Я думала что умру ранобэ

Готовый перевод I thought you were going to die! / Я думала, что умру!(KR): Глава 42. Мы можем сделать это здесь! (Часть 2)

В ту же ночь, Лариета лежа в мягкой постели, была серьезно обеспокоена назревавшей проблемой. Естественно, её беспокойство было связано с Эшером.

— Мне нужно быстрее очистить его проклятие…

Несмотря на то, что она изо всех сил старалась очистить его проклятие, верхняя часть его тела по-прежнему оставалась без изменений. Как она и думала ранее, проклятие на груди было особенно глубоким. Очищающая сила Лариеты была настолько исключительной, что другие чародеи очищения ни за что не смогли бы с ней сравниться, однако даже так она все еще не могла очистить его.

«Кто же мог наложить на него это проклятие?»

Однако Лариета не знала ответа на этот вопрос.

Кем бы ни был этот человек, он, должно быть, был очень сильным чародеем или очень сильно ненавидел Эшера. Когда она вспомнила, что сказал Эшер накануне несчастным голосом, ей стало жаль его. Она даже не могла представить себе, как, должно быть, ему было тяжело, жить с этим проклятием с самого детства. Поэтому она прекрасно понимала, почему ему было так сложно прикасаться к кому-то или позволить прикоснуться к себе. Она сама была в шоке, когда впервые увидела его тело, поэтому неудивительно, что он так стыдился себя.

— …..Погодите. А что если у него….?

На мгновение в голове Лариеты промелькнуло легкое сомнение в своих первоначальных выводах. Он испытывает чувство стыда из-за своего состояния, что не позволяет ему сблизиться с кем-либо. Так же он проявляет невероятную заботу о ней и потакает всем её желаниям и капризам. Все это сильно отличалось от того образа, который она ожидала увидеть вначале. К тому же выбор Лариеты пал на него в качестве своего партнера для трехмесячных романтических отношений только по одной очень важной причине.

«Я уже почти покойница, так что не могу позволить себе встречаться с кем-то всерьез. Увидев его, я подумала, что он встречался со многими женщинами, но возможно ли, что это не так? ….Как же быть. мне ведь отведено всего три месяца. »

Внезапно её сердце ушло в пятки. Это было неожиданное осознание.

«Не может быть, чтобы у Эшера…. Это ведь не первые его отношения, не так ли?»

«Кто впервые согласится на трехмесячные контрактные отношения?»

Лариета в страхе покачала головой, отчаянно ища довод, чтобы опровергнуть эту догадку. Однако она еще больше засомневалась в нем, вспомнив его неопытность в обращении с женщинами.

В конце концов Лариета решила проверить права она или нет, завтра. Она все еще продолжала уверять себя, что этого быть не может. Однако, если она права, и он еще ни с кем не встречался, тогда она поступила с ним очень плохо, предложив встречаться девушкой, которая вскоре умрет. Продолжая думать об этой проблеме и об очищении проклятия, она не заметила, как стала засыпать. Вскоре тяжелые веки прикрыли глаза и послышалась тихое сопение.

На следующий день Лариета последовала за Халстейном, как только закончился завтрак. И пошла она за ним, потому что ей нужно было кое о чем его спросить.

Притворившись, что идет в свою комнату, она повернулась и тайно последовала за неуловимым Халстейном. Это был вопрос не для посторонних ушей, поэтому она хотела задать его, когда никого не будет рядом. Так же она использовала магию ветра, чтобы блокировать все звуки вокруг себя. Но даже с такими усилиями она была поймана слишком быстро.

— Вы что-то хотите мне сказать, юная мисс?

— Ох! Как вы догадались…?

— Ах, это основное умение дворецкого, подмечать, когда за ним ведут слежку.

Халстейн дружелюбно улыбнулся ей.

Однако Лариета никак не могла понять связи между замечанием слежки и основным умением дворецкого, поэтому неловко улыбнулась в ответ и сказала:

— …..Я хотела поговорить об Эшере…

Вероятно, если бы это сказал кто-то другой, то, эти слова прозвучали бы довольно саркастично, но, смотря на старого дворецкого, который выглядел весьма невинно, ей так не показалось.

Хотя, её так и подмывало спросить, хватит ли у герцога Кендалла денег, чтобы купить еще одно королевство, как поговаривали люди. Однако она все же воздержалась от этого вопроса.

— Я, конечно, уверена, что это не так…. Но, все же я хотела спросить, были ли у него раньше отношения с кем-то? – Смущенно улыбаясь, осторожно спросила Лариета.

В этот момент Халстейн почувствовал себя так, как будто его ударили палкой по спине. Но, будучи опытным дворецким, он сохранял бесстрастное выражение лица.

«О Боже! И что я должен ответить?»

Халстейн отчаянно стал придумывать ответ.

«Какой ответ её может устроить?!»

Когда Халстейн был молод, ему нравились молодые неопытные девушки, которые никогда не состояли в отношениях, но сейчас все могло быть совсем по-другому. Так же все мужчины, которых он помнил, после 27 лет уже были женаты, так что период отношений у них был давно пройден, однако это не относилось к герцогу.

Более того, в вопросе Лариеты он отчетливо уловил намек на то, что она была уверена в том, что у герцога уже есть опыт.

Это был действительно трудный вопрос для него.

А, если судить по слегка нахмуренным бровям, она, похоже, хотела, чтобы у него был любовный опыт.

Как же тогда ему поступить?

Если он будет с ней честным, то это может стать препятствием для развития их отношений. Тогда не лучше ли будет укрепить её неведение маленькой ложью?

Было вполне очевидно, какой Халстейн сделает свой выбор.

— Ну, это маловероятно. Хотя подробностей я не знаю, но думаю, что это не так.

— О, вот как? Видимо, я задала глупый вопрос. Прошу прощения.

Халстейн намеренно не ответил прямо на её вопрос. Он сделал это, чтобы избежать дальнейших расспросов.

Лариета лучезарно улыбнулась ему, услышав его ответ, а затем ушла. Её походка, когда она удалялась от него, так же была невероятно легкой.

Халстейн глубоко вздохнул, чувствуя огромное облегчение. Судя по выражению её лица, эта небольшая ложь, похоже, была верным ответом.

Тем временем, Лариета, возвращаясь в свою комнату, столкнулась со знакомой фигурой в коридоре. Это был высокий мужчина в белой рубашке поверх бинтов и тонком длинном пальто перекинутом через руку. Даже просто, глядя на его широкую спину, она думала, что он невероятно красив. Это был, естественно, Эшер.

Она беззаботно подбежала к нему, намереваясь сделать ему сюрприз.

— Бегать по коридору опасно.

Однако Эшер, естественно, повернулся и подхватил тело Лариеты, как будто ожидал этого. Во время войны он никогда не ослаблял бдительность, не желая быть застигнутым врагом врасплох, так что в этом не было ничего удивительного.

— Ну, так совсем не интересно. Ты пришел, чтобы увидеть меня?

— Да, я направлялся в твою комнату.

Он осторожно стал опускать Лариету, пока её ноги не коснулись пола. Она счастливо взглянула на его красивое лицо. Но, вскоре она вскрикнула, как будто что-то забыла. Затем она широко развела руки и заговорила таинственным голосом:

— Ты сказал, что можно обниматься! Так что обними меня прямо сейчас!

Уши Эшера покраснели. Она подумал, что она шутила, но, видимо, она тогда говорила искренне.

— Здесь нас могут увидеть слуги, так что.

Конечно, для него это было весьма волнительно, поэтому он быстро нашел оправдание, чтобы не делать этого. Но Лариета отнеслась к его словам, как всегда очень серьезно.

Она без колебаний взяла Эшера за руку и потянула за собой. Хотя она не прикладывала слишком много сил, Эшер не сопротивлялся и последовал за ней. Лариета открыла первую дверь, что увидела, и вошла туда, утянув за собой Эшера, после чего быстро закрыла её.

Дверь со щелчком закрылась.

Таким образом, Лариета и Эшер остались одни в темной и узкой комнате без окон.

— Мы можем сделать это здесь, верно?

2039

Лариета счастливо рассмеялась и обняла широкую спину Эшера в ответ. Эти объятия, оказались более приятными, чем она ожидала.

Но, затем лицо Лариеты на мгновение покраснело. Это произошло, потому что она почувствовала кое-что очень необычное, в той нижней части тела Эшера, которая прижималась к ней в области живота.

Источник

Готовый перевод I thought you were going to die! / Я думала, что умру!(KR): Глава 21. Неужели это чувство и есть ревность. (Часть 1)

— О Боже, так вы думали, что её друг — это женщина…?

— Но, я же видел длинные волосы серебристого цвета…

И тут Эшер вспомнил длинные серебристые волосы, которые он видел, но в то же время сообразил, что все, что он видел это только волосы.

— Весь день мисс гуляла по городу с этим мужчиной. Они ели пирожные и вместе гуляли по рынку.

Колючее чувство, которое раньше только вызывало лишь легкое раздражение, неожиданно увеличилось до невероятных размеров и резануло по его нервам. Эшер бессознательно сжал кулаки так сильно, что костяшки его пальцев побелели и под кожей стали видны синие вены. Но даже узнав об этом, причин для недовольства у него не было. Это было совершенно не его дело, куда она ходила и с кем.

«Даже если чародейка полюбит этого мужчину и отдаст ему свое сердце».

Сердце Эшера снова замерло от одной этой фразы, пришедшей ему в голову против его воли.

Когда он вспоминал невинную улыбку Лариеты и ее чистый голос, зовущий его по имени, его сердце всегда трепетало. Это была эмоция, которую он не мог понять и принять.

Отчаянно притворяясь хладнокровным, он раскрыл онемевшие губы и сказал:,

— Я хочу отдохнуть, так что уходи.

— Господин, вы действительно не знали, не так ли? Вы думали, что это была женщина… Ах, так значит вы не….!

— Я сказал, убирайся! – Сказал леденящим душу голосом Эшер.

Он не хотел больше ничего слышать и знать.

Тем не менее, старый дворецкий ничуть не испугался грозного тона своего хозяина, на его губах даже расцвела легкая улыбка, когда он направился к двери. Шокированное выражение лица Эшера, в глазах Халстейна, было расценено, как очень хороший знак.

— Господин, может быть, вы снова позавтракаете с молодой леди? Если вы продолжите в том же духе, у вас будут большие неприятности!

Он продолжал говорить до самого последнего момента, пока не закрыл дверь за собой. Эшер ничего не ответил и продолжал снимать бинты, не оглядываясь на старого слугу. Однако между его бровей появилась отчетливая складка.

— Попомните мои слова, они определенно будут большими!

Из-за закрытой двери донесся отчаянный возглас Халстейна.

Эшер, доведенный до высшей точки кипения, больше не мог терпеть дерзость дворецкого, поэтому ударил кулаком по столу.

Только тогда Халстейн наконец-то заткнулся.

Но, даже несмотря на то, что он ушел, его слова, будто повисли в воздухе, щекоча уши Эшера.

Он не мог перестать думать о Лариете и священнике. Его разум постоянно терзал образ, в котором она улыбается и зовет по имени другого мужчину, а не его.

«Нет, хватит. Это не мое дело. Это не мое дело…»

Эшер продолжал мысленно убеждать себя, но это только усложняло его мысли. Он никак не мог заставить себя успокоиться.

Он глубоко вздохнул и быстро закрыл глаза, понимая, что это бесполезно. Но все еще, не желая сдаваться.

На следующий день Лариета, пребывая в возбужденном состоянии, надевала свое самое лучшее платье, тихонько напевая красивую мелодию.

На самом деле платье было довольно посредственным, так как у нее почти не было одежды, однако это было лучшее, что она сейчас могла себе позволить.

Она тщательно расчесала и аккуратно подвязала волосы милой ленточкой, а затем надела изящное ожерелье.

— Эта тактика работает!

Пока её мысли продолжала парить в небесах, она едва сдерживалась, чтобы не закричать от радости.

Говоря, что тактика работает, она имела в виду, то, что Эшер первым предложил ей поесть вместе.

Как только Лариета встала, то услышала о приглашении на завтрак от своей горничной.

Именно по этой причине она сейчас была вне себя от радости.

Она чувствовала себя так, словно получила подарок на день рождения, которого ждала весь год. Совершенно ясно, что предложенная Михаилом операция «ревность» оказалась очень удачной идеей.

Иначе, почему бы Эшеру предлагать ей позавтракать вместе так внезапно, верно?

В приятном волнении и предвкушении совместной трапезы с герцогом, её сердце заходилось в бешеном ритме.

Лариета была поражена и взволнована, узнав о том, что Эшер похоже действительно её ревновал. И ей не терпелось рассказать Михаилу, её учителю любви, эту добрую весть. Но вместе с этой мыслью Лариете пришел на ум и совет, который он дал ей, пока они ели пирожные. Он посоветовал ей ни в коем случае не забывать об их плане, даже если она заметит изменения в поведении герцога. Михаил, конечно же, сказал это не потому, что думал, что Эшер изменит свое отношение к ней, однако Лариета, думала, что их тактика сработала, поэтому решила строго следовать его словам.

«Это, определенно, будет очень просто!»

Лариета была полна уверенности в себе. Но как только дверь в столовую открылась, и она встретилась с ним лицом к лицу, она поняла, что это будет нелегко.

— Доброе утро, Эш… герцог Кендалл, сегодня довольно прохладно, вам так не кажется?

Лариета была так взволнована, что попыталась произнести имя Эшера, но быстро исправилась. Когда она увидела его красивое лицо впервые за долгое время, её переполнило радостное чувство, и она совершенно позабыла о своем плане.

«Очнись, глупышка! Приди в себя, сейчас не время для этого!»

Лариета мысленно изо всех сил хлопнула себя по щеке, пытаясь противостоять его очарованию.

Эшер задумчиво посмотрел на нее с едва заметным выражением лица, а затем перевел взгляд на горничную. Служанка поспешно принесла Лариете шаль.

Лариете совсем не было холодно, но она поблагодарила горничную и накинула шаль.

Следуя совету Михаила, она не могла сразу же вернуться к своим прежним отношениям с герцогом.

Эшер же, впервые увидевший такое холодное отношение с её стороны с минуту молчал, а затем ответил с привычным бесстрастным лицом.

— Я подумал, что мы давно не разговаривали, поэтому решил, что после такого долгого перерыва нам стоит поговорить.

Он выглядел так бесстрастно и безразлично, что она не могла понять, о чем он думает.

Тем не менее, она начала есть салат, который стоял прямо перед ней, все еще настроенная положительно, поскольку он первым предложил начать диалог.

— Ох, у меня все прекрасно, как полагаю и у вас. Я замечательно проводила время со своим другом.

Лариета намеренно упомянула о Михаиле, глядя при этом на Эшера.

Она думала, что после применения операции «ревность», он проявит какую-нибудь реакцию.

Но вопреки её ожиданиям, лицо его оставалось спокойным. Смущенная тем, что на его лице не отразилось ни малейшего намека на ревность, она добавила объяснение:

— Мы вместе ездили в город и ходили в известное кафе со сладостями. Это было очень увлекательно. Так же, позже мы хотим посетить ресторан в центре города. Говорят, там подают очень хорошее вино.

Хотя со стороны это было не заметно, но после её слов его рука сильнее сжала чашку с кофе, однако не настолько сильно, чтобы стекло разлетелось на кусочки.

Лариета же, к этому моменту, начала терять терпение. Она думала, что операция «ревность» прошла успешно, но отношение Эшера ничуть не изменилось. Он вел себя так, как будто это не имело к нему никакого отношения.

— Михаил, нанесет мне визит сегодня днем. Все это время мы будем в моей комнате, так что вас мы ни коим образом не побеспокоим.

— Мне это глубоко безразлично. Однако…

Он сделал паузу посмотрев на неё, а затем продолжил, небрежно болтая в чашке недопитый кофе.

— Только в том случае, если это не повлияет на моё очищение.

Выслушав холодный ответ Эшера, Лариета крепче сжала вилку в своей руке.

— А разве у меня может быть какая-либо другая причина для беспокойства или возражений кроме этой?

— Вы же нисколько не ревнуете, не так ли?

Лариета положила вилку на стол и пристально посмотрела ему в глаза. В конце концов, она не могла больше вынести неопределённости и должна была спросить его о том, что её интересовало. Она была человеком прямолинейным, и не любила ходить вокруг да около волнующей её темы. А сейчас Лариета очень хотела знать его истинные чувства.

Эшер лишь на мгновение замер в нерешительности, но вскоре он уже смотрел на нее спокойным взглядом. Затем он медленно попытался открыть рот. Не было никакой необходимости колебаться, потому что ответ был уже готов. Но по какой-то причине ему было слишком трудно произнести хоть слово, его губы словно склеились.

После его ответа атмосфера за завтраком немного поостыла.

Лариета впала в депрессию, чувствуя, как её переполняет стыд, пока ела свой сандвич с лососем. Глупо было ожидать чего-то от Эшера. Он был здесь только для того, чтобы предупредить её, чтобы она оставила необходимое количество маны для его очищения. Её щеки полыхали от смущения, но, к счастью, она сумела удержаться от слез.

Эшер тихо и спокойно смотрел на неё. Он раскрыл рот, но не знал, что ей сказать, поэтому в конце концов прикусил нижнюю губу и промолчал.

На такой ноте и закончился этот неловкий завтрак.

Эшер смотрел ей в след, сожалея о своих словах, но было уже слишком поздно что-либо говорить.

Источник

Готовый перевод I thought you were going to die! / Я думала, что умру!(KR): Глава 25. Могу ли я действительно сделать всё, что хочу?(Часть 1)

В ожидании поцелуя, Лариета смотрела на Эшера глазами, полными скрытых надежд. Так как у него уже было бесчисленное количество свиданий, она не сомневалась в том, что он её поцелует. Но вопреки ожиданиям Лариеты, Эшер сейчас находился в очень неловком положении, потому что у него никогда было никаких контактов с женщинами.

— Господин, мы приехали!

В этот момент кучер громко объявил о прибытии в особняк. И как только Эшер услышал об этом, то открыл дверцу кареты и в спешке удалился. Честно говоря, он буквально сбежал. Он не предложил Лариете свою руку, чтобы помочь ей выйти и направился к особняку, оставив ее одну.

— Эшер…? – Смущенно пробормотала Лариета, оставшись одна в карете.

Может быть, ему срочно понадобилось в туалет? Или в особняке были какое-то важные дела, который не требовали отлагательств? Она усердно искала причину его внезапного бегства.

Но через несколько дней она поняла, что ничего из того, что она предполагала, не было настоящей причиной.

Как обычно, они встретились во время завтрака.

Лариета, одетая в недавно купленное новое платье, элегантно вошла в столовую. Однако Эшер приветствовал ее с тем же, что и обычно равнодушным выражением лица.

Единственная разница в их отношениях, с тех пор как они стали встречаться, была только в том, что он был с ней немного милее. Например, он галантно отодвигал перед ней стул. Но кроме этого особой разницы не было. Он даже не называл её по имени, когда обращался к ней.

Лариета, считавшая, что будет теперь очень хорошо проводить время со своим парнем, села за стол с угрюмым видом.

Эшер посмотрел на неё задумчивым взглядом, поскольку заметил её недовольство.

— Похоже, ты сегодня в плохом настроении.

Не было ничего, что она не могла бы сделать для развития их отношений.

— Ты хочешь сказать, что оба твоих запястья вывихнуты?

— Да. Ну, как бы сказать…это произошло, когда горничная попросила меня подержать кое-что тяжелое вместе с ней! Но этот предмет был так тяжел, что я его не удержала. И таким образом, я растянула запястье.

Лариета покачала головой, продолжая лгать. Но вскоре она пожалела о своих действиях. Как только она закончила говорить, воздух в комнате мгновенно похолодел. Спокойный взгляд Эшера превратился в ледяной, а равнодушное выражение лица сменилось гневным. Пораженная этой переменой, Лариета внезапно почувствовала темную энергию и вздрогнула от неожиданности. Она испугалась, что он рассердился из-за того, что распознал её ложь.

— Что же это за горничная такая?

— Кто эта горничная, которая посмела причинить тебе боль?

Он сразу же стал выяснять, кто эта служанка и, казалось, по меньшей мере, он собирался отрезать ей руку за проступок. Но в этом не было ничего удивительного, поскольку он был тем, кто без колебаний отрезал кисть маркизу Сереву. По этой причине Лариета незамедлительно призналась в своем преступлении.

— П-прости! Я…я солгала тебе. Я не повредила себе руки! – Воскликнула она дрожащим голосом.

— Я просто хотела, чтобы ты меня покормил, Эшер. Прошу прощения за то, что я солгала тебе.

На её лице появилось виноватое выражение. Она поджала свои пухлые губки, от чего они превратились в одну линию. Выглядела она при этом весьма подавленной.

Эшер твердо, решивший к этому моменту найти служанку, был не на шутку озадачен её словами.

Она хочет, чтобы я покормил её? Почему?

Для него такое поведение было непостижимо, так как его не кормили с тех пор, как у него стало хватать сил держать ложку самому. Но это было именно то, чего хотела его возлюбленная. А для него не было ничего невозможного, что он не мог бы сделать для своей любимой, поэтому он осторожно подцепил вилкой салат и поднес его ко рту Лариеты.

— Вот, пожалуйста, кушай.

Его тон все еще был сухим, но двигал рукой он очень осторожно, словно, опасался ненароком причинить ей вред.

Лариета выглядела очень взволнованной, пока ела салат, которым он её угостил. Сияющие фиалковые глаза с каждой секундой сияли все сильнее, а кровь по венам бежала все быстрее, заставляя её сердце биться невероятно быстро. Как только она прожевала салат, она встала и пододвинула стул поближе к Эшеру.

— Эшер, пожалуйста, продолжай. Мне так это нравится!

Затем она немедленно взяла его за руку и помахала ею вокруг себя.

Когда прохладные пальцы коснулись его руки, Эшер почувствовал, как быстро колотится его сердце.

Кое-как ему удалось успокоить верхнюю часть тела и, прикусив нижнюю губу он посмотрел на Лариету, однако, то, что произошло дальше, заставило его непроизвольно подпрыгнуть на стуле.

Лариета не собиравшаяся останавливаться на достигнутом, совершенно неожиданно положила руки ему на колени. Она сделала это без особого умысла.

Но для Эшера это маленькое прикосновение было огромным стимулом.

Теперь его нижняя половина тела подверглась жесткому испытанию. Внизу живота разгорелось пламя, после чего он ощутил явное напряжение в конкретной части тела.

Голубые вены на его руках вздулись.

Длинные ресницы Лариеты, розово-красные, пухлые, идеальной формы губы, напоминавшие бутоны роз, и нежная линия шеи, похожая на оленью, эти детали одна за другой появлялись в поле его зрения. Он сильно сжал кулаки, пытаясь сдержать неистовое желание. Короткие ногти впились в грубую, мозолистую ладонь.

«Если останешься рядом с ней, может произойти что-то непоправимое».

Только одна эта фраза полностью заполнила голову Эшера. Поэтому он снова решил сбежать.

— Мне нужно еще многое сделать, поэтому я должен срочно уйти.

— Нет, пожалуйста, подожди минутку!

Это была та скорость, за которой глаза Лариеты не могли угнаться.

Таким образом, Лариета, оставшись снова одна, смотрела на пустое место, где он только что сидел, с отсутствующим выражением лица.

Тем временем Халстейн, наблюдавший за ними во время завтрака со счастливым выражением на лице, схватился за голову позади колонны и застонал.

— Я должен был уделить больше внимания его обучению в искусстве любви!

Он был слишком занят обучением Эшера выживанию среди дворян, поэтому упустил из виду самое важное. Ему хотелось вернуться в прошлое и образумить себя, чтобы он мог научить молодого господина, как вести себя в любовных делах.

Между тем, Лариета, погрузившаяся в тщетные раздумья, медленно обдумывала свои действия.

Она попыталась взять его за руку перед магазином одежды и поцеловать в карете, но он сбежал от неё оба раза.

И вот тогда-то она наконец поняла, что означает этот его побег.

— Эшер… Он хочет платонической любви…?!

Это было совершенно неверное предположение, но Лариете оно показалось вполне разумным. В противном случае, у него нет никаких причин убегать от неё. На самом деле, у нее было очень мало опыта в контактах с мужчиной, но она испытывала желание почувствовать сладость поцелуя.

Так ли они хороши, как она думала или нет?

Кроме того, помимо поцелуев она была полна надежд сделать со своим любимым и много другое. Тем не менее, теперь над ней нависла опасность, отказа от всех своих желаний.

— Не могу поверить, что я могу только чувствовать запах сладкого меда передо мной, а попробовать не могу!

Утренняя трапеза Лариеты закончилась полным крушением её надежд.

Источник

Готовый перевод I thought you were going to die! / Я думала, что умру!(KR): Глава 3. Правила этикета. (2).

На следующий день Лариета встала пораньше, совершенно позабыв о вчерашних тревогах. Вскоре пришла Энн и, когда она аккуратно открыла дверь, то с удивлением посмотрела на свою хозяйку, увидев, что та уже встала и оделась.

— О, миледи! Вы уже встали?

— Но. почему вы так одеты?

Глаза Эн широко распахнулись, когда она увидела платье Лариеты. Оно было довольно простым и незамысловатым, и больше подходило для горничной, а не для дочери герцога.

— Энн, я бы хотела сегодня кое-куда сводить тебя, ты не против?

Спросила Лариета с улыбкой на губах, которая напоминала распустившийся цветок. Энн в ответ растерянно кивнула.

— Ох! А куда мы пойдем?

— Узнаешь, когда доберемся туда.

Лариета поспешно взяла Энн за руку и повела ее за собой, поскольку времени у неё было не слишком много, чтобы выполнить все пункты из списка дел.

Они прибыли в «Пианше», самое известное и популярное кафе сладостей в столице. Когда Энн, выйдя из кареты, увидела изящную и богато украшенную вывеску над входом в здание, её рот раскрылся от удивления

— О, миледи, только не говорите мне.

Энн, услышав ответ Лариеты выглядела так будто её ведут на эшафот. Она никак не могла понять, по какой причине они тут находятся и, казалось, вот-вот расплачется. Однако, в то же время, она чувствовала волнение, поскольку ей никогда не доводилось бывать в таком месте.

— Но, мисс наша одежда….

«Пианше» было самым роскошным кафе сладостей, который посещала только знать. И хотя Энн, тоже была из знатной семьи, те о ком она говорила, были не низших дворян, как она, а из самого высшего сословия. К тому же одежда Лариеты и Энн выглядела слишком поношенной, в отличие от тех великолепных нарядов, что носили богатые аристократы.

Но Лариету, похоже это нисколько не волновало, поскольку она величественно вошла в кафе.

Официант, одетый в строгий костюм, поздоровался с Лариетой и Энн, а затем оглядел их с ног до головы. Приветливое выражение на его лице, сразу же сменилось на недовольное.

— Прошу, следуйте за мной, я отведу вас к свободному столику.

Официант отвел их в самое укромное место, деловито заявив, что все остальные столики уже заказаны другими постоянными посетителями.

— Прошу, вот ваше меню, дорогие гости.

Когда он вручал им меню, то сделал особое ударение на слове «дорогие» и пренебрежительно усмехнулся. Однако Лариета, совершенно не смущенная его поведением, спокойным жестом руки отвергла меню, которое он им протягивал.

— Мисс, я не смогу принять у вас заказ, пока вы не посмотрите меню.

Ответила Лариета ослепительно улыбнувшись официанту. Её лицо было так прекрасно в этот момент, что он невольно вздрогнул, но еще более удивительным были её следующие слова:

— Принесите по одному торту из всех, что есть в вашем меню.

— Что, простите….? Мисс, вы уверены, в этом?

— А вы довольно самонадеянны, раз сомневаетесь в словах женщины моего положения.

Услышав её ледяной тон, лицо официанта посинело, а по спине у него пробежали мурашки. Независимо от того, какое положение она занимала, она все еще была из знати, поэтому он был не в том положении, чтобы проигнорировать её.

— Прошу прощения, я скоро вернусь с вашим заказом.

Официант низко склонил голову и поспешил прочь. Энн удивленно посмотрела на Лариету.

— Мисс, что все это значит? Вы заказали слишком много!

— Можешь откусить по кусочку от тех, что хочешь, а остальное выбросить. Думаю, у моего неудачливого отца осталось еще достаточно денег, чтобы заплатить за них.

— Мисс, разве я не просила вас относиться серьезнее к вопросу экономии?

Энн очень серьезно относилась к этой проблеме, поэтому начала рьяно её обсуждать. Лариета же в это время слушала ее ворчание со скучающим видом. И, только после того, как Энн съела достаточно пирожных, чтобы наполнить свой желудок, Лариета смогла передохнуть от её длинной речи.

Когда она вышла из кафе, кучер изумленно посмотрел на свою хозяйку, поскольку заходила она туда в приподнятом настроении, а вернулась совершенно измученная.

На обратном пути в особняк, Лариета и Энн оживленно обсуждали тортики, которые попробовали, когда неожиданный инцидент прервал их разговор.

Карета накренилась с глухим стуком и Лариета, еле успела подхватить Энн, которая чуть не упала на пол.

Когда Лариета высунула голову из окна и огляделась, то увидела, что позади них остановился черный экипаж. Карета Бланшет перегородила ему дорогу.

Лариета тихо вздохнула и попыталась выйти. Она должна была лично разобраться с ситуацией. Но Энн была настроена решительно и не позволила ей это сделать.

— Леди, просто сядьте!

— Эта черная карета, принадлежит герцогу Кенделу! Вам лучше не выходить.

Услышав имя Кендел тело Лариеты застыло, словно статуя. Канделы были самой могущественной и влиятельной семьей во всей Империи. И главой этой семьи был человек, которого прозвали чудовищем.

В итоге Лариета тихо сидела в карете, пока кучер изо всех сил пытался вытащить колесо из ямы.

Она высунула голову из окна, вместо Лариеты и теперь сообщала ей, что происходит снаружи. Лариета же в это держалась подальше от окна и слушала ее, поскольку была одета в не подобающую её статусу одежду.

— Не могу его нормально разглядеть, но. он довольно высокий и, кажется, красивый. Но, почему его одежда такая темная?

Энн прищурилась, но так и не смогла хорошо разглядеть лицо мужчины.

Затем она увидела, как он медленно потянулся к карете Бланшет и… в этот момент дно карты ярко засветилось.

— Кьяяяя! – Взвизгнула Эн от неожиданного толчка.

Затем он сухо пробормотал:

Удивленная, этой невероятно силой, Лариета, совершенно позабыв про свой вид, высунула голову из окна. И встретилась взглядом с глазами синими, как море.

25049

Казалось, время остановилось.

Лицо человека, поднявшего карету лишь силой одной руки, было забинтовано до самых глаз. И хоть, из-за этого я не смогла увидеть его лица, но все же его равнодушные глаза привлекли мое внимание. Как и сказала Энн, он был очень высоким и довольно красивым мужчиной. Он мельком посмотрел на Лариету своим бесстрастным взглядом, а затем отправился назад к своей карете.

Лариета вернулась обратно в карету и тупо уставилась на заднюю стенку.

— Ого, какая невероятная сила, да? Герцог Кендел похоже очень могущественный!

— Ты права. – Еле слышно пробормотала Лариета.

Почему на его лице была повязка? Он совершенно не выглядел, как человек, который чем-то болен, даже наоборот, он был очень силен.

Но, эти голубые равнодушные глаза, с которыми она на мгновение встретилась взглядом. они были так прекрасны.

Однако Лариета постаралась поскорее забыть об этой неожиданно встрече, поскольку сейчас у неё были совершенно другие заботы. К тому же она не думала, что они, когда-нибудь встретиться снова.

Когда карета Лариеты отъехала, человек в черном сел в свою карету, а затем холодным голосом отдал приказ кучеру:

Эшер, герцог Кендел, известный также как чудовище, медленно закрыл глаза, когда почувствовал, что карета отъехала.

Когда мы приехали в особняк Бланшет, солнце стояло уже высоко в небе. Лариета, которая вдоволь наелась тортиков в кафе, кое-как смогла подняться по входной лестнице в особняк. И в тот момент, когда она открыла дверь, то услышала резкий голос герцогини.

— Лариета, где ты была? – Недовольно спросила она.

— Ни слова больше, следуй за мной сейчас же! О Боже, неужели так трудно вести себя достойно! Как, ты можешь постоянно позорить свою мать?!

Герцогиня грубо схватила дочь за руку и потащила за собой. Чувствуя боль от в длинных ногтей, впившихся в её нежную кожу, Лариета не смогла сдержать тихий стон, однако её мать совершенно не обратила на это внимание и только ускорила шаг.

Герцогиня привела Лариету с свою комнату, где их уже ждали её личные горничные. Как только они вошли, горничные поспешно стали её переодевать в новое платье, пока она пребывала в недоумении, не понимая, что происходит. Затем они уложили её волосы и украсили их самые изысканными и дорогими украшениями, попутно надушив её резкими и тяжелыми духами. Лариета терпела все эти процедуры, сжав кулаки.

Однако, только после того, как горничные герцогини закончили, Лариета узнала, почему нужна была такая срочность.

— Лари, давно не виделись.

Лариета подняла на гостя напряженный взгляд, когда он назвал её «Лари» и поцеловал руку своими толстыми, липкими губами. Она определенно не давала ему разрешение называть её сокращенным именем.

Мужчина со злобно выпученными глазами, квадратной челюстью и торчащим из-под одежды животом, стоявший перед ней сейчас был маркизом Сегре, женихом Лариеты.

— Если бы вы сообщили мне заранее о том, что собираетесь нанести визит, я бы не отлучилась из дома.

— Почему я должен сообщать заранее о своем визите? Тебе следует вести себя скромнее и сидеть дома.

Маркиз Сегре прищелкнул языком и погладил свой живот. Лариета была рассержена его высокомерным отношением, но она все еще хотела сдержать обещание, поэтому, закусив губу пробормотала себе под нос.

— С должной учтивостью!

Она думала, что расторгнуть помолвку будет легко, но поняла, что это была всего лишь её иллюзия после того, как встретила маркиза. А все потому, что она совершенно забыла, каким он был самонадеянным и высокомерным. Даже его уродливое лицо и жирное, дряблое тело провоцировали ее гнев.

Сделав глубокий вдох, Лариета хоть и с трудом, но все же смогла взять себя в руки, а затем сказала:

— Я хотела кое-что сказать вам маркиз.

— И, что же ты хочешь сказать? Ненавижу, когда женщины разговаривают, вы всегда несете чушь, когда открываете рот.

Маркиз сделал вид, что ему скучно, и принялся теребить волосы Лариеты.

Когда его неуклюжий палец скользнул по ее шее, то вызвал дрожь отвращения по всему её телу.

— Не могли бы вы так не делать…?

— Ох, не будь такой недотрогой. В любом случае, ты все равно скоро будешь моей.

Маркиз пошло улыбнулся, а затем схватил подбородок Лариеты своими пухлыми пальцами. Смотря на неё бесстыдным взглядом он погладил её по щеке, и, словно хотел сделать комплимент, сказал:

— Мне нравится твое лицо. Но вот цвет твоих глаз, выглядит просто отвратительно.

Похоже этот мужчина считал, что за свои деньги может купить все, что угодно.

В следующее мгновение маркиз наклонил голову к её уху. Лицо Лариеты мгновенно вспыхнуло от стыда, когда она услышала то, что он ей сказал. Она пристально посмотрела на него своими фиалковыми глазами.

— Ох, какой провокационный взгляд. Надеюсь ты не разочаруешь меня в постели.

— Что ты сказала дорогуша?

Тихое бормотание Лариеты озадачило маркиза.

Сейчас я покажу тебе, что значит вести себя по правилам этикета!

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector