смогут ли Ава и Ксавье снова найти путь друг к другу и к самим себе? Читайте об этом в романе «Мне надо кое в чем тебе признаться…»

Жизнь галеристки Авы – словно картинка из глянцевого журнала: красивый дом, обожаемый муж Ксавье, дочка и сын – радость мамы и папы, любимое дело. Но однажды в полную любви и счастья семейную жизнь вмешивается судьба, и все рушится. В благополучном доме Авы и Ксавье поселяются горе и сомнения друг в друге, а стойкость и сила духа героев романа подвергаются серьезному испытанию. Впереди у них долгий путь через соблазны и страхи к новому пониманию самих себя. Им предстоит разбираться не только в своих отношениях, но и во взаимоотношениях с другими людьми, с которыми их связывает случай. В этой книге молодая француженка Аньес Мартен-Люган, автор бестселлера «Счастливые люди читают книжки и пьют кофе» и других пронзительных историй любви, завоевавших успех во всем мире, всматривается в новые грани этого вечного чувства.

Источник

Я должна тебе кое что сказать.

В моё время учёбы в СГПТУ,расшифровывалось чуть иначе: Смилуйся Господи,Помоги Тупому Устроиться.

«я даже не замечал никакого подвоха»

1511261729120695175

1516004138162793989

Была похожая ситуация, правда сообщили мне об этом сразу после секса, не успев и с члена слезть.

очередная история про очередную шаландру. несите следующую.

моралист ты батенька ))

m2763567 2033697786

16402060453559024

Жизненный урок (часть 1)

Мы познакомились в интернете. Встретились через пару недель общения, и спустя пару месяцев стали вместе жить.

Это было настолько легко и непринуждённо, как будто читаешь повесть с лёгкого пера талантливого писателя, который сумел захватить интерес непринуждённо и по-свойски.

Её мама сказала, зачем платить дяде, квартира большая, давайте жить вместе. И это была моя самая большая ошибка в моей жизни.

Весна радовала вечерними прогулками, недорогим пивом, лёгкостью общения. Казалось, что все впереди и мир когда нибудь откроет множество новых дверей. Шёл 2008 год.

Ты входишь в квартиру, которая была в рузрухе с 2000 года после смерти главы семьи и руки, подкрепленные перфекционизмом и осознанием того, что все должно функционировать как следует, чешутся и тянутся с молодым задором и энергией сделать мир и нашу жизнь лучше.

Это действительно было так странно и необычно (для меня, как неместного жителя северной столицы) что люди довели свою квартиру до такого состояния, при достаточном доходе и возможностях получить услугу от любого сервиса или наемного работника.

Время шло и руки не давали покоя чтобы не тронуть и не сделать все уютнее, современнее, а главное работоспособнее.

Её сестра очень часто благодарила за помощь (хотя она тема для отдельного поста) и вдохновляла мужское самолюбие, вознося его на новые высоты.

Как муравей, год за годом внося улучшения в быт, ремонт и не моё жилье, энтузиазм не давал останавливаться на достигнутом. В какой то момент моя половинка уже забила на поиск работы и видно решила что так проще и можно полностью расслабиться. А мой энтузиазм и самолюбие не давало это понять, закрыв пеленой глаза.

Как говорят. Сидела женщина, скучала.

Однажды ехал домой (прошло уже около трех лет совместной жизни), и вроде с планами на новые улучшения, моя пассия позвонила и сказала что ей необходимо было поехать к врачу.

Как обычно приехал домой, поел. Принял душ. Лёг смотреть телевизор.

Приходит она. В слезах..

Сообщает, что беременна.

Знаете, иногда в доме выключают резко свет. Всё гаснет и ты не понимаешь как долго это продлится. Глупый пример. Но меня словно выключило.

Я не знал, что делать, что говорить, как поступить. Время остановилось.

Она уехала на сохранение в больницу.

И я понимал что оставаться в этой квартире я больше не могу и не хочу. Собрал вещи.

Её сестра спросила, где же она. Я был удивлён что она ничего никому не сказала.

Мы сели с сестрой на кухне. Я сказал что она уехала в больницу. Сестра очень удивилась что я и она скрываем от неё и мамы (которая уехала к бабушке на лето) столь важное событие.

И я рассказал всю правду.

m3321729 1638587863

Я/Мы Тиндер. Сделаем это по-честному

Нет, в этой истории мне не пришлось играть в детектива, все были со мной предельно откровенны. Но мне не понравилось.

Дело было в мае не 2020 года. Сильно поругавшись со своим молодым человеком (назовем его Олег) я отправилась в на неделю командировку. Мы все это время не общались. Когда я приехала к следующим выходным обратно, то узнала, что у одних клиентов, которым мы уже третий год пытались решить их проблему, все снова сорвалось, и это был провал. Нет, это был не наш косяк, но людей было искренне жаль, на душе скребли кошки, очень хотелось с кем-то поговорить и на ручки.

И тут очень кстати получаю сообщение от Олега. Это было фото, на котором он весь измазанный в болоте, но довольно счастливый, куда-то бежит. Он написал, что возвращается с корпоратива, который проходил за городом в форме какого-то соревнования, где он преодолевали препятствия, ползали по грязи, в общем, весело проводили время. В принципе, так мириться, как будто ничего и не произошло, было вполне в его духе. И когда Олег был в хорошем настроении, с ним можно было поделиться своими переживаниями, он мог выслушать проявить понимание, не просто покивать и сказать «ну-ну», а вполне себе войти в положение и как-то сознательно прокомментировать ситуацию, морально поддержать, в общем. Правда, когда он был настроен недоброжелательно, все развивалось совершенно по противоположному сценарию.

В этот раз он был весел и добр, предложил заехать забрать меня к себе. Я, конечно же, согласилась. Мы здорово пообщались, вечер прошел на позитиве, я чувствовала себя намного лучше и осталась ночевать у него.

Я уточнила у него, почему он мне сообщил об этом сегодня утром, а не как-нибудь по-нормальному при других обстоятельствах.

После этого мы конечно же расстались. И я начала искать способы залечить душевные раны. Что обычно делают люди после травмирующего расставания? Правильно! Сразу же знакомятся 🙂 Это же такой логичный и очевидный шаг (нет). Хотя, на самом деле, мне хотелось какого-то приятного и непринужденного общения, я не стремилась тут же создавать отношения, я хотела отвлечься и повеселиться. Разве новые знакомства и свидания не способ?

Я уселась свайпать. Уже не помню подробностей. Но к среде насвайпала себе симпатичного парня, который работал программистом в крупной IT компании.

Парня звали Петя. Где-то в самом начале разговора Петя заявил, что он не пьет и не курит (и это было хорошо), но регулярно принимает антидепрессанты. Думаете, это меня смутило? Конечно же нет. Человек, который принимает антидепрессанты, по моему мнению как минимум осознанно подходит к вопросам своего поведения и психического состояния. Но это не точно. С другой стороны, если человек уже принимает антидепрессанты, то он как бы уже и не в депрессии должен быть. Я поблагодарила Петю за откровенность в этом вопросе, но сказала, что по моему мнению лучше такие вещи сразу в лоб не говорить.

Общаться мы начали в среду, попереписывались немного, обменялись порой-тройкой музыкальных треков, все было непринужденно и мило. Петя смешно шутил, музыкальные вкусы у нас совпадали, я получала удовольствие от общения. Договорились встретиться в пятницу в 20:30 у Манежа.

Наступила пятница, Петя за пару часов подтвердил, что он приедет. Я поехала с работы на метро, выходить планировала с Библиотеки им. Ленина. Когда я уже была там, и собиралась подниматься наверх, то есть примерно в 20:25, то внезапно получила вот это:

— Алиса, мне сейчас настроение испортили. Я переживаю, что вряд ли буду на позитиве.

Это было очень неприятно! Но что поделать.

Петя еще сомневался: а может все-таки нам встретиться? Но почему-то у фразы «мне испортили настроение» есть отчетливый запах отношений с другим человеком (в чем я убедила еще раз совсем недавно). Я сказала, что Пете, что это все как-то неприятно, и раз он мне посчитал нужным это рассказать, то лучше не встречаться.

На следующий день, в субботу, я поехала кататься на велосипеде в парк. Это лучший антидепрессант. Периодически я останавливалась, переписывалась с друзьями в телеграмме. В какой-то момент заметила, что в строке чата с Петей отображается пометка «печатает. ». Я покаталась еще 20 минут, заглянула в мессенджер снова. А Петя все еще «печатает..»! Еще через 10 минут я увидела то же самое и не выдержала:

Ты уже давно печатаешь. Это меня пугает)))

И поехала кататься дальше. Я с этим человеком ни разу не виделась, переписывались мы от силы 4-5 дней. В следующий раз, когда я открыла телеграмм, я увидела следующее:

«Алиса, я расстался с девушкой в апреле. Расстались, казалось, нормально, благодаря друг друга.

Но в четверг она стала просить о встрече, и просила два дня, не понимая слова «нет». Кончилось тем, что вчера 20:30 она мне угрожала, а я ее заблокировал. Настроение было ужасное, из-за чего мы с тобой не встретились.

Я решил пойти навстречу и дать ей возможность попрощаться. Кончилось все «прощальным сексом», каким бы бессмысленным ни было это понятие.

Я тебя не знаю вообще, но по фото и общению ты мне понравилась. Я прекрасно понимаю, что в первые же 10 минут встречи мы с тобой могли понять, что не то, и спокойно разойтись, как это бывает. В любом случае, со среды я ждал нашей с тобой встречи. Было чувство симпатии, небольшая надежда, что-то было.

Мне паршиво. Одним из качеств, за которые я себя уважал — была верность.

Сейчас ничего изменить нельзя. Единственное, что я считаю правильным сделать — сказать все как есть, чтобы у меня к себе осталось хоть какое-то уважение. Это причина, по которой я тебе сейчас все это все написал.

Прости. Я хотел и надеялся. А поступил так, будто не хотел и не надеялся.»

Я стояла возле велосипеда на набережной и о*хуевала, во-первых, от того, что мне уже второй раз за неделю признаются в измене, причем разные люди. А, во-вторых, от того, что второй раз мне изменил совершенно незнакомый человек. Который меня не видел ни разу и толком меня не знает. Но уже успел изменить! В своем воображении.

m3321729 1638587863

Интриги, расследования, скандалы. Тиндер.Часть 1

История, в которой все друг друга стоили.

Имена изменены. Все совпадения случайны (но это не точно).

Карантин подошел к концу, стали открываться парки и кафе, и я в очередной раз задумала наладить свою личную жизнь. Сделать я это решила как обычно, с помощью небезызвестного приложения. После такого длительного перерыва, я даже не поморщилась от досады, что «вот, опять пора свайпать и вот это вот все». Светило солнце, впереди было лето, меня переполнял оптимизм.

Насвайпала я не так много человек, еще меньше мне написали. Один парень очень хотел встретиться, но полностью удалил наш чат в телеграмме, когда я сказала, что не верю в гороскопы.

Второй рассказал, что тоже когда-то изучал китайский, и переслал пост из телеграмм-канала с нейрогороскопами. Я уже немного напряглась, но потом поняла, что гороскопы шуточные. А парень, назовем его Толя, раньше занимался нейросетями, поэтому подписан на всякие каналы про нейросети. А сейчас он занимается шифрованием.

В общем, на этом наше общение как-то подвисло. Я не спешила знакомиться дальше, мне предстояло пройти некоторые медицинские процедуры, поэтому я ходила к врачу и делала обследование.

Примерно через две недели молчания Толя вдруг объявился, рассказал, что он ездил в Сочи пригласил на кофе. Свидание прошло очень мило, в последующей переписке он осыпал меня комплиментами и спрашивал, много ли у меня поклонников. Предлагал приехать ко мне в 10 часов вечера, чтобы посмотреть фильм, и был расстроен отказом 🙂

Периодически совершенно будничным тоном он спрашивал: «А ты больше ни с кем не спишь?». Это было странно, потому что я довольно скромно выгляжу, ношу джинсы, кеды, не крашусь ярко. Да и поводов для таких вопросов я не давала.

Я уехала к маме в другой город на неделю. Толя обещал скучать. Но. После моего отъезда шел день, второй, я отправляла мемасики, а Толя не отвечал. Когда я спросила, в чем дело, он отреагировал очень агрессивно. Сказал, что он только что сильно поругался с друзьями, и ему кажется, что я ему пишу, чтобы прекратить отношения. Я была в недоумении, о чем ему и сообщила. Через какое-то время Толя извинился, сказал, что был неправ, ему просто очень сильно испортили настроение, и предложил меня встретить на вокзале, когда я приеду. Писал, что я ему очень дорога и очень сильно нравлюсь. Это мне он и лично говорил не раз до этого и после. Это было очень мило с его стороны, и я растаяла. Он писал мне, про просто хочет лежать у меня на ногах, пока я что-то читаю, что хочет гладить мои волосы. Это было так романтично, я не переставала умиляться.

Он действительно меня встретил на вокзале, покормил, отвез домой, мы прекрасно провели время. И он уехал ночью к себе.

Это было первое, на что я стала обращать внимание, он всегда уезжал, объясняя это тем, что он просто не любит оставаться ночевать, и потом утром мешать. А приезжал он ко мне обычно часов в 9-10 вечера, уезжал глубокой ночью. Можно было бы и остаться уж.Также к Толе нельзя было попасть в гости, потому что он снимал квартиру с соседом. Почему при соседе нельзя было приглашать меня мне было не совсем понятно, но до некоторых пор меня это не волновало.

Кстати, после моего возвращения он снова упустил шанса спросить, не сплю ли я с кем-то еще. Меня это уже напрягало, и я уточнила у него, не спит ли он сам с кем-то. Нет, сказал, он я очень занят, я сейчас пишу отчет, и у меня даже на тебя едва хватает времени. И вообще. Первым делом самолеты, и что за гнусные инсинуации.

Прошел уже месяц после истории с порванным презервативом, а Толя все никак ничего не сдавал. Я нервничала. Он говорил, что это черта его характера — откладывать на потом дела, и что это самая частая предъява к нему.

Толя очень смутился, и сказал, что нет, нельзя. Я еще раз напомнила про анализы, завязался душный разговор. После чего милый повез меня на такси в торговый центр и сказал, что хочет мне что-то купить. Мне нужны были новые кроссовки, что я и получила. Мы приехали ко мне, опять хорошо провели вместе время и легли спать. На этот раз он согласился у меня остаться ночевать.

После этого последовало молчание в несколько дней. Я не выдержала и спросила, что происходит. На что получила довольно холодный ответ, мол, ничего не происходить, все хорошо, а что такое? Толя назначал встречи, а потом. отменял их. Он же пишет отчет. Отчет, все никак не заканчивался, и занимал все больше времени.

Тут до меня окончательно дошло, что отчет — понятие очень абстрактное, и это скорее чей-то светлый образ, нежели скрупулезная и педантичная писанина.

А еще я поняла одну вещь — я об этом человеке не знаю ничего существенного. Я только знаю его номер телефон и телеграмм. Я не была у него дома, я не видела его документов, у него нет никаких социальных сетей. Я знала с его слов, что его зовут Толя, и что у него «ноунэймовская» фамилия Иванов. Еще я запомнила, когда у него день рождения (хотя это тоже могло быть неправдой). Я начала думать, что я могу в этой ситуации сделать, чтобы узнать о нем побольше. Для начала я не придумала ничего лучше, чем сформировать перевод по номеру телефона в сбере. Из этого я узнала, что он Анатолий Сергеевич П. Ну, хоть насчет имени не соврал. А фамилия П. Ноунэймовская фамилия на П. Я ввела в поисковик дату рождения и ФИО — Анатолий Сергеевич Петров. Нашла сайт школе в Ульяновске, где он учился, фото было минимум 13-летней давности, но сходство было очевидно. Ну, хоть что-то я узнала, мне стало полегче.

На всякий случай я пошла и пересдала анализы на ВИЧ, сифилис и гепатиты, потому что было очень стремно. К счастью, все оказалось хорошо.

У меня не было особых идей, что делать дальше. Наверное, надо было все прекращать (и это была бы самая хорошая и правильная идея). Но мне чего-то не хватало в этой всей истории, мне не хватало ясности. Я жаждала унать истину, мне казалось, что без нее мне не будет покоя. И я на всякий случай зарегистрировала фейковый аккаунт на Тиндере, сделала фальшивые фотки, поморфив свои фотки с Билли Айлиш — получилось очень симпатично, написала умеренно легкомысленное и остроумное описание. Назвала я свой персонаж Ирой.

Пришла пятница и Толя предложил встретиться. А через 40 минут отказался, сославшись на отчет. Я все понимала, но почему-то все равно расстроилась, мои подозрения крепли и перерастали в уверенность.

1599810266141588866

1599810267186738688

Он мне прислал три фотографии пухленькой молоденькой блондинки (я худенькая брюнетка, боже какая пошлость). Внешность у нее была на любителя, но на то они и любители. Оказалось, что блондинку тоже зову Ира, как и моего выдуманного персонажа, надо же.

Толя рассказал, что они встречаются примерно два года, то сходятся, то расходятся, а сейчас вот решили провести время так. Что девушка не возражает, когда он встречается с другими девушками самостоятельно. Рассказал, что они добрые и приятные люди, пригласил к ним домой на Фрунзенскую поесть вкусняшек и посмотреть кино, а там как дело пойдет!

Рассказал, что они слушают Radiohead и Lebanon Hanover, ходят на концерты Muse. Дела.

Девушке 24 года, кстати. Толе 30.

Я предложила все же для начала встретиться в кафе. Я думаю, так бы поступила любая нормальная девушка, соглашающаяся на тройничок с парой 🙂

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector