Я к вам пишу чего же боле пародия

Пародия Новый Пушкин

Сергей Поздняков 3

Произведение: Я к вам пишу

Я к вам пишу, чего же боле,
Что я ещё могу сказать!
По тяжкой муке и неволе,
Роман в стихах для вас писать!

И в тяжкой воле и неволе,
Слагать, как следует стихи!
Люблю я «Вас», чего же боле,
Во след тебе прощу грехи!

Горит во лбу звезда поэта,
Как яркий лучик неземной!
Роман пишу не до рассвета,
Влюблён по уши с головой!

Влюблён в тебя, моя ты – нежность,
Влюблённый радуюсь тебе!
Проходят годы, бесконечность,
И яркий призрак о судьбе!

Я к вам пишу, чего же боле,
В раскатный час не унывать!
Пишу стихи по вашей воле,
Мне тяжко с грустью помечтать!

Влюблён в поэзию полвека,
В тебя немножечко потом!
В родного мною человека,
С которым рядышком идём!

ПАРОДИЯ: НОВЫЙ ПУШКИН

«Я к вам пишу, чего же боле,
Что я могу ещё сказать!».
Я ж помню, что когда-то в школе,
Пришлось мне Пушкина читать.

«Влюблён в поэзию полвека»,
Хоть и не помню я стихов,
Но, для «родного человека»,
Я зарифмую пару слов.

Смешались в кучу кони, люди…
Не помню, кто кому писал –
То ли Гвидон какой-то Люде,
Иль Кот Русалке что сказал?

«В раскатный час» не унываю,
«Мне тяжко с грустью помечтать»
И весело я сочиняю
Все эти бредни, твою мать!

«Горит во лбу звезда поэта»,
Как тот же Пушкин говорил
И освещает мне куплеты,
Что я любимой натворил.

Но не простил грехи мне кто-то,
Кто заглянул в листочек мой
И окунул меня во что-то,
За стих, «по уши с головой».

Источник

LiveInternetLiveInternet

Музыка

Метки

Рубрики

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Друзья

Постоянные читатели

Статистика

Я Вам пишу. Чего же боле. Что я могу ещё сказать.

pushkin 147160674 orig

Пародии на стихи Пушкина

К акое недоразуменье,
Передо мной явилась ты,
В связи с твоим же появленьем
Завяли в комнате цветы,

И за окном умолкли птички,
И в кране кончилась вода:
Такой уродливой девички
Не видел больше никогда.

Шли годы, и в кошмарах ночью
Ты часто приходила вновь
И говорила долго очень
Про страстную ко мне любовь.

В поту холодном просыпался,
И больше я заснуть не мог,
Я к психиатру обращался,
Мне психиатр не помог.

И вот второе потрясенье,
Опять завяли все цветы,
В то памятное воскресенье
Опять явилась, снова ты.

Лежу в больничном отделеньи,
Лекарство мне вгоняют в кровь,
И вызывают отвращенье
И жизнь, и слёзы, и любовь.

У лукоморья дуб зелёный
Есть интернет на дубе том
Там виснет в аське кот учёный
Отбросив песни на потом.

Там на неведомых дорожках
Отлично ловит Мегафон
Там в бочке с мёдом Старый мельник
По морю мчится как Гвидон.

Царевна СМС всем пишет
А серый волк свой плеер ищет.
Там царь кощей на сайте чахнет
Там чудный дух там Ролтон пахнет.

Я памятник воздвиг себе нерукотворный!
Он беспредельно прост и беспредельно мал.
Удобный очень. Не зеленый и не черный.
По форме и не угол, не овал.
Тропа народная к нему не зарастает.
Тропы то нет: там нечему расти.
Не рушится мой памятник, не тает.
Мне самому к нему неведомы пути.
Воздвиг его я позапрошлым летом.
А в прошлый год я про него забыл.
И беспокоюсь я, вдруг памятника нету?
Быть может я его не возводил?

О сколько нам открытий чудных…
Но больше, всё-таки, чуднЫх.
Душа корпит в развалах рудных
Без праздников, без выходных.
В ежеминутных постиженьях,
Мы спины гнём и морщим лбы,
К заветным истинам движенье
Нам не даётся без борьбы.

Мне, как лентяю и поэту,
Герою творческих атак,
Особо докучает враг –
Косящий сон после обеда.
Бывалочи, приляжешь с книгой,
А рядом Муза и перо…
Но мысли начинают прыгать
И дрёма щерится хитро.
Достаточно, порой, минуток –
И сердце в ровные толчки…
Бурчит о чём-то, там, желудок
И, вот уже ползут очки.
И храп, да будет он неладен,
Клокочет Музочке – ступай,
Отъехал гений-шалопай,
Шедевр погиб, народ обкраден.

Я стал хитрить – сел на диету,
Обед на ужин перенёс,
Опять улёгся с Музой этой,
С мольбой, что бы Пегас понёс.
И что б вы думали?
Всё – то же.
Голодный сон ещё длинней.
Глаза открыл – помята рожа
И нету Музочки моей.

Сколь можно вытерпеть насилий
Над мающимся естеством?
Кастрюльное заголосило,
На кухне, крышек торжеством.

И вот, он – вечер молчаливый,
И где-то Муза занята,
И я, хоть сытый, но тоскливый,
Скачу по кнопочкам пульта.
Досада топчется, подспудно
Косясь на мёртвый карандаш,
И опыт, сын ошибок трудных,
Трундит навязчиво и нудно –
Сегодня ладно – день в тираж,
А завтра, гений наш бесценный,
Пусть будет всё обыкновенно.
Вздремни в обед, залив борщом,
Натуры вдохновенной тонкость,
Чтоб вечер, к Музе обращён,
Ты плесканул сонетом звонким
Иль чем возвышенным ещё,
Нельзя ж обкрадывать потомков.

Т ы помнишь чудное мгновенье:
Перед тобой явился я —
В час пик, в трамвае, в день весенний,
Плечом слегка задев тебя.

Звучал мне долго голос нежный
И был укора полон он.
В ответ на твой протест мятежный
Я вежливо сказал: «Пардон!»

Сраженная подобным словом,
Остолбенела ты, застыв.
В тот миг в своей ковбойке новой
Я был чарующе красив,

Умыт, причесан, гладко выбрит —
Как гений чистой красоты,
С утра благоухали «Шипром»
Мои небесные черты.

Ты, восхищенная, молчала,
Сжимая проездной билет,
И взоры тайные бросала
На мой волшебный силуэт.

Промчалось чудное мгновенье,
Пришла пора расстаться нам.
Как мимолетное виденье,
Я пробираться стал к дверям.

Ты вышла первая, у банка,
А я у гастронома слез —
С таким же, в сущности, талантом,
Как и у Пушкина А. С.

img24

Процитировано 3 раз
Понравилось: 12 пользователям

Источник

LiveInternetLiveInternet

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Статистика

пародия на пушкина А.С.

Я Вам пишу. Чего же боле. Что я могу ещё сказать.

pushkin 147160674 orig

Пародии на стихи Пушкина

К акое недоразуменье,
Передо мной явилась ты,
В связи с твоим же появленьем
Завяли в комнате цветы,

И за окном умолкли птички,
И в кране кончилась вода:
Такой уродливой девички
Не видел больше никогда.

Шли годы, и в кошмарах ночью
Ты часто приходила вновь
И говорила долго очень
Про страстную ко мне любовь.

В поту холодном просыпался,
И больше я заснуть не мог,
Я к психиатру обращался,
Мне психиатр не помог.

И вот второе потрясенье,
Опять завяли все цветы,
В то памятное воскресенье
Опять явилась, снова ты.

Лежу в больничном отделеньи,
Лекарство мне вгоняют в кровь,
И вызывают отвращенье
И жизнь, и слёзы, и любовь.

У лукоморья дуб зелёный
Есть интернет на дубе том
Там виснет в аське кот учёный
Отбросив песни на потом.

Там на неведомых дорожках
Отлично ловит Мегафон
Там в бочке с мёдом Старый мельник
По морю мчится как Гвидон.

Царевна СМС всем пишет
А серый волк свой плеер ищет.
Там царь кощей на сайте чахнет
Там чудный дух там Ролтон пахнет.

Я памятник воздвиг себе нерукотворный!
Он беспредельно прост и беспредельно мал.
Удобный очень. Не зеленый и не черный.
По форме и не угол, не овал.
Тропа народная к нему не зарастает.
Тропы то нет: там нечему расти.
Не рушится мой памятник, не тает.
Мне самому к нему неведомы пути.
Воздвиг его я позапрошлым летом.
А в прошлый год я про него забыл.
И беспокоюсь я, вдруг памятника нету?
Быть может я его не возводил?

О сколько нам открытий чудных…
Но больше, всё-таки, чуднЫх.
Душа корпит в развалах рудных
Без праздников, без выходных.
В ежеминутных постиженьях,
Мы спины гнём и морщим лбы,
К заветным истинам движенье
Нам не даётся без борьбы.

Мне, как лентяю и поэту,
Герою творческих атак,
Особо докучает враг –
Косящий сон после обеда.
Бывалочи, приляжешь с книгой,
А рядом Муза и перо…
Но мысли начинают прыгать
И дрёма щерится хитро.
Достаточно, порой, минуток –
И сердце в ровные толчки…
Бурчит о чём-то, там, желудок
И, вот уже ползут очки.
И храп, да будет он неладен,
Клокочет Музочке – ступай,
Отъехал гений-шалопай,
Шедевр погиб, народ обкраден.

Я стал хитрить – сел на диету,
Обед на ужин перенёс,
Опять улёгся с Музой этой,
С мольбой, что бы Пегас понёс.
И что б вы думали?
Всё – то же.
Голодный сон ещё длинней.
Глаза открыл – помята рожа
И нету Музочки моей.

Сколь можно вытерпеть насилий
Над мающимся естеством?
Кастрюльное заголосило,
На кухне, крышек торжеством.

И вот, он – вечер молчаливый,
И где-то Муза занята,
И я, хоть сытый, но тоскливый,
Скачу по кнопочкам пульта.
Досада топчется, подспудно
Косясь на мёртвый карандаш,
И опыт, сын ошибок трудных,
Трундит навязчиво и нудно –
Сегодня ладно – день в тираж,
А завтра, гений наш бесценный,
Пусть будет всё обыкновенно.
Вздремни в обед, залив борщом,
Натуры вдохновенной тонкость,
Чтоб вечер, к Музе обращён,
Ты плесканул сонетом звонким
Иль чем возвышенным ещё,
Нельзя ж обкрадывать потомков.

Т ы помнишь чудное мгновенье:
Перед тобой явился я —
В час пик, в трамвае, в день весенний,
Плечом слегка задев тебя.

Звучал мне долго голос нежный
И был укора полон он.
В ответ на твой протест мятежный
Я вежливо сказал: «Пардон!»

Сраженная подобным словом,
Остолбенела ты, застыв.
В тот миг в своей ковбойке новой
Я был чарующе красив,

Умыт, причесан, гладко выбрит —
Как гений чистой красоты,
С утра благоухали «Шипром»
Мои небесные черты.

Ты, восхищенная, молчала,
Сжимая проездной билет,
И взоры тайные бросала
На мой волшебный силуэт.

Промчалось чудное мгновенье,
Пришла пора расстаться нам.
Как мимолетное виденье,
Я пробираться стал к дверям.

Ты вышла первая, у банка,
А я у гастронома слез —
С таким же, в сущности, талантом,
Как и у Пушкина А. С.

Источник

Письмо Татьяны к Онегину.

Я к вам пишу — чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать.
Но вы, к моей несчастной доле
Хоть каплю жалости храня,
Вы не оставите меня.
Сначала я молчать хотела;
Поверьте: моего стыда
Вы не узнали б никогда,
Когда б надежду я имела
Хоть редко, хоть в неделю раз
В деревне нашей видеть вас,
Чтоб только слышать ваши речи,
Вам слово молвить, и потом
Все думать, думать об одном
И день и ночь до новой встречи.
Но, говорят, вы нелюдим;
В глуши, в деревне все вам скучно,
А мы. ничем мы не блестим,
Хоть вам и рады простодушно.

Зачем вы посетили нас?
В глуши забытого селенья
Я никогда не знала б вас,
Не знала б горького мученья.
Души неопытной волненья
Смирив со временем (как знать?),
По сердцу я нашла бы друга,
Была бы верная супруга
И добродетельная мать.

Другой. Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я!
То в вышнем суждено совете.
То воля неба: я твоя;
Вся жизнь моя была залогом
Свиданья верного с тобой;
Я знаю, ты мне послан богом,
До гроба ты хранитель мой.
Ты в сновиденьях мне являлся
Незримый, ты мне был уж мил,
Твой чудный взгляд меня томил,
В душе твой голос раздавался
Давно. нет, это был не сон!
Ты чуть вошел, я вмиг узнала,
Вся обомлела, запылала
И в мыслях молвила: вот он!
Не правда ль? я тебя слыхала:
Ты говорил со мной в тиши,
Когда я бедным помогала
Или молитвой услаждала
Тоску волнуемой души?
И в это самое мгновенье
Не ты ли, милое виденье,
В прозрачной темноте мелькнул,
Приникнул тихо к изголовью?
Не ты ль, с отрадой и любовью,
Слова надежды мне шепнул?
Кто ты, мой ангел ли хранитель,
Или коварный искуситель:
Мои сомненья разреши.
Быть может, это все пустое,
Обман неопытной души!
И суждено совсем иное.
Но так и быть! Судьбу мою
Отныне я тебе вручаю,
Перед тобою слезы лью,
Твоей защиты умоляю.
Вообрази: я здесь одна,
Никто меня не понимает,
Рассудок мой изнемогает,
И молча гибнуть я должна.
Я жду тебя: единым взором
Надежды сердца оживи
Иль сон тяжелый перерви,
Увы, заслуженным укором!

Кончаю! Страшно перечесть.
Стыдом и страхом замираю.
Но мне порукой ваша честь,
И смело ей себя вверяю.

Другие статьи в литературном дневнике:

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник

Александр Пушкин – годы жизни-6 июня 1799 г. – 10 февраля 1837 г.

Письмо Татьяны Лариной к Евгению Онегину

Я к вам пишу — чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать.

Но вы, к моей несчастной доле
Хоть каплю жалости храня,
Вы не оставите меня.

Сначала я молчать хотела;
Поверьте: моего стыда
Вы не узнали б никогда,
Когда б надежду я имела
Хоть редко, хоть в неделю раз
В деревне нашей видеть вас,
Чтоб только слышать ваши речи,
Вам слово молвить, и потом
Всё думать, думать об одном
И день и ночь до новой встречи.

Но говорят, вы нелюдим;
В глуши, в деревне всё вам скучно,
А мы. ничем мы не блестим,
Хоть вам и рады простодушно.
Зачем вы посетили нас?
В глуши забытого селенья
Я никогда не знала б вас,
Не знала б горького мученья.
Души неопытной волненья
Смирив со временем (как знать?),
По сердцу я нашла бы друга,
Была бы верная супруга
И добродетельная мать

Другой. Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я!
То в вышнем суждено совете.
То воля неба: я твоя;
Вся жизнь моя была залогом
Свиданья верного с тобой;
Я знаю, ты мне послан богом,
До гроба ты хранитель мой.
Ты в сновиденьях мне являлся,
Незримый, ты мне был уж мил,
Твой чудный взгляд меня томил,
В душе твой голос раздавался
Давно. нет, это был не сон!
Ты чуть вошел, я вмиг узнала,
Вся обомлела, запылала
И в мыслях молвила: вот он!

Не правда ль? я тебя слыхала:
Ты говорил со мной в тиши,
Когда я бедным помогала
Или молитвой услаждала
Тоску волнуемой души?
И в это самое мгновенье
Не ты ли, милое виденье,
В прозрачной темноте мелькнул,
Приникнул тихо к изголовью?
Не ты ль, с отрадой и любовью,
Слова надежды мне шепнул?
Кто ты, мой ангел ли хранитель,
Или коварный искуситель:
Мои сомненья разреши.

Быть может, это всё пустое,
Обман неопытной души!
И суждено совсем иное.
Но так и быть! Судьбу мою
Отныне я тебе вручаю,
Перед тобою слезы лью,
Твоей защиты умоляю.
Вообрази: я здесь одна,
Никто меня не понимает,
Рассудок мой изнемогает,
И молча гибнуть я должна.
Я жду тебя: единым взором
Надежды сердца оживи,
Иль сон тяжелый перерви,
Увы, заслуженным укором!

Кончаю! Страшно перечесть.
Стыдом и страхом замираю.
Но мне порукой ваша честь,
И смело ей себя вверяю.

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector