Я мыслю значит я существую что означает

Мыслю, следовательно, существую

180px frans hals portret van rene descartes

Cogito, ergo sum (лат. — «Мыслю, следовательно, существую») — философское утверждение Рене Декарта, фундаментальный элемент западного рационализма Нового времени.

Это утверждение Декарт выдвинул как первичную достоверность, истину, в которой невозможно усомниться — и с которой, следовательно, можно начинать отстраивать здание достоверного знания.

Аргумент не следуeт понимать как умозаключение [1] («тот, кто мыслит, существует; я мыслю; следовательно, я существую»); напротив, его суть — в очевидности, самодостоверности моего существования как мыслящего субъекта (res cogitans — «вещи мыслящей»): всякий акт мышления (и шире — всякое представление, переживание сознания, ибо рефлексивном взгляде на него — меня, мыслящего, осуществляющего этот акт. Аргумент указывает на самообнаружение субъекта в акте мышления (сознания): я мыслю — и, созерцая своё мышление, обнаруживаю себя, мыслящего, стоящего за его актами и содержаниями.

Содержание

Варианты формулировки

Cogito ergo sum является латинским переводом утверждения Декарта Je pense, donc je suis («Я мыслю, значит я есть»), которое появляется в его «Рассуждении о методе» (1637), написанном по-французски.

Фраза «Cogito ergo sum» не используется в наиболее значимой работе Декарта «Размышления о первой философии» [1] (1641), хотя часто эту формулировку ошибочно приводят в качестве аргумента, ссылаясь на данный труд. Декарт опасался, что эта формулировка, которую он использовал в более ранней работе, допускала толкование, отличное от того контекста, в котором он использовал её в своих умозаключениях. [2] Стремясь уйти от формулировки, создающей видимость логического вывода, тогда как подразумевается самоочевидность, непосредственное усмотрение утверждаемой истины, Декарт избавляется от первой части фразы и оставляет только «Я есть» («Я существую»): «всякий раз, как я произношу слова Я есмь, я существую или воспринимаю это изречение умом, оно по необходимости будет истинным» (Размышление II).

В привычной форме Ego cogito, ergo sum («Я мыслю, следовательно, существую») аргумент появляется в более поздней работе «Начала философии» (1644), написанной на латыни: « Ac proinde haec cognitio, ego cogito, ergo sum, est omnium prima et certissima. » (§ 7).

Августин: предшественник Декарта

Задолго до Декарта аналогичный аргумент предложил в полемике со скептиками Августин Блаженный в книге «О Граде Божьем» (кн. XI, 26): Si fallor, sum («Если я ошибаюсь, я существую»).

Однако существенное различие между Августин и Декартом заключается в контексте, целях и следствиях аргумента.

Августин начинает с утверждения, что, заглядывая в собственную душу, мы «в себе узнаем образ Бога… Ибо мы и существуем, и знаем, что существуем, и любим это наше бытие и знание», — что соответствует тройственной природе Бога. Далее Августин пишет:

30px aquote1 Я не боюсь никаких возражений относительно этих истин со стороны академиков, которые могли бы сказать: „А что если ты обманываешься?“ Если я обманываюсь, то уже поэтому существую. Ибо кто не существует, тот не может, конечно, и обманываться: я, следовательно, существую, если обманываюсь. 30px aquote2

Августин, заглядывая в свою душу с верой, приходит в результате применения аргумента к Богу; Декарт заглядывает в свою душу с сомнением — и приходит к субъекту, сознанию, res cogitans (мыслящей субстанции), требованием которой является ясность и отчётливость. «В то время как cogito Августина умиротворяет, преображая все в Боге, cogito Декарта проблематизирует все остальное, в том смысле, что после обретения истины собственного существования нужно обратиться к завоеванию отличной от нашего „Я“ реальности, постоянно стремясь при этом к ясности и отчетливости». [3]

Источник

Кто сказал «Я мыслю, следовательно существую»?

%D0%AF %D0%BC%D1%8B%D1%87%D1%81%D0%BB%D1%8Eg

Рене Декарт (1596-1650)

Родился в небогатой дворянской семье в городке Лаэ провинции Турень. Получил качественное образование в иезуитском колледже Коллегия Ля Флешь. В молодости много путешествовал, служил волонтером в армиях Голландии, Баварии, Венгрии. Более двадцати лет прожил в Нидерландах, стране в то время наиболее свободной от влияния церковников.
Главные его произведения

Наибольший вклад Декарт внес в изучение оптики: представил закон преломления света, математики: изобретение аналитической геометрии, философии: материалистическая сущность природы

Положение «Я мыслю, следовательно существую» («Ac proinde haec cognitio, ego cogito, ergo sum, est omnium prima et certissima…») Декарт высказал в трактате «Рассуждение о методе, чтобы хорошо направлять свой разум и отыскивать истину в науках»:
«внимательно исследуя, что такое я сам, я мог вообразить себе, что у меня нет тела, что нет ни мира, ни места, где я находился бы, но я никак не мог представить себе, что вследствие этого я не существую; напротив, из того, что я сомневался в истине других предметов, ясно и несомненно следовало, что я существую. А если бы я перестал мыслить, то, хотя бы все остальное, что я когда-либо себе представлял, и было истинным, все же не было основания для заключения о том, что я существую. Из этого я узнал, что я – субстанция, вся сущность, или природа, которой состоит в мышлении и которая для своего бытия не нуждается ни в каком месте и не зависит ни от какой материальной вещи. Таким образом, мое я, душа, которая делает меня тем, что я семь, совершенно отлична от тела и ее легче познать, чем тело; и если бы его даже вовсе не было, она не перестала бы быть тем, что она есть. Затем я рассмотрел, что вообще требуется для того, чтобы то или иное положение было истинно и достоверно; ибо, найдя одно положение достоверно истинным, я должен был также знать, в чем заключается эта достоверность. И, заметив, что в истине положения Я мыслю, следовательно, я существую меня убеждает единственно ясное представление, что для мышления надо существовать, я заключил, что можно взять за общее правило следующее: все представляемое нами вполне ясно и отчетливо – истинно»

Августин Аврелий (Блаженный, Святой) (354-430)

%D1%8F %D0%BC%D1%8B%D1%81%D0%BB%D1%8E

Главным трудом Блаженного Августина является трактат «О граде Божьем», созававшийся им 13 лет. В нем автор и высказал мысль о том, что «я сомневаюсь, следовательно существую»
«мы существуем, и знаем, что существуем, и любим это наше бытие и знание. Относительно этих трех вещей, которые я только что перечислил, мы не опасаемся обмануться какой-нибудь ложью, имеющей вид правдоподобия. Мы не ощущаем их каким-либо телесным чувством, как ощущаем те вещи, которые вне нас, как ощущаем, например, цвет — зрением, звук — слухом, запах — обонянием, поедаемое — вкусом, твердое и мягкое — посредством осязания. Они не из этих чувственных вещей, образы которых, весьма на них похожие, хотя уже и не телесные, вращаются в нашей мысли, удерживаются нашей памятью и возбуждают в нас стремление к ним. Без всяких фантазий и без всякой обманчивой игры призраков для меня в высшей степени несомненно, что я существую, что я это знаю, что я люблю. Я не боюсь никаких возражений относительно этих истин со стороны академиков, которые могли бы сказать: «А что если ты обманываешься?» Если я обманываюсь, то уже поэтому существую. Ибо кто не существует, тот не может, конечно, и обманываться: я, следовательно, существую, если обманываюсь…»

Источник

Я мыслю, следовательно я существую

180px frans hals portret van rene descartes

Cogito, ergo sum (лат. — «Мыслю, следовательно, существую») — философское утверждение Рене Декарта, фундаментальный элемент западного рационализма Нового времени.

Это утверждение Декарт выдвинул как первичную достоверность, истину, в которой невозможно усомниться — и с которой, следовательно, можно начинать отстраивать здание достоверного знания.

Аргумент не следуeт понимать как умозаключение [1] («тот, кто мыслит, существует; я мыслю; следовательно, я существую»); напротив, его суть — в очевидности, самодостоверности моего существования как мыслящего субъекта (res cogitans — «вещи мыслящей»): всякий акт мышления (и шире — всякое представление, переживание сознания, ибо рефлексивном взгляде на него — меня, мыслящего, осуществляющего этот акт. Аргумент указывает на самообнаружение субъекта в акте мышления (сознания): я мыслю — и, созерцая своё мышление, обнаруживаю себя, мыслящего, стоящего за его актами и содержаниями.

Содержание

Варианты формулировки

Cogito ergo sum является латинским переводом утверждения Декарта Je pense, donc je suis («Я мыслю, значит я есть»), которое появляется в его «Рассуждении о методе» (1637), написанном по-французски.

Фраза «Cogito ergo sum» не используется в наиболее значимой работе Декарта «Размышления о первой философии» [1] (1641), хотя часто эту формулировку ошибочно приводят в качестве аргумента, ссылаясь на данный труд. Декарт опасался, что эта формулировка, которую он использовал в более ранней работе, допускала толкование, отличное от того контекста, в котором он использовал её в своих умозаключениях. [2] Стремясь уйти от формулировки, создающей видимость логического вывода, тогда как подразумевается самоочевидность, непосредственное усмотрение утверждаемой истины, Декарт избавляется от первой части фразы и оставляет только «Я есть» («Я существую»): «всякий раз, как я произношу слова Я есмь, я существую или воспринимаю это изречение умом, оно по необходимости будет истинным» (Размышление II).

В привычной форме Ego cogito, ergo sum («Я мыслю, следовательно, существую») аргумент появляется в более поздней работе «Начала философии» (1644), написанной на латыни: « Ac proinde haec cognitio, ego cogito, ergo sum, est omnium prima et certissima. » (§ 7).

Августин: предшественник Декарта

Задолго до Декарта аналогичный аргумент предложил в полемике со скептиками Августин Блаженный в книге «О Граде Божьем» (кн. XI, 26): Si fallor, sum («Если я ошибаюсь, я существую»).

Однако существенное различие между Августин и Декартом заключается в контексте, целях и следствиях аргумента.

Августин начинает с утверждения, что, заглядывая в собственную душу, мы «в себе узнаем образ Бога… Ибо мы и существуем, и знаем, что существуем, и любим это наше бытие и знание», — что соответствует тройственной природе Бога. Далее Августин пишет:

30px aquote1 Я не боюсь никаких возражений относительно этих истин со стороны академиков, которые могли бы сказать: „А что если ты обманываешься?“ Если я обманываюсь, то уже поэтому существую. Ибо кто не существует, тот не может, конечно, и обманываться: я, следовательно, существую, если обманываюсь. 30px aquote2

Августин, заглядывая в свою душу с верой, приходит в результате применения аргумента к Богу; Декарт заглядывает в свою душу с сомнением — и приходит к субъекту, сознанию, res cogitans (мыслящей субстанции), требованием которой является ясность и отчётливость. «В то время как cogito Августина умиротворяет, преображая все в Боге, cogito Декарта проблематизирует все остальное, в том смысле, что после обретения истины собственного существования нужно обратиться к завоеванию отличной от нашего „Я“ реальности, постоянно стремясь при этом к ясности и отчетливости». [3]

Источник

«Мыслить, следовательно, существовать»: значение и толкование высказывания

Высказывание «Я мыслю, следовательно, существую» принадлежит французскому философу, математику и ученому 17-го века Рене Декарту, и встречается в его работе «Рассуждение о методе» (1637). Он рассматривал достоверность как первичную характеристику истинного знания. Декарт провел серию мысленных экспериментов, основанных на методическом сомнении, чтобы найти неоспоримую самоочевидную истину, высказанную в этой фразе. Интерпретация выражения стала предметом многочисленных философских дебатов. Оно отражает скептический интеллектуальный климат, характерный для раннего периода развития современной философии.

Размышления о первой философии

Как известно, Декарт выдвинул очень простую кандидатуру на «первый элемент знания». Она была предложена методическим сомнением — размышлением о том, что все мысли могут быть ошибочными. В начале «Второго размышления» Декарт говорит, что его наблюдатель убедил себя в отсутствии всего в мире – неба, земли, разума и тела. Следует ли из этого то, что его тоже не существует? Нет. Если он убедил себя в чем-то, тогда он, конечно, существует. Но что, если есть обманщик высшей силы и хитрости, который сознательно и постоянно вводит в заблуждение наблюдателя? И в этом случае он, несомненно, существует. И пусть его обманывают, сколько угодно, наблюдателя никогда не удастся убедить, что он ничто, пока он думает, что он чем-то является. Итак, рассмотрев все основательно, он должен, наконец, сделать вывод, что предположение о его существовании является истинным, независимо от того, высказывается оно или воспринимается умом.

Каноническая форма мысли, которую высказал Декарт, – «Я мыслю, следовательно, я существую» (на латыни: cogito ergo sum; в оригинале на французском: je pense, donc je suis). Эта формулировка в «Размышлении» прямо не упоминается.

1729991

Декарт: «Я мыслю, следовательно, я существую». Смысл фразы

Автор считает это высказывание (стандартно обозначаемое как cogito) «первым и самым верным из всех, которые возникают у тех, кто философствует упорядоченным образом. Есть ли большая уверенность в необходимости присоединять к «я мыслю» «я существую» или «следовательно» (т. е. их логическое отношение)? Предположительно, это необходимо, если cogito играет основополагающую роль, которую отводит ему Декарт. Но ответ зависит от того, понимается ли cogito как логический вывод или интуиция.

Проверка cogito путем методического сомнения предполагает раскрыть его непоколебимую достоверность. Как уже отмечалось, существование тела подлежит сомнению. А наличие мышления – нет. Сама попытка отбросить мышление является действительно самоуничтожающей.

1729993

Cogito поднимает множество философских вопросов и породило огромную литературу. Далее упрощенно затрагиваются некоторые основные моменты.

Высказывание от первого лица

Формулировка от первого лица необходима для уверенности в cogito. «Мыслить, следовательно, существовать» от третьего лица непоколебимо достоверным быть не может — во всяком случае для наблюдателя. Только присутствие его мысли имеет шанс противостоять гиперболическому сомнению. Есть ряд пассажей, в которых Декарт ссылается на версию cogito от третьего лица. Но ни одна из них не возникает в контексте установления фактического существования конкретного мыслителя (в отличие от условного, общего результата, «все, что мыслит, существует»).

1729995

Настоящее время

Формулировка в настоящем времени имеет важное значение для достоверности высказывания «Я мыслю, следовательно, я существую». Смысл у фразы «Я существовал в прошлый вторник, так как я помню мои мысли в тот день» отсутствует, так как известно только то, что теперь этот случай остался лишь в воображении. Не работает и высказывание о том, что «Я буду продолжать существовать, так как я сейчас мыслю». Как замечает размышляющий, «когда я перестану думать совершенно, я полностью прекращу свое существование». Привилегированная достоверность cogito основана на «явном противоречии» попытки мыслить вне мышления в настоящем.

Cogitatio

Достоверность cogito зависит от формулировки с точки зрения cogitatio наблюдателя — его мышления или сознания в целом. Любой его вид является достаточным, включая сомнение, утверждение, отрицание, желание, понимание, воображение и т. д. Однако отсутствия мышления недостаточно. Например, бесполезно рассуждать о том, что «я существую, поскольку я иду», т. к. методическое сомнение ставит под вопрос существование моих ног. Возможно, мне только снится, что у меня есть ноги. Простая модификация этого высказывания в «Я существую, так как мне кажется, что я иду» восстанавливает антискептический эффект.

1729989

Связь с дуализмом

То, что Декарт отвергает формулировки, предполагающие наличие тела, обеспечивает ему не более чем эпистемологическое различие между идеями разума и тела, но не онтологическое (как в телесно-ментальном дуализме). Действительно, после cogito он пишет: «Может ли оказаться неверным, что эти вещи, которые я считаю ничем [например, строение конечностей, которые называются человеческим телом], потому что они мне неизвестны, и они в действительности совпадают с «я», о котором я знаю? Я не знаю и на данный момент я не буду спорить, поскольку я могу судить только о тех вещах, которые мне известны».

Cogito не предполагает дуализма разума и тела Декарта.

Простая интуиция

Большая часть дискуссий по поводу того, предполагает ли фраза «Мыслить, следовательно, существовать» логический вывод, или она является просто само собой разумеющейся интуицией, отвергается двумя замечаниями. Одно замечание касается отсутствия явного заключения ergo («следовательно») во «Втором размышлении». Кажется ошибочным подчеркивать это отсутствие, как будто предполагая, что Декарт отрицает какую-либо роль логического умозаключения, т. к. здесь автор явно определяет линию посылок, ведущих к выводу о существовании наблюдателя. В его других трактовках «следовательно» упоминается, а «Размышления» расширяют его.

Второе замечание заключается в ошибочности мысли о том, что cogito должно либо сопровождаться логическим умозаключением, либо быть интуитивным. Нет никакого противоречия в само собой разумеющемся восприятии утверждения с логически выводимой структурой. Среди современных философов широко распространено мнение, что modus ponens не требует доказательств, хотя в нем и содержится логический вывод. Таким образом, если утверждение содержит инференцию, то это не означает, что его принятие основано на ней, что применимо к cogito. Как утверждает Р. Декарт, «Мыслю, следовательно, существую» не выводится при помощи силлогизма – высказывание признается как нечто само собой разумеющееся простой интуицией ума.

Независимо от статуса cogito, стоит отметить наблюдение Барри Страуда: «Мыслитель, очевидно, никогда не может быть неправ, когда думает «Я мыслю». Более того, никто из тех, кто думает, не может ошибаться в том, что он существует».

Обособленное «я»

Наконец, ссылка Декарта к «я» в «Я мыслю» не предполагает наличия обособленного «я». В следующем предложении после первоначального заявления о cogito размышляющий говорит: «Но я еще не обладаю достаточным пониманием того, чем является это «я», которое сейчас необходимо». Высказывание «Мыслить, следовательно, существовать» направлено на то, чтобы принести уверенность в то, что я есть, поскольку я могу мыслить, чем бы это ни оказалось. Последующее обсуждение призвано помочь прийти к пониманию онтологической природы мыслящего субъекта.

В более общем смысле следует различать вопросы эпистемологической и онтологической зависимости. В конечном анализе Декарт считает доказанным, что зависимость наличия мысли (онтологически) от существования обособленного «я», а именно, бесконечной субстанции, Бога. Но он не отрицает того, что принятие этих онтологических вопросов эпистемически предшествует cogito: его определенность не должна зависеть (эпистемически) от метафизики, которая, по мнению Декарта, им в конечном итоге устанавливается.

1729990

Рассел против Юма

Если высказывание «мыслить, следовательно, существовать» не предполагает наличия обособленного «я», то какое тогда эпистемологическое основание введения «я» в «я мыслю»? Некоторые критики жаловались, что в ссылке на «я» Декарт поднимает вопрос, предполагающий то, что он хочет установить в выражении «Я существую». Один из критиков, Бертран Рассел, отрицает нелегитимность «я». Вторя мыслителю 18-го века Георгу Лихтенбергу, Рассел пишет, что Декарт, напротив, должен был облечь свое высказывание в форму «Мысли существуют». Он добавляет, что слово «я» грамматически удобное, но не описывает данное. Соответственно выражения «Боль существует» и «Я испытываю боль» имеют различное содержание, но Декарт называет только последнее.

Самоанализ показывает больше, чем то, что позволяет Рассел — он раскрывает субъективный характер опыта. С этой точки зрения, эмпирическая история об испытании боли содержит больше, чем выражает высказывание о ее существовании: опыт включает в себя чувство боли, плюс точку зрения – эмпирическое дополнение, которое трудно охарактеризовать иначе, чем добавив, что «я» испытываю боль, что боль моя. Сознание этого субъективного аспекта опыта не зависит от осознания метафизической природы мыслящего субъекта. Если принять, что Декарт использует «я» для обозначения этого субъективного характера, то в этом случае он не привносит то, что уже есть: «я» сознания оказывается (вопреки Расселу) первичной данностью опыта. Хотя, как убедительно утверждает Юм, самоанализ не выявляет никаких чувственных впечатлений, подходящих на роль мыслящего субъекта, Декарту, в отличие от Юма, нет необходимости выводить все наши идеи из чувственного опыта. Идея Декарта о себе в конечном итоге опирается на внутренние концептуальные ресурсы.

1729992

Ясность восприятия

Но как идеи, вытекающие из субъективного характера опыта, обосновывают основной метафизический вывод о существовании реального «я»? В одной правдоподобной линии ответа Декарт еще не намерен установить метафизический результат. Скорее, первоначальный предполагаемый результат является просто эпистемологическим. В начале «Третьего размышления» Декарт говорит, что эпистемологическая основа cogito состоит на данном этапе в том, что оно ясно и отчетливо воспринимается. Хотя правду о том, что это еще только предстоит выяснить. Cogito изначально устанавливает лишь то, что мы не можем не согласиться с нашим существованием. Более сильный метафизический результат достигается только демонстрацией достоверности ясного и отчетливого восприятия. Подобные интерпретации, конечно, подразумевают, что высказывание «Мыслить, следовательно, существовать» изначально не может считаться полноценным знанием.

Источник

Я мыслю, следовательно, я существую

2

В прошлой части мы разбирали тему «Платоновские идеи» и узнали, что истина находится в мире идей, а разум является главным инструментом для понимания этого мира. Если Вы ещё не читали этот блок, советую вернуться. Теперь речь пойдет о Рене Декарте и его дедуктивном методе познания.

Что такое картезианство?

Какую роль занимает разум в нашем познании?

И что значит известная цитата: «Я мыслю, следовательно, я существую»?

Что такое картезианство?

Картезианство – это философское направление, характерными чертами которого являются скептицизм, критическое мышление и рационализм (ratio – с лат. «разум»). Одним из главных методов картезианства является метод радикального сомнения Декарта, предполагающий необходимость подвергать сомнению все полученные знания и не принимать их как истину в последней инстанции. Чтобы нам было проще понять систему, предложенную Декартом, и научиться применять эти принципы на практике, обратим своё внимание на 4 правила дедуктивного метода Декарта (от общего к частному).

Вывод: необходимо детально проверять каждую часть вопроса и сомневаться до тех пор, пока в сознании не сформируется полное понимание о предмете.

Стоит обратить внимание на первый пункт: «Принимать только те знания, которые являются ясными и отчетливыми, при рассуждении о которых не возникают сомнения».

Здесь идёт речь об аксиомах – знаниях и суждениях, которые изначально очевидны и достоверны. Декарт их называет «врожденные идеи» (например, идеи Бога, чисел и фигур). Основываясь на них, мы можем делать выводы и получать новые знания (дедукция).

По мнению философа, сомневаться нужно во всём, кроме собственного существования. Поскольку возникает сомнение, значит, существует мыслящая субстанция (человек), следовательно, существую «Я». Из этого рассуждения и вытекает известное утверждение Декарта: «Я мыслю, следовательно, я существую». Это несомненное утверждение служит основой познания.

Почему же человек не может сомневаться в собственном существовании и почему мы его назвали мыслящей субстанцией? Обратимся к онтологии Декарта (учение о бытии как таковом).

По Декарту, основой мира является субстанция – то, что находится неизменным и независящем от других объектов и субъектов, зависит только от собственного существования. Субстанцией, в полной мере, может быть только Бог.

В реальном мире субстанция делится на духовную субстанцию и материальную субстанцию. Главным свойством (атрибутом) духовной субстанции является мышление, другие (модусы) – чувства, желания, ощущения – являются его производными.

Атрибутом материальной субстанции является протяженность, модусами – форма, движение, положение и т.д.

Тот факт, что человек состоит из двух субстанций – материальной и духовной – позволяет ему как бы возвыситься над природой. Ни один объект или субъект, кроме человека, не совмещает в себе эти две субстанции. Таким образом, человек – это мыслящая субстанция, которая не может сомневаться в собственном существовании, иначе возникает парадокс.

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector