Я мальчик потому что

Идентификация детей и родителей

Я девочка (мальчик), потому что

Мама – женщина, потому что

Папа – мужчина потому что

1. Мальчики лучше, чем девочки

Девочки лучше, чем мальчики

2. Мужчины лучше, чем женщины

Женщины лучше, чем мужчины

На третьем этапе перед ребенком выкладывались четыре карточки (две большие и две поменьше) с

символическими изображениями. Ребенку задавался вопрос: «Как ты думаешь, кто изображен на карточках?». Затем его подводили к выводу о том, что карточки обозначают «мужчина» и «женщина», поменьше – «мальчик» и «девочка». Затем экспериментатор привлекал внимание ребенка к карточкам с изображением мальчика и девочки.

Ребенку перечислялся набор признаков, характеризующих разные качества мальчиков и девочек (9 признаков) и давалась следующая инструкция: «Я сейчас буду перечислять «хорошие» качества, а ты должен положить палочку (из 9 палочек) «мальчику» или «девочке»: к кому это качество относится по твоему мнению. Три дополнительные палочки можно было положить и «девочке», и «мальчику», а можно «вообще никому не класть».

Затем аналогично перечислялись «плохие» качества, которые ребенок распределял между мальчиками и девочками с помощью девяти черных палочек и трех дополнительных. Подсчитывалось количество палочек у «девочек и мальчиков» и у «мужчин и женщин», при этом мы анализировали:

— общее количество «положительных» и «отрицательных» качеств, присвоенных представителям мужского и женского пола;

— разницу в их распределении между:

o мальчиками и мужчинами, девочками и женщинами

o мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами;

— противопоставленность распределения «положительных» и «отрицательных» качеств между представителями мужского и женского пола.

По результатам изучения идентификации детей и родителей на первом этапе было выявлено две дифференцированные группы детей:

1 группа составляет 70% детей. Эти дети в сюжетно ролевой игре выбирали роль младших членов семьи и играли «в самого себя». Особенностью их ролевого поведения было преимущественно эмоциональная идентификация с мамой. Например: девочки (Настя А., Катя М., 6 лет) предложили Алене С. (5 лет) поиграть в игру «дочки-матери». Алена сразу же согласилась, но сказала, что хочет быть «дочкой». Катя М. тоже сказала, что хочет быть дочкой, и что их будут звать также. В игре участвовало три девочки (две «дочки» и одна «мама»). Вся игра проходила на эмоциональном общении «дочек» с «мамой».

К наказаниям со стороны родителей большинство относилось без страха. Например: Меня никогда не накажут мама с папой, потому что они меня любят, и я их слушаюсь. (Андрей В., 4 года).

Между тем, интересно, что 3/5 детей строили модель своей будущей семьи по аналогии с родительской, учитывая ролевые особенности, т.е. девочки хотели быть и вести себя как мама, мальчики же хотели быть и вести себя как папа. Например: Я буду готовить так же вкусно, как моя мама. (Настя А., 6 лет). Когда я вырасту, то тоже буду ездить на машине, как папа (Сережа И., 4 года).

Оставшаяся 2/5 детей хотели бы быть похожими на родителя другого пола. Например: Я хочу быть высокой, как мой папа (Ира П., 5 лет). Моя мама работает врачом, когда я вырасту, я тоже хочу стать врачом (Вова К., 4 года).

Вторая группа составляет 30% детей. Испытуемые данной группы имели высокую степень идентификации (эмоциональной, поведенческой, половой) с мамой. Например: Когда я вырасту, как моя мама, у меня тоже будет сыночек, и я его тоже буду водить в детский садик. (Настя Ф., 4 года).

Дети этой группы маму в семье считали главной, то есть признавали за ней лидерские функции. Например: Я буду «мамой», а вы все меня должны слушаться и делать то, что я скажу, потому что мама в семье всегда главная. (Вероника Б., 5 лет).

Между тем, в половине случаев в эмоциональном плане дети были на стороне папы, то есть именно он был для них эмоциональным лидером в семье, и именно его они хотели бы видеть в первую очередь после разлуки. Например: Папу надо слушаться, потому что он самый старший в семье и добрый. (Саша М., 7 лет).

Эта часть детей не боялась наказаний ни со стороны мамы, ни со стороны папы (видимо, это было связано с особенностями поведения родителей и стилем воспитания). Например: Мама с папой меня не накажет, потому что уже большая. (Настя П., года).

Эта группа детей строила модель своей будущей семьи по аналоги с родительской, учитывая ролевые особенности. Например: Когда я вырасту, то у меня тоже будет семья, как у моего папы. (Саша Д., 5 лет).

На втором этапе эксперимента, когда выявлялись особенности ролевой идентификации детей с воспитанниками разновозрастной группы, то обобщение результатов показало, наличие различий между детьми выявленных дифференцированных групп.

Дети из второй дифференцированной группы проводили идентификацию со сверстниками на основе внешних признаков и социальных стереотипов. Например: Все мальчики сильные. Я – девочка, потому что я слабая. (Вероника Б., 5 лет). Все девочки трусихи. Я – мальчик, потому что я смелый. (Андрей Ш., 5 лет).

В половине случаев идентификация осуществлялась по принципу противоположности. Например? Все девочки играют в куклы. Все мальчики играют в футбол. (Марк З., 7 лет). Все мальчики дерутся. Я – девочка, потому что не умею драться. (Кристина В., 6 лет). Все мальчики невоспитанные. Я – девочка, потому что вежливая. (Настя Б., 7 лет).

Сравнение себя со сверстниками показало, что все дети выделяют положительные и отрицательные черты детей противоположного пола, но при этом в первой группе 2/5 детей, выделяя позитивные черты сверстников противоположного и своего пола, могли назвать и негативные.

Таблица 1. Отношение к мальчикам и девочкам у детей из дифференцированных групп.

Источник

Уступи девочке. Ты же мальчик!

5b4de0119dc7287dafa7baf3d0927cc6

Вам на почту будет приходить уведомление о новых статьях этого автора.
В любой момент Вы можете отписаться от уведомлений, перейдя по специальной ссылке в тексте письма.

0c052e2f999ed177193e2baff3a1856e

Гуляем на площадке. Ох уж эти ужасные детские площадки, где постоянно случаются стычки интересов, стилей воспитания, взглядов и ценностей! Тут разгораются войны, ломаются копья и приносятся жертвы. Это вам не просто грибочек над песочницей. Так вот, мой младший копается в снегу, валяется, у нас недавно снег выпал, ещё такой свежий и белый, вот он и радуется. Неподалёку так же радостно делает снежного ангела девочка, чуть побольше моего сына.

Потом у обоих детей случается замыкание – и они пулей несутся к горке. Детские куртки пухлые, мой сын и девочка толкаются на ступеньках. И тут мама девочки говорит: «Уступи девочке, ты же мальчик!». Мой сын ничего не понял, поэтому быстро прошмыгнул вперёд девочки, она стартанула за ним, и они уже смеящимся кубарем скатились с горки.

Мама девочки очень громко, чтобы и я слышала, сказала моему сыну: «Девочкам надо уступать, ты будущий мужчина». И тут уже вступилась я: «Он первый залез на ступеньки, почему он должен уступать девочке?». На что мне было высказано, что я воспитываю будущего гопника, невежу и мужлана. Мне такое не впервой слышать, но на размышления это всегда наталкивает.

«Уступи девочке, поделись с девочкой, ты же мальчик. Девочек бить нельзя! Пропусти девочку. Отдай девочке, ты потерпишь, видишь, она плачет! Поухаживай за девочкой. Помоги девочке, девочки слабенькие и беззащитные. » и т. д. Я знаю истории мужчин, которые в детстве переживали травлю со стороны девочек, и их малейшее недовольство, крик, детская злость порицались. Потому что: «Ну как же так, ты же мальчик, ты не должен злиться на девочек, девочки же такие феечки, им всё можно, а ты молчи и терпи, ты же будущий мужчина!». Недавно у одной из моих френдесс я читала историю обычной школьной травли, когда группа девчонок цеплялась к мальчишке, они толкали его и смеялись. В один момент мальчик просто остановил руку обидчицы и прижал к парте. Не ударил, не сделал больно, просто не дал ткнуть себя. И за это на него обрушился учительский гнев в духе: «Ах! Как ты смеешь? Девочек нельзя бить! Ты должен был отойти, ведь девочки беззащитны!». А ведь пытаясь воспитать таким способом уважение к девочкам/женщинам, мы на самом деле прививаем детям очень опасные стереотипы.

«Мне всё можно, я же девочка! Я милое и хрупкое создание, поэтому мне нужно отдать все плюшки, даже если я этого не заслужила, даже если эти плюшки принадлежат мальчику. Я же девочка! Мне даже можно издеваться над мальчиком, потому что меня нельзя наказывать, я же девочка!» С такими мыслями постепенно подрастают девчонки, вынося опасные уроки, что им многое положено по праву их девочковости, а не по их умениям, знаниям и силам. Они постепенно обесценивают собственные способности: зачем быть умненькой, если можно всё взять по праву своего пола. В дальнейшем это может трансформироваться в «Мужчина должен, обязан, я же женщина, я украшение, а он всё для меня сделает!».

Многие сейчас могут подумать, что я плохо отношусь к женщинам, что хочу лишить их и того малого, что у них есть – мужского отношения, галантности и чтобы перед нами двери открывали. Нет, это не так. Напротив, я бы очень хотела, чтобы в нашем обществе формировались здоровые женско-мужские отношения, где уважались бы права женщин и их амбиции, а на мужчин не навешивались бы непосильные обязанности и не затыкались бы их чувства. Это возможно, если допустить, что мы равны. Если допустить, что эти два карапуза на детской площадке одинаково пронырливы, сильны и умны и это не зависит от их пола. Что девочка может обогнать мальчишку, и ей не нужно специально уступать, что мальчик может заплакать, что оба эти ребёнка могут испытывать злость и радость. Что в конфликтах и травле нет гендера, что в жизни нужно поступать, руководствуясь общечеловеческими принципами: бить нельзя никого и никому, ни мальчикам девочек, ни наоборот; уступать можно и нужно, если ты видишь, что человек и правда нуждается в этом; помогать можно и нужно, если у тебя есть на это силы и возможности; для любого достижения нужно постараться, и если ты действительно чего-то достиг/достигла, то это по праву твоё и никто не смеет это забирать, и т. д. Это касается и мальчиков, и девочек. А уж любить друг друга, открывать друг другу двери, ухаживать, делать подарки и заботиться друг о друге они научатся у нас, если, конечно, мы сможем показать им такой пример.

Пока мама девочки распалялась злостной тирадой в мой адрес, наши дети катались с горки. Девочка уже шустро обгоняла моего сына, а он с восторгом засыпал её снегом. Они смеялись. Когда мы уходили с детской площадки, он сказал: «Маша классная, она меня обогнала и показала, как на лазенку залезать, а я её на карусели катал!».

Помощь Беременным женщинам и мамам

Бесплатная горячая линия в сложной жизненной ситуации

Источник

Не хочу быть девочкой

Директор детского медиахолдинга «Академия радости» Марина Солотова — о том, почему девочки всё чаще говорят о себе в мужском роде.

«Лучше бы я родилась мальчиком…»

Когда моя Анютка была маленькая, у неё было 14 платьев. Мне очень нравилось, что у меня есть девочка. Я научилась заплетать фантастические косички и каждое утро честно сооружала у дочки на голове новый шедевр, а она терпеливо сидела полчаса на стуле, не вертелась и требовала потом, чтобы я показала ей «как там на затылке». Она с удовольствием наряжалась в снежинку на Новый год…

В первом классе моя девочка сказала, что на Новый год она будет пиратом. Мы пришли в магазин, и я предложила ей примерить чудесный костюм пиратки, который больше смахивал на принцессино платье неземной красоты. «Мама, ты не поняла. Я хочу быть ПИРАТОМ, вот этим». И Аня показала мне костюм, который состоял из штанов и тельняшки.

С тех пор прошло 5 лет. Платье у нас теперь одно — то, в котором моя девочка — певица — выходит на сцену. Косички мы тоже не заплетаем — 2 года назад дочка накопила денег и за руку привела меня в парикмахерскую. А вчера я впервые услышала: «Лучше бы я родилась мальчиком…»

Я ждала этой фразы. Потому что работаю с детьми и очень часто слышу от своих девчонок: «Я не хочу быть девочкой». Более того, однажды я заметила, что мои девчонки — человек 6 — говорят о себе в мужском роде: «Я сказал. Я решил. Я сделал». Внимание! Речи об ориентации не идёт! Девчонки носят юбки, начинают красить глаза и кокетничают с мальчишками. Но девочками быть не хотят.

Девочка должна!

«Ты же девочка!» — говорим мы своим дочкам, когда они просят велосипед и начинают лазать по деревьям. «Ты же девочка!» — укоризненно качаем мы головой, если дочка дала в лоб обидчику. «Ты же девочка!» — настаиваем мы, предлагая нашим дочкам особенную модель поведения, которая предусматривает гораздо больше «должна» и «не должна», чем такая же модель для мальчиков.

Фото: © Flickr/ Deana

‘>Много лет назад я стала свидетелем разговора моей дальней родственницы с тринадцатилетним сыном. Женька возмущался тем, что его младшая сестра — десятилетняя Ксюша — не помыла посуду в свою очередь.

— Скажи, Женя, вот мы сегодня пришли домой. Я что стала делать?

— Так. Мы поужинали. Я что стала делать?

— А когда я помыла посуду, я что стала делать?

— Женя, вот когда вы станете большими, всё так и будет. Ксюша, хочет она или нет, будет стирать, готовить и мыть посуду. А ты, если не захочешь, ляжешь на диване и будешь телевизор смотреть. Давай сейчас за неё все иногда будем делать, ей ещё достанется!

Очень часто в разговорах с моими девчонками звучит обида за бытовую несправедливость: мама, которая работает не меньше папы, дома заступает во вторую смену. И далеко не всегда папа стоит рядом. Они не видят, как папа работает на работе. Они видят, насколько мама больше загружена дома. Она готовит еду, наводит порядок, делает с ребёнком уроки. Пока папа смотрит телевизор… Я не утверждаю, что так во всех семьях. Я просто хочу обратить внимание родителей на то, что при наличии такого мужского инфантилизма в семье не стоит удивляться тому, что дочка выбросит платья и запишется в секцию тайского бокса.

Вот что говорят девчонки, которые занимаются в нашей «Академии радости»:

Катя Р., 15 лет (у неё благополучная семья, девочка хорошо учится, занимается конным спортом, она старшая в семье, где есть ещё двое ребятишек): «Я говорю о себе в мужском роде не потому, что позиционирую себя как парень, и не потому, что хочу им быть. То, что я не хочу быть девочкой, не значит, что я хочу быть мальчиком. Говоря о себе в мужском роде, я хочу сказать: я человек. Я постоянно слышу от людей: «Ты же девочка, ты должна…», как будто бы я кому-то очень крупно задолжал и теперь мне придётся играть навязанную со стороны роль, а я так не хочу. Если для того, чтобы быть девочкой, нужно строго соблюдать придуманную кем-то и чуждую мне модель поведения, то я не собираюсь ей быть».

Ксюша С., 18 лет (девочку воспитывают мама и бабушка): «Мне кажется, от парней меньше требуют. Ну, им не говорят «Эй, следи за собой, ты должна выглядеть красиво, ты же девочка», «ну что это за бардак, почему посуда грязная, ты же девочка, муж от тебя сбежит». Называть себя по-мужски просто удобнее было с социальной точки зрения, типа, отстаньте от меня, ну какая я вам девочка. Когда я слышу слово «девочка», мне представляется такая размалёванная клуша, которой при этом только детей рожать да борщи варить. И я себя с таким образом жизни вообще никак не отождествляю. Мне это неприятно, я не хочу быть на такую девочку похожей. Это некое отрицание. При слове «мальчик» возникают ассоциации такого свободного чувака. Нет обязательств в виде детей, например. Холостяком быть вполне себе можно, ему никто вслед не говорит «старый юноша», в то время как незамужняя женщина — «старая дева» — клеймо и второй сорт. Он как бы диктует ситуацию, он решает, и это он будет возмущаться, что посуда не вымыта. Сейчас я стала понимать: да, я девочка, поэтому я сама могу решить, что мне делать с детьми, посудой и прочей фигнёй. И спокойно могу, например, любить машины, которые я люблю и прекрасно с ними управляюсь, что бы мама мне про это ни говорила. И прекрасно могу собирать мебель из «Икеи», просто потому что мне нравится. А мальчики могут прекрасно следить за собой, и разбираться в моде лучше меня, и любить готовить. А могут и не. И всем хорошо».

Фото: © Flickr/taylormcquarrie

У ещё одной моей воспитанницы Полины М. есть два младших брата. Главная причина её протеста была настолько смешной, как мне казалось, что я долго не могла в неё поверить: родители и бабушки доказывали ей, что она не может стать учёным, потому что девочка. Потому что её дело — рожать детей, а не заниматься наукой. Что профессия «учёный» не случайно не имеет формы женского рода. И девочка возмутилась, на мой взгляд, совершенно справедливо.

Полина М., 15 лет: «Я долго говорила о себе в мужском роде. И вот тут-то взрослые включили свою шарманку… «Пока ты живёшь в моём доме, ты не смеешь так о себе говорить. Вот вырастешь большая, сделаешь операцию по смене пола — тогда как хочешь». Слава Богу, нашлись люди, которые смогли открыть мне мою ценность миру как девочки, доказали, что я необходима миру как девочка. А если бы не нашлись, не знаю, как далеко бы всё зашло, я была настроена очень решительно».

Как же вырастить леди?

На самом деле, 10 мам из 10, услышав от дочки «Я сам», хватаются за сердце. И напрасно. Потому что такие заявления не говорят о нетрадиционной ориентации девочки. Они говорят о том, что мы, родители, перегибаем палку с «тыжедевочка». Иногда достаточно бывает показать, что «тыжемужик» — ничуть не легче. В случае с Полиной, например, проблема решилась за один вечер: в нашем лагере полночи девочка темпераментно и страстно доказывала мне, что мальчикам легче и она с радостью стала бы настоящим мальчиком. И тогда я просто предоставила ей такую возможность: наутро мы стали привлекать её ко всем пацанячьим радостям. Таскать стулья, пропускать девчонок вперед, выносить мусор, расчищать от снега площадку для съёмок и т.д. Вечером я застала Полину за накрашиванием ногтей, и с тех пор «я сам» не слышала ни разу.

Девчонки боятся ответственности, которая неизбежно на них свалится в гораздо большем, как им кажется, объёме, чем на их братьев и одноклассников. Поэтому они, как могут, пытаются от этой ответственности хоть сейчас отгородиться. Возможно, кому-то это покажется несерьёзным: перебесятся, мол, встанут мозги на место. Перебесятся. Но не все. Потому что мы своим «Ты же девочка!», пытаясь вырастить леди, часто на самом деле убиваем женское начало. И протест может зайти слишком далеко.

Вчера я услышала от дочки: «Лучше бы я родилась мальчиком». Значит, где-то перегнула с установками. Пошла вспоминать, где. И думать, что делать дальше.

Источник

Любимый хочет чтобы я родила нам девочку. Это нормально? Ведь мужчины обычно хотят мальчиков

c39df

Эм, не все хотят мальчика, это нормально) )

e03c3

кого бог пошлет тот и будет.. главное чтоб малыш был здоровым.. у меня муж очень хотел мальчика.. я ему сказала над чем поработал то и получишь ко мне какие могут быть претензии.. я же не выбираю и по заказу твоему не могу беременнить. все отстал от меня потом))) ) ну потом на узи нам сказали что мальчик.. счастливый был)))))

4cdb0

значит он у вас необычный мужчина. ))) )

Почему? Откуда такая версия? Все мужчины разные.

Занимаюсь определением пола детей до рождения. Занимаюсь этим профессионально. Определяю пол по фотографии родителей. Для этого вконтакте у меня есть группа. Поищите Шушаков Валерий. Я там в списке первый. Или через поиск собществ. Группа называется «Пол ребенка по фотографии родителей» Кто считает это невозможным, просьба не беспокоить

Ну дочки больше к отцам тянутся, а мальчики к мамам

Это потому что он хочет не только девочку, а сначала девочку, а потом мальчика. 1f642

Мой говорит, что первая дочка у него бракованная получилась (сейчас у неё переходный возраст, проблемы с парнями, любофф и т. д.), поэтому надо новую дочку сделать, более качественную)))

обычно хотят мальчиков это стереотип!

Мой всегда говорил, что хочет именно дочку. А теперь на сына нарадоваться не может))

98a58

Мой муж тоже девочку хотел!))) ) а вобще, очень часто мужчины хотят сыновей, но дочек любят больше и балуют)))

30efb

Че за бредовый вопрос? Конечно нормально. Вот бред! Я в шрке!

у меня тоже девочку хочет!! если честно тупой вопрос

0351e

Главное что бы роды прошли нормально, и ребёночек был жив и здоров.

Мой тоже первой девочку хотел, получил. Второго хотел мальчика. А я ему :Получи девочку. Сначала немного расстроился, а теперь мимо нее спокойно пройти не может. Прям цветет. «Красотули мои, лапули. солнышки, девчушки» и т. д. и т. п.

Х и У хромосомами мужчины заведуют, так что пусть он сам старается. ювелир, блин

c3c4d

d9f02

а жениться любимый не хочет?

Ну мой муж хотел мальчика, а когда сказали что девочка будет, не сильно расстроился, сказал все равно будем на охоту с ней ездить)

8a102

ближе к родам передумает

83fee

мой девочку хотел, а у нас мальчик будет, радости полные штаны, такиииее планы уже начал строить)

Источник

Я мальчик потому что

12-летная трансгендерная девочка начала принимать блокаторы полового созревания, а ее мать говорит, что ребенок «с трехлетнего возраста» уже понимал, что хочет быть женского рода.

Родившаяся мальчиком Эш Лэммин (Ash Lammin) начинает длинный путь по превращению в девочку в принадлежащей Национальной службе здравоохранение клинике, и это самый молодой пациент в стране, проходящий подобную процедуру.

Она глубоко изучила эту проблему и теперь говорит о том, что хочет иметь пересаженную матку, чтобы получить возможность стать матерью во взрослом возрасте.

43-летняя Терри Лэммин, ее мать, сказала, что Эш «настаивала на том, что она девочка с того момента, как начала говорить».

«Когда ей было три года, она сказала мне: „Я мальчик, потому что ты дала мне мальчишеское имя — это твоя вина», — сказала г-жа Лэммин из Рамсгейта, графство Кент. — Я помню, что почувствовала себя ужасно, потому что она меня обвинила».

«Я никогда раньше не сталкивалась с этим, но решила смириться. Я просто подумала: если он счастлив, то это главное».

Эш, изменившая в возрасте восьми лет свои имя с Эштона (Ashton) на Эшли (Ashley), начнет принимать препараты для блокирования полового созревания, и так будет продолжаться до наступления половой зрелости, когда ей исполнится 18 лет. И тогда она решит, согласна ли на проведение хирургической операции по изменению пола.

Блокаторы полового созревания могут быть предписаны любому ребенку с 10 лет, страдающему от расстройства гендерной идентичности, от гендерной дисфории (gender dysphoria), а решение по этому вопросу принимает Служба развития гендерной идентификации (Gender Identity Development Service) Национальной службы здравоохранения.

Пока Служба развития гендерной идентификации использовала блокаторы полового созревания в отношении примерно тысячи детей, и при этом 230 из них были младше 14 лет.

До 2011 года Служба развития гендерной идентификации применяла блокаторы полового созревания только в отношении детей старше 16 лет. Однако эти правила были смягчены после публикации сообщений о том, что британские дети уезжают за границу для приобретения этих препаратов.

Комментируя свой опыт, Эш сказала: «Это длительное путешествие, оно еще продолжается, но у меня возникает ощущение победы, несмотря на все сложности».

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector