Я ж тебя не спрашиваю что в тебе болит

Я ж тебя не спрашиваю что в тебе болит

dvor rebra

КАК-ТО ПО ПРОСПЕКТУ

Как-то по проспекту
С Манькой я гулял.
Фонарик нам в пол-света
Дорожку освещал.
И чтоб было весело
Нам с Манькою идти,
В кабачок Печерского
Решили мы зайти.

Захожу в пивную,
Садюся я за стол.
И бросаю кепи
Прямо я на пол.
Спрашиваю Маню:
«Что ты будешь пить?»
А она мне лепит:
«Голова болить».

«Не капай мне на мозги,
Что в тебе болить.
Ты скаже мне лучше,
Что ты будешь пить?
Пильзеньское пиво?
Самогон? Вино?
«Душистую фиалку»?
Али ничего?»

Выпили мы пива,
А потом по сто.
И заговорили
Про это и про то.
А когда мне «Пильзень»
Голову забил,
О любовных чувствах
Я с ней заговорил.

«Дура бестолковая,
Чего еще ты ждешь?
Красивее парня
В мире не найдешь.
Али я не весел?
Али некрасив?
Аль тебе не нравится
Да мой аккредитив?

kaktopopr

Запрещенные песни. Песенник / Сост. А. И. Железный, Л. П. Шемета, А. Т. Шершунов. 2-е изд. М.: Современная музыка, 2004.

«Наутро выступили по Херсонской старой дороге к Днепру, на Алешковскую переправу.

Перед выступлением осмотрел Гулявин Лелькин отряд.

Тридцать человек, все на конях, кони сытые, крепкие, видно, из немецких колоний. Сами не люди-черти. Немытые, грязные, а на пальцах кольца с бриллиантами в орех, у всех часы золотые с цепочками, бекеши, френчи-с иголочки.

Строев пока смотрел отряд, все больше мрачнел, и открытое детское лицо осунулось, губы смялись брезгливой складкой.

Но когда, повернувшись, сказал Гулявин: «Лихая братва! В огонь и воду!» — промолчал Строев, ничего не ответил.

В Херсоне простояли два дня, ждали, пока лед отвердеет. И как только пришли в Херсон, рассыпались атаманшины всадники по всему городу, а вернулись к вечеру с полными седельными мешками.

А на другой день то же.

А вечером пьяные горланили «Яблочко» и дуванили добычу. И еще больше колец на черных пальцах, и — чего не было еще в гулявинском полку — матросы тоже приняли участие в дележе.

Не все, человек десять, не более. Соблазнились.

Ночью вернулся из города Строев и застал в штабе Василия и атаманшу. Сидела атаманша, расстегнувшись, перед бутылкой водки, блестели ярко атаманшины глаза, и тянула она высоким фальцетом:

Спрашу я Машу:
— Что ты будешь пить? —
А она говорить:
— Голова болить.

Повернулась к вошедшему Строеву, протянула стакан и крикнула:

— Выпей, красная девица! Что сопли пускаешь?»

1. Как-то по проспекту

***
Как-то но прошпекту
С Манькой я гулял,
Фонарик нам в полсвета
Дорогу освещал,

И чтоб было весело
Вместе нам идти —
В кабачок Плисецкого (2)
Решили мы зайти.

Захожу в пивную,
Сажуся я за стол,
Стряхиваю пепел
Свой прямо я на пол, (3)

Спрашиваю Маньку:
— И шо ж ты будешь пить?
А она мне шепчет:
— Голова болить!

— Я ж тебя не спрашиваю,
Шо в тебе болить,
Я же ж тебя спрашиваю,
Шо ты будешь пить —

Пильзенское пиво,
Самогон, вино,
«Душистую фиалку»
Али ничего?

Выпили мы пива,
А потом — по сто,
И заговорили
Про это и про то,

А когда мне пильзень
В голову забил —
О душевных чувствах
Я с ней заговорил:

— Дура бестолковая,
И шо ж ещё ты ждёшь?
Красивее парня
Ты в мире не найдёшь!

Али я не весел,
Али не красив,
Аль тебе не нравится
Мой аккредитив?

Ну и чёрт с тобою,
Люби сама себя!
Я нашёл другую —
Плевал я на тебя!

Кровь во мне застыла,
Я сейчас уйду —
И на Дерибасовской
Дурочку найду!

(1) Хипесница — уголовница, которая с подельниками «работает на хипес». Она завлекает клиента для «любовных утех» в специально подобранное место, а затем партнёры разыгрывают спектакль: уголовник врывается под видом разъярённого мужа, или жениха, или брата (можно — с товарищами) в самый «пикантный» момент. Далее следует либо грубое вымогательство, либо прямой грабёж с уверенностью, что пострадавший не станет сообщать в полицию, чтобы не предавать огласке «пикантные детали».
(2) Варианты — «Печерского», «Мещерского».
(3) Вариант — «И кидаю шляпу / Прямо я на пол».

Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. С. 312-313.

2. Как-то по проспекту С Маней я гулял.

Как-то по проспекту
С Маней я гулял.
Фонарик на проспекте
Нам дорожку освещал.
И чтобы было весело
С Маней мне идти,
В кабачок Печерского
Решили мы зайти.

Захожу в пивную
И не гляжу на дол,
А бросаю бабки
Прямо я на стол.
Я спрашиваю: «Маня,
Что ты будешь пить?
Она мне отвечает:
«У меня голова болит».

«Не капай мне на мозги,
Что у тебя болит?
А же тебя, язва, спрашиваю,
Что ты будешь пить:
Пельзенское пиво,
Самогон, вино,
«Душистую фиалку»
Али ничего?»

Выпили мы пиво,
А потом по сто
И заговорили
Про это и про то,
А когда мне хмель
В голову вступил,
Я об нежных чувствах
С ней заговорил.

Я говорю: «Дура ты, Маня, дура,
Ну чего ж ты еще ждешь?
А лучше меня парня,
Право, Маня, не найдешь.
Али я не очень?
Али не красив?
Аль тебе не нравится
Мой аккредитив?

Ну и черт с тобою,
Плевал я на тебя!
А я найду другую,
Люби сама себя!»
И кровь во мне взыграла,
Я ей все сказал,
Но после того случая
Я Маню не встречал.

Вторая половина куплетов повторяется

С фонограммы Дениса Жирнова, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 2, «Восток», 2001.


3. Как-то по проспекту.

Как-то по проспекту
С Маней я гулял.
Фонарик на полсвета
Дорогу освещал.
И чтоб было весело
Дальше нам идти,
В кабачок Мещерского
Решили мы зайти.

Захожу в пивную,
Выбираю стол
И бросаю кепи свой
Прямо я на пол.
Спрашиваю Маню:
— Что ты будешь пить?
Она мне отвечает,
Что голова болить.

— Я ж тебе не спрашиваю,
Что у те болить.
Я же тебе спрашиваю,
Что ты будешь пить:
Пильзенское пиво,
Самогон, вино,
«Душистую фиалку»
Или ничего?

Выпили мы пиво,
А потом по сто
И заговорили
Про это и про то,
А когда мне пильзень
В голову забил,
О любовных чувствах
Я заговорил:

— Дура бестолковая,
Чего еще ты ждешь?
Красивее парня
В мире не найдешь.
Или я не весел,
Или не красив?
Иль тебе не нравится
Мой аккредитив?

Ну и черт с тобою,
Плевал я на тебя!
Я найду другую,
Люби сама себя.
Отравлены все чувства,
Я сейчас уйду
И на Дерибасовской
Я дурочку найду.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь: Книга, 1996.

4. Как-то по проспекту.

Как-то по проспекту
С Манькой я гулял,
Фонарик нам в полсвета
Дорожку освещал.
И чтоб было весело
С Манькой нам идти,
В кабачок Плисецкого
Решили мы зайти.

Захожу в пивную,
Сажуся я за стол
И кидаю шляпу
Прямо я под стол.
Спрашиваю Маньку:
— Что ты будешь пить?
А она зашаривает:
— Голова болить!

Я ж тебя не спрашиваю,
Что в тебе болить?
А я тебя спрашиваю,
Что ты будешь пить?
Пельзенское пиво,
Самогон, вино,
Душистую фиалку,
Али ничего?

Выпили мы пива,
А потом по сто
И заговорили
Про это и про то.
А когда мне пельзень
В голову вступил,
О любовных чуйствах
Я с ней заговорил.

Дура бестолковая,
Чего ж ты еще ждешь?
Красивее парня
В мире не найдешь!
Али я не весел?
Али не красив?
Аль тебе не нравится
Мой аккредитив?

Ну и черт с тобою!
Люби сама себя!
Я найду другую,
Плевал я на тебя!
Кровь во мне остыла,
Я сейчас уйду
И на Дерибасовской
Я дурочку найду!

Блатная песня. М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.

5. Манька

Как-то по прошпекту
С Манькой я гулял,
Фонариком в полсвета
Дорогу освещал.
Шобы было весело
С Манькой нам идти,
В кабачок вечерний
Решили мы зайти.

Захожу в пивную,
Сажуся я за стол
И бросаю кепи
Перед ней на стол.
Спрашиваю Маньку:
«Шо ты будешь пить?»
А она мне леплет,
Шо [h]олова болит.
Спрашиваю Маньку:
«Шо ты будешь пить?»
А она мне леплет,
Шо [h]олова болит.

«Я ж тебе не спрашиваю,
Шо в тебе болит.
Я же тебе спрашиваю,
Шо ты будешь пить?
Пельзенское пиво,
Самогон, вино,
Душистую фиалку,
Али ничего?
Пельзенское пиво,
Само[h]он, вино,
Душистую фиалку,
Али ничего?»

Выпили мы пива,
Выпили по сто.
И за[h]оворили
Про это и про то.
А когда мне [h]олову
Самогон забил,
Про любовь и чувства
Я с ней за[h]оворил.
А когда мне голову
Само[h]он забил,
Про любовь и чувства
Я с ней заговорил.

«Дура, Манька, дура,
Чего ты еще ждешь?
Лучше в мире парня
Себе ты не найдешь.
Али я не весел?
Али некрасив?
Аль тебе не нравится
Мой аккредитив?
Али я не весел?
Али некрасив?
Аль тебе не нравится
Мой аккредитив?

Расшифровка фонограммы Валерия Власова, аудиокассета «Шансон ретро архив», VETER Entertainment, 2005.

Это уже попсня. Значком [h] обозначены случаи, когда исполнитель произносит звук «г» на украинский манер. В остальных случаях им произносится русский «г». В реальности так не часто бывает: обычно в речи конкретного человека либо [h], либо «г».

6. Как-то по бульвару.

Как-то по бульвару
С Манькой я гулял.
Фонарик нам карманный
Дорожку освещал.
И чтобы было весело
С Манькой до зари,
В кабачок Фанкони
Мы с Манькою зашли.

Захожу, как фраер,
И сажусь за стол,
И кидаю шляпу
Прямо я под стол.
Спрашиваю Маньку:
— Что ты будешь пить?
А она с подходочкой:
— Голова болит!

— Я ж тебя не спрашиваю,
Где в тебе болит!
А те, дура, спрашиваю:
Что ты будешь пить?
Пельзенское пиво,
Самогон, вино,
Беленькую водочку
Или ничего?

Выпили мы пиво,
А потом по сто.
И заговорили
Про это и про то.
А когда мне пиво
В голову вступило,
О любовных чувствах
Я заговорил.

Дура бестолковая,
Чего ты еще ждешь?
Красивее фраера
В мире не найдешь!
Или я не весел,
Или не красив?
Иль тебе не нравится
Мой аккредетив?

Ну и черт с тобою!
Люби себя сама!
Я найду другую
И сведу с ума!
Кровь во мне остыла,
Я сейчас уйду
И на Дерибасовской
Красавицу найду!

Как на Дерибасовской. Песни дворов и улиц. Кн. 1 / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Пенаты, 1996. С. 55-58.

Трактирная

Как-то по бульвару
С Маней я гулял.
Фонарик нам карманный
Дорожку освещал.
И чтобы было весело
С Манькой до зари,
В кабачок Фанкони
Решили мы зайти.

Захожу я в «дюковку»,
И сажусь за стол,
И кидаю шляпу
Прямо я под стол.
Спрашиваю Маньку:
— Что ты будешь пить?
А она с походочкой:
— Голова болить!

— Я ж тебя не спрашиваю,
Где в тебе болит?!
А я тебя спрашиваю:
Что ты будешь пит?
Пльзенское пиво,
Самогон, вино,
Или же «фиалку»,
Или ничего?

Выпили мы пиво,
А потом по сто,
И заговорили
Про это и про то.
А когда мне пиво
В голову вступило,
О любовных чувствах
Я заговорил.

Манька бестолковая,
Чего ты еще ждешь?
Красивее фраера
В мире не найдешь!
Или я не весел,
Или не красив?
Иль тебе не нравится
Мой аккредитив?

Ну и черт с тобою!
Люби себя сама,
Я найду другую
И сведу с ума!
Кровь во мне остыла,
Я сейчас уйду
И на Дерибасовской
Красавицу найду!

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск:»Мангазея, 2001. (Хорошее настроение).

7. Ах, пойду я к «дюковку»…

Ах, пойду я к «дюковку»,
Сядю я за стол,
Сбрасываю шляпу,
Кидаю под стол.
Спрасиваю милую,
Что ты будешь пить?
А она мне отвечать:
Голова болить.
Я тебе не спрасюю,
Что в тебе болить,
А я тебе спрасюю,
Что ты будешь пить?
Или же пиво, или же вино,
Или же фиалку, или ничего?

«Но тут, к общему удивлению, расхохоталась толстая, обычно молчаливая Катька. Она была родом из Одессы.
— Позвольте и мне спеть одну песню. Ее поют у нас на Молдаванке и на Пересыпи воры и хипесницы в трактирах.
И ужасным басом, заржавленным и неподатливым голосом она запела, делая самые нелепые жесты, но, очевидно, подражая когда-то виденной ею шансонетной певице третьего разбора:»

8. Манька

Как-то по проспекту
С Манькой я гулял.
Фонарик в полсвета
Дорожку освещал.
И чтоб было весело
С Манькой нам идти,
В кабачок Печерского
Решили мы зайти.

Вот зашли в пивнушку,
Уселися за стол.
И кидаю кепку
Прямо я на пол.
Спрашиваю Маньку:
«Что ты будешь пить?»
А она наяривает:
«Голова болит».

Я ж тебя не спрашиваю
Что в тебя болит.
Я ж тебя спрашиваю
Что ты будешь пить:
Пельзенское пиво,
Самогон, вино,
Душистую фиалку
Али ничего?

Дура, Манька, дура,
Чего ж ты еще ждешь?
Лучше в мире парня,
Право, не найдешь!
Али я не весел,
Али не красив,
Аль тебе не нравится
Мой аккредитив?

Ну и черт с тобою!
Люби сама себя.
Я найду другую:
Плевал я на тебя!
Кровь во мне остыла.
Я сейчас пойду
И на Дерибасовской
Дурочку найду!

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н.В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. (Золотая коллекция).

9. Вот вхожу я в Дюковку.

Вот вхожу я в Дюковку,
Сяду я за стол;
Скидываю шапку,
Кидаю под стол;
И в тебе я спрашиваю:
И что ты будешь пить?
А она мне отвечает:
Галава болыть!
Я ж в тебе не спрашиваю,
Що в тебе балыть,
А я в тебе спрашиваю:
Що ты будешь пить?
Альбо же пиво, альбо ж вино,
Альбо же «Фиалку», альбо нычево!

А. Грин «Автобиографическая повесть», глава «Одесса», впервые глава опубликована в журнале «Звезда», 1931, №3; цит. по изд.: Грин А. Джесси и Моргиана. Л.: Лениздат, 1966. С. 54-55. По сюжету 16-летний автобиографический герой Грина приезжает из Вятки в Одессу, поступает учеником на пароход и узнает от матросов несколько песен, включая эту.

Источник

Единственному Мужчине. письмо из ниоткуда.

Она плакала. Сквозь ресницы,
Сквозь подушку, потекшую тушь,
Поцелуи. забытые лица
И Луну в отражении луж.

Отрицает сердце разбитое
Эту горькую правду и ложь,
Чашу бед, до конца не испитую.
Любишь? Нет? Не любишь? Ну что ж.

Что же делать девчонке обиженной?
Ведь еще далеко до утра.
Позабыта. Любовью унижена.
И на грани зла и добра.

. У меня было несколько дней, чтобы просто сесть и подумать, прийти к
чему-то. Мне придется переступить через себя. Я пытаюсь трезвым взглядом оценить все происходящее, и не витать в облаках. Рано или поздно все равно придется с этим столкнуться. И чем дальше, тем мучительнее. Я конечно давно смирилась, но меня гнетет это.

. У меня сейчас боль внутри, все комком сжалось, долго не отпустит. Но я сейчас не о себе думаю, о тебе. Я слишком люблю тебя, чтобы приносить тебе страдания, и поэтому я отступаю. Я думала, что смогу держать себя в рамках дозволенного, не переступая черту, но переоценила свои силы. Каждый раз даю себе слово не задевать тонкие струны твоей души, чтобы они не натягивались, но снова лезу с глупыми вопросами. Такова к сожалению природа женщины.

. Я чувствую, что это давит на тебя и мне от этого еще тяжелее. Ты запретил мне говорить о любви, о нас, о прошлом, о настоящем, о будущем. о чем я могу с тобой говорить? Избитыми фразами :как дела? все хорошо. Это мертвый разговор, и ты сам понимаешь это. Наши беседы всегда будут плавно переходить на нас с тобой, потому что мы нуждаемся друг в друге, что бы ты не говорил. Независимо, хотим мы того или нет, нас связывает какая-то прочная нить, я не знаю что. Иногда я думаю, что наша встреча в жизни была неизбежна, она фатальная какая-то. Я все знаю и понимаю, что впереди у нас нет ничего. Я сейчас плачу от своего понимания. Прости мне мое слишком горячее сердце, тебя оно обжигает. Я просто недолюбила тебя. поэтому такое ненасытное желание. Но просто переписываться, это еще больнее, это каждый раз напоминание о том, как ты далеко. Все сложно. Ты правильно назвал это тупиком. У нас так и будет всегда, тупик, тупик, тупик. пока мы не придем к какому-то решению, чтобы просто не мучить друг друга.

. Общаясь с людьми я поняла одно (многие делятся своими проблемами, я их выслушиваю), для того, кто любит нет времени и расстояния. Для них это не проблема. Не буду копаться в твоей душе, это бессмысленно, ты все равно закрыт для меня. Но если бы ты любил и если бы я была нужна тебе, ты бы хоть раз сказал мне об этом. Мне так мало надо. Слова, это всего лишь слова, но иногда так много значат. Значит тебе это не нужно, и это просто была моя упертая фантазия и надежда. Наши семьи, дети не страдали бы от этого, мы бы просто не позволили себе такое.

. Ты зря думаешь, что я не понимаю тебя, понимаю ВСЕ! Среди множества твоих проблем не хочу забивать твою голову еще и своей глупой любовью. Ненавидеть не хочу, не любить не могу. Значит надо что-то с этим делать. Быть просто друзьями нелегко, ты мой любимый человек и я женщина. Я всегда буду видеть в тебе мужчину, а не друга. Ты перекинул всю ответственность на мои плечи, может ты и прав. Ты и не отталкиваешь меня но и не даешь приблизиться. Я не понимаю почему ты это делаешь, поэтому мне так трудно. С тобой нет ясности.

. Любовь не умерла, умерла я. Мне просто сейчас не за что зацепиться, я как будто хватаю руками воздух. Тебе не понять, ты живешь разумом. Но ты, мой родной человек, не виноват, что я так болею тобой. Это моя и только моя вина. Значит мне и решать эту проблему. в себе. Даже самое сильное чувство когда нибудь сдается, просто от безысходности и от понимания того, что это дальше бессмысленно. Я не тороплю ход событий, как тебе кажется, я просто хотела ясности, понимания того, кто я для тебя. Ты же все понимаешь по своему. Слова ни к чему не обязывают.

. Есть еще одна вещь, которую я пытаюсь сказать тебе все эти месяцы, но не могу набраться смелости. Я не знаю, правильно ли будет если я скажу об этом. Иногда я задумываюсь, стоит ли, но опять таки прихожу к выводу, что не имею права молчать, и ты должен знать об этом. Но сейчас нет моральных сил. Может быть когда- нибудь я решусь это сделать, но только когда придет время. Один Бог мне судья и ты не вправе будешь меня осуждать за это. Свое наказание я отработала сполна за все. Сейчас я никому ничего не должна. Это и так далось мне слишком огромной ценой. Боюсь одного, что ты никогда не простишь мне этого.

. Долгие годы я думала только об одном, что Господь подарит мне хотя бы одну встречу с тобой, чтобы я могла просто прижаться к твоему плечу и выплакаться до конца, обнять тебя и хотя бы еще один раз в жизни ощутить твой поцелуй. Это самое большое счастье. Тебе наверное это не понять, за тебя всегда говорит лишь рассудок. Я же живая! Я живу сердцем. Это безумие страсти, желание провести с тобой сумасшедшую ночь, где только ты и я. Я бы все на свете отдала за одну такую ночь! Мне никто не может этого дать кроме тебя. Я хочу только твое тело, твои руки, твои губы, я просто свихнулась на этом. Господи, я бредила этим, как больная. Вся моя жизнь семейная проходила мимо меня, не оставляя никаких следов в душе. В этом нет моей вины. Если бы я могла любить своего мужа так как тебя, я бы была благодарна Богу за такое счастье. Но Он дал мне другое. Он дал мне несчастье полюбить чужого мужа.

. Я не принимаю никаких решений сейчас, я не верю в них, Судьба иногда выкидывает такие фортели, что и не знаешь что думать. Даже то, что через столько лет мы нашли друг друга, это тоже нонсенс, такое не должно было быть. Но видно это было суждено. Поэтому я просто отдаюсь воле Его, и не сопротивляюсь. Один раз я уже попыталась обмануть судьбу но получилось то, что получилось. Хотя я ни минуты об этом не сожалела. Единственное чего я боялась это потерять тебя из-за моего проступка. Без прошлого нет будущего.

. Сейчас я хочу лишь покоя в твоей душе и чувствую себя виноватой, в том, что заставляю тебя душевно напрягаться. Я ведь для тебя чужой человек, посторонний, просто случайная попутчица в твоем трамвае под названием «жизнь», и мои душевные переживания не должны отражаться на тебе. Наши 8 месяцев любви ничто по сравнению с целой жизнью. В далекой юности ты принял важное для себя решение, ты выбрал то, что тебе нужно. Я же потеряла. Схожу с твоего трамвая по дороге. Я эгоистка. Прости меня за это.

. А теперь главное, к чему я готовлю себя давно. У меня к тебе просьба, огромная просьба. Ты причиняешь мне боль, тем, что молчишь. Этим ты провоцируешь меня на новые письма, а для меня это тяжело. Ты даешь мне надежду в то же время лишая ее. Мне трудно разобраться в тебе. в себе. Пусть это звучит жестоко и слишком реально, но это выбор, который я перед тобой ставлю. Поступи со мной как мужчина, хотя бы раз в жизни. возьми ответственность на себя. Я не прошу тебя об этом, я просто умоляю. Это твоя жизнь. Я просто должна понять наконец, что не нужна тебе. Докажи мне, ведь твое сердце ХОЛОДНОЕ. Покажи мне свой разум, которым ты живешь и на который ты ссылаешься каждый раз. Сделай так как нужно. Я сама прошу тебя об этом. Я хочу разрубить этот проклятый узел. Ведь все равно и так все кончено. За что ты так мучаешь меня? Это очень жестоко с твоей стороны. Ты прекрасно понимаешь, что я не могу это сделать.Зачем ты это делаешь? Тебе нравиться, что мне больно?! Если не любишь меня, за что так мучаешь? Отпусти, освободи меня из этого ада. Ты знаешь, прекрасно знаешь, что я слаба по сравнению с тобой, что я сама не смогу уйти, ТЕБЕ нужно уйти от меня. Только тогда я пойму, что свободна. За что ты так меня ненавидишь? За что?! Ты говорил, что ты справедливый человек, покажи мне эту свою пресловутую справедливость. Или она касается всех кроме меня?! Я хочу зайти в сайт и больше не увидеть тебя там, чтобы. Я буду плакать, да. мне будет плохо. я буду умирать. но все же это хоть какой-то выход. Я хотя бы буду ЗНАТЬ наконец, что это КОНЕЦ. Если же даже после этого письма я тебя там увижу. это значит что ты ЛЮБИШЬ МЕНЯ и Я НУЖНА ТЕБЕ. что бы ты ни говорил. и как бы долго ты не молчал. Это будет значит, что ты не хочешь разрывать эту последнюю ниточку между нами, и что тебя она тоже держит также как и меня. Я не давлю на тебя, ни в коем случае. Просто сделай один раз то, о чем я тебя прошу. если я для тебя что-то значу или значила. Ведь если любишь, то жалеешь и не делаешь больно.

Источник

Леонид Филатов. Сказка. Про Федота-стрельца

Леонид Филатов. Про Федота-стрельца
———
Изд: Л.Филатов «Любовь к трем апельсинам», 1998
OCR&spellcheck: Семен Спиридонов
—————

(По мотивам русского фольклора)
Скоморох-потешник

Федот
Нешто я да не пойму
При моем-то при уму.
Чай, не лаптем щи хлебаю,
Сображаю, что к чему.

Федот
Вот несчастье, вот беда,
Дичи нету и следа.
Подстрелю-ка голубицу,
Хоть какая, да еда!

Голубица
Ты, Федот, меня не трожь,
Пользы в энтом ни на грош,—
И кастрюлю не наполнишь,
И подушку не набьешь.

Чай, заморский господин
Любит свежий галантин,
А во мне какое мясо,
Так, не мясо, смех один.

Федот
То ли леший нынче рьян,
То ли воздух нынче пьян,
То ли в ухе приключился
У меня какой изъян?

То ль из царских из окон
Оглашен такой закон,
Чтобы птицы говорили
Человечьим языком.

Голубица
Не твори, Федот, разбой,
А возьми меня с собой.
Как внесешь меня в светелку
Стану я твоей судьбой.

Буду шить, стирать, варить,
За обиды не корить,
И играть тебе на скрипке,
И клопов тебе морить.

Я жена твоя, Маруся,
Я супружница твоя.

Что молчишь, мил-друг Федот,
Как воды набрамши в рот.
Аль не тот на мне кокошник,
Аль наряд на мне не тот.

Федот
На тебя, моя душа,
Век глядел бы не дыша,
Только стать твоим супругом
Мне не светит ни шиша.

А такой я ни к чему
Ни на службе, ни в дому,
Потому как весь мой смысел
Исключительно в уму.

Маруся
Не кручинься и не хнычь!
Будет стол и будет дичь!
Ну-ко станьте предо мною,
Тит Кузьмич и Фрол Фомич!

Молодцы
Не извольте сумлеваться,
Чай, оно не в первый раз.

Царь
Ты опять в свою дуду?
Сдам в тюрьму, имей в виду!
Я ж не просто балабоню,
Я ж политику веду!

Девка эвон подросла,
А тоща, как полвесла!
Вот и мыслю, как бы выдать
Нашу кралю за посла!

Нянька
Да за энтого посла
Даже я бы не пошла,—
Так и зыркает, подлюка,
Что бы стибрить со стола!

Царь
Али рот себе зашей,
Али выгоню взашей!
Ты и так мне распужала
Всех заморских атташей!

Нянька
Как же, помню. Энтот гранд
Был пожрать большой талант:
С головою влез в тарелку,
Аж заляпал жиром бант!

Царь
Я за линию твою
На корню тебя сгною!
Я с тобою не шуткую,
Я сурьезно говорю!

Кто ему на дно ковша
Бросил дохлого мыша?
Ты же форменный вредитель,
Окаянная душа.

Царевна
Коли ты в Расее власть,
Дак и правь Расеей всласть,
А в мою судьбу не суйся
И в любовь мою не влазь!

В доме энтих атташе
По сту штук на этаже,
Мне от их одеколону
Аж не дышится уже.

Царь
Коль любовь и вправду зла,
Дак полюбишь и посла.
А попутно мне поправишь
И торговые дела.
Я под энтот антирес
Сплавлю им пеньку и лес,
Вся обчественность согласна,
Только ты идешь вразрез.

А проклятого стрельца,
Наглеца и подлеца,
Я плетьми да батогами
Враз отважу от дворца.

Царь
Что невесел, генерал?
Али корью захворал,
Али брагою опился,
Али в карты проиграл?

Али служба не мила,
Али армия мала,
Али в пушке обнаружил
Повреждение ствола?

Докладай без всяких врак,
Почему на сердце мрак,—
Я желаю знать подробно,
Кто, куда, чаво и как.

Царь
Обошел меня стрелец.
А ведь знал, что я вдовец!.
Ну-ко мигом энту кралю
Мне доставить во дворец!

А коварного стрельца
Сей же час стереть с лица,
Чтобы он не отирался
Возле нашего крыльца.

Царь
Ты у нас такой дурак
По субботам али как?
Нешто я должон министру
Объяснять такой пустяк?

Чтоб худого про царя
Не болтал народ зазря,
Действуй строго по закону,
То бишь действуй. втихаря.

Генерал
Полно, бабка. Я не хвор.
Отойдем-ка за бугор.
Расшугай ежей и белок,
Есть сурьезный разговор.

Коль он так ретив и скор,
Что с царем вступает в спор,-
Пусть он к завтрему добудет
Шитый золотом ковер.

Чтоб на ем была видна,
Как на карте, вся страна.
Ну а коли не добудет,—
То добытчика вина.

Ноне с немцем нелады,
Далеко ли до беды,
А с тобою я готовый
Хоть в разведку, хоть куды!

Скоморох-потешник
Зовет царь стрельца, удалого молодца. Ишо не дал задание, а уж сердит заранее. Руками сучит, ногами стучит, очами вращает, в обчем, стращает. Уж так ему охота извести Федота, что ажно прямо в костях ломота.

Чтоб на ем была видна,
Как на карте, вся страна,
Потому как мне с балкону
Нет обзору ни хрена!

Не найдешь, чаво хочу,—
На башку укорочу,
Передам тебя с рассветом
Прямо в лапы палачу!

Потешник
Пришел Федот домой, от горя немой. Сел в уголок, глядит в потолок, ясные очи слезой заволок. Маня есть кличет, а он шею бычит, ничаво не хочет, супится да хнычет.

Маруся
Ты чаво сердит, как еж?
Ты чаво ни ешь ни пьешь?
Али каша подгорела,
Али студень нехорош?

Молодцы
Не извольте сумлеваться,
Чай, оно не в первый раз!

Вся Расеюшка сполна
На ковре отражена.
Сей ковер тебе в подарок
Соткала моя жена.

Ай да ухарь! Ай да хват!
На сколькех же ты женат?
Али ты сосватал сразу
Цельный ткацкий комбинат?

Чтоб не зря пропасть трудам,
Я купцам его продам,
И пущай он из Расеи
Уплывает в Амстердам.

Мне б огреть тебя плетьми,
Четырьмя али пятьми,
Чтобы ты не изгалялся
Над сурьезными людьми!

Но поскольку я спокон
Чту порядок и закон,—
Вот тебе пятак на водку
И пошел отседа вон.

Ну, браток, каков итог?
Обмишурился чуток?
Только сей чуток потянет
Лет примерно на пяток!

Ты у нас широк в плечах,
А башкой совсем зачах.
Вот умишко и поправишь
На казенных-то харчах.

Ты мне, вашеблагородь,
Брось горячку-то пороть!
Ты придумай, как без сабли
Нам Федота побороть!

Ты чаво опять смурной?
Что причиной, кто виной?
Аль гишпанец гоношится,
Аль хранцуз пошел войной?

Он на вкус не так хорош,
Но зато сымает дрожь,
Будешь к завтрему здоровый,
Если только не помрешь.

Я опять насчет стрельца!
Нет беде моей конца!
Оттого я и хвораю,
Оттого и спал с лица.

Хоть на вид он и простак,
А башкой варить мастак,
Так что впредь колдуй сурьезней,
С чувством, так твою растак!

Так. Эге. Угу. Ага.
Вот что вызнала Яга:
Пусть он сыщет вам оленя,
Чтоб из золота рога.

Не гунди и не перечь,
А поди и обеспечь,
А не то в момент узнаешь,
Как башка слетает с плеч.

Ты чаво глядишь сычом?
Аль кручинишься об чем?
Аль в солянке мало соли,
Аль бифштекс недоперчен?

Не кручинься и не хнычь!
Есть печали и опричь!
Ну-ко станьте предо мною,
Тит Кузьмич и Фрол Фомич!

А теперь прикинь, солдат,—
Где Москва, а где Багдад!
Али ты смотался за ночь
До Багдаду и назад.

Ну даешь, ядрена вошь!
И олень тебе не гож?
А вчерась мытарил душу:
Вынь оленя да положь.

Ты мне, Федька, энто брось
Иль с башкою будешь врозь!
Я твои намеки вижу
Исключительно наскрозь!

Ну да ладно, за престиж
Разве черта не простишь!
Вот тебе пятак на водку
И катись куды хотишь.

Сколь не бился ты, милок,—
Не попал Федот в силок!
Об тебе уже составлен
Фицияльный некролог.

Ну а будешь так же скор,
Как ты был до энтих пор,—
Я тебя, коровья морда,
Сам пристрою под топор.

Ты чавой-то не в себе!
Вон и прыщик на губе!
Ой, растратишь ты здоровье
В политической борьбе.

Ты мне, бабка, не крути!
Ты изыскивай пути!
Ты придумай, как Федота
До могилы довести!

Ты башку себе продуй
Да потщательней колдуй.
Наш стрелец, как оказалось,
Не такой уж обалдуй.

Баба Яга
Вообче-то я хитра
В смысле подлости нутра,
Да чавой-то мне севодня
Не колдуется с утра.

Все и колет, и болит,
И в груди огнем палит.
Я давно подозреваю
У себя энцефалит.

Ты морочить мне мозги
Даже думать не моги!
Лучше всю свою подлючесть
На работу напряги!

Ну, Федот, теперь держись!
Дело верное, кажись!
Вот уж энтого заданья
Ты не выполнишь ни в жисть.

Исхитрись-ка мне добыть
То-Чаво-Не-Может-Быть!
Запиши себе названье,
Чтобы в спешке не забыть!

Ну-ко душу мне излей,
Отчаво ты черта злей?
Аль в салате по-милански
Не хватает трюфелей.

Я твое, Марусь, меню
Исключительно ценю,
Только жисть мою, Маруся,
Загубили на корню!

Что мне делать? Как мне быть.
Как беду мою избыть?
Приказал мне царь доставить
То-Чаво-Не-Может-Быть.

Не печалься и не хнычь!
Стоит только кинуть клич!
Ну-ко станьте предо мною,
Тит Кузьмич и Фрол Фомич!

Извиняемся, хозяйка,
Энто дело не про нас!

Где искать и как добыть
То-Чаво-Не-Может-Быть?
Ведь его ж на свете нету,
Сколько землю не копыть.

Не взыщи, мил-друг Федот,
Не велик с меня доход!
Знать, судьба тебе, любимый,
Самому идти в поход!

За границей не блуди,
В чистоте себя блюди.
В разговоры не мешайся
И знакомств не заводи!

Избегай пустых морок,
Избегай кривых дорог,
Думай больше о здоровье,
Ешь сметану и творог.

Ну а сунется такой,
Кто нарушит твой покой,—
Мне тебя учить не надо:
Сковородка под рукой.

Хороша ль, плоха ли весть,—
Докладай мне все как есть!
Лучше горькая, но правда,
Чем приятная, но лесть!

Докладаю: чуть заря
Федька поднял якоря!
Слава Богу, отвязались
От него, от упыря!

Вот пущай он, паразит,
По морям и егозит,—
Нам с тобою энту харю
Больше видеть не грозит.

А какие не седы,
Те расчесывай в ряды.
Да полегче гребешком-то,
У меня там не сады.

Что ж чесать-то, старый черт,
Коли лысину печет?!
У тебя ж тут кажный волос
Надо ставить на учет.

И на кой тебе нужна
В энтом возрасте жена?
Ведь тебе же, как мужчине,
Извиняюсь, грош цена.

Хоть волосьев я лишен,
А жениться я должон!
Шах персидский тоже лысый,
А имеет сорок жен!

Я ж хочу всего одну
Завести себе жену!
Нешто я в интимном смысле
И одну не потяну.

Дак у шаха-то, видать,
Есть и силушка, и стать,
А тебя, сверчок ты дохлый,
С-под короны не видать!

У тебя в твои лета
Сила все ж таки не та!
Поберег бы ты здоровье,
Ведь тебе уж больше ста.

Так что, нянька, хошь не хошь,
А и я на дело гож!
Коли все любви покорны,
Дак и я покорный тож.

Ты, дружок, из тех мужей,
Что безвреднее ужей:
Егозят, а не кусают,
Не сказать ишо хужей!

Ну а ты чаво молчишь
Да медальками бренчишь?
Аль не видишь, как поганют
Государственный престиж?

Дак ведь бабьи-то суды
Про мужчин всегда худы!
Ты в себе не сумлевайся,
Ты любовник хоть куды!

Вот министер мне не враг,
Все как есть сказал без врак,
А ведь он мужик неглупый,
Не гляди, что он дурак.

По заданию царя
Федька отбыл за моря!
В обчем, я его отседа
Сплавил, проще говоря!

Чтоб не бедствовать одной,—
Становись моей женой!
А чаво. Мужик я видный
И на ласку заводной.

Не успел ишо Федот
Шагу сделать от ворот,
А уж вороны слетелись
На Федотов огород.

Сей же час, я говорю,
Собирайся к алтарю!
Очумела от восторга,
Дак нюхни нашатырю!

Ты сама, дуреха, взвесь:
Он-то там, а ты-то здесь!
Нет теперича Федота,
Был Федот, да вышел весь!

Хоть секи меня бичом,
Хоть руби меня мечом,—
Все одно твоей супругой
Я не стану нипочем!

Ты, Марусь, меня не зли
И конфликт со мной не дли!
Мне намедни из Парижу
Гильотину привезли!

Изловить меня, балда,
Много надобно труда!
До свиданья, друг мой ситный,
Может, свидимся когда.

(Маруся превращается в голубицу и улетает.)

Сколь по прихоти царя
Я не плавал за моря,—
Не видал паршивей места,
Откровенно говоря!

Да оно бы не беда,
Кабы здесь была еда,—
Окажись тут лебеда бы,
Дак сошла б и лебеда.

Вот, к примеру, получи,
Прям из печки калачи,
Вот жаркое из индейки,
Вот компот из алычи!

Вот колбасы, вот сыры,
Вот полцентнера икры,
Вот карибские омары,
Вот донские осетры.

(Появляются столы с яствами.)

Энто что за чудеса?
Энто что за голоса?
Тут и спрятаться-то негде
Окиян да небеса!

Окажи, хозяин, честь,
Покажись, каков ты есть!
Неприлично как-то гостю
В одиночку пить да есть!

Я бы рад, да мой портрет
Для меня и то секрет!
Сам порою сумлеваюсь,
То ли есть я, то ли нет.

У меня забот не счесть:
Есть еда, да нечем есть,
Есть табак, да нечем нюхать,
Есть скамья, да нечем сесть!

Так устал за тыщу лет,
Что не в радость белый свет!
Думал было удавиться,—
Дак опять же шеи нет!

Чем, тоскуя да хандря,
Жисть расходовать зазря,—
Может, сплаваешь со мною
До расейского царя.

Я полезных перспектив
Никогда не супротив!
Я готов хоть к пчелам в улей,
Лишь бы только в колефтив!

Я к любому делу гож,
Я в любые двери вхож,
Я тебе что хошь достану,
Хоть подкованную вошь.

Вошь, оно, конечно, что ж?
Вошь, оно неплохо тож!
Но на энтой насекомой
Далеко не уплывешь!

Нам к утру, часам к пяти,
Надо быть уже в пути,
Потому как нас в Расее
Заждались уже, поди.

Добрый день, веселый час!
Рады видеть вас у нас!
Бери гуд, салам алейкум,
Бона сэра, вас ист дас!

Кто вы родом. Сколь вам лет.
Вы женаты али нет?
Не хотите ль с нашей фройлен
Покалякать тет-а-тет?

Перед кем ты, старый бес,
Тут разводишь политес?
Твой посол, я извиняюсь,
Третий день как с пальмы слез!

Ты взгляни ему в лицо:
Уши врозь, в носу кольцо!
Да и кожа вся рябая,
Как кукушкино яйцо.

Коли шансы на нуле,
Ищут злата и в золе!
Девка тоже в смысле рожи
Далеко не крем-брюле!

Дак ведь он из диких мест,
Что увидит, то и ест!
Помнишь вазу из топазу?
Слопал, ирод,— вот те крест!

Коль лосось ему претит,
Пусть он жрет чаво хотит.
Глядь, на сытый-то желудок
И царевну совратит.

Ты скажи ему, как тесть:
Жри, мол, все, но знай, мол, честь!
Потому как он в запале
И царевну может съесть!

Да пущай он, троглодит,
Всю меня озолотит,—
Никакой ответной страсти
Он во мне не возбудит!

Коли энтот троглодит
Твою внешность разглядит,—
Он навеки потеряет
К людоедству аппетит.

Сколь, папаша, ты ни ной,—
Право выбора за мной!
Отравлюся, а не стану
Людоедовой женой!

А вот ежели придет
С предложением Федот,—
Для меня из кандидатов
Энтон будет самый тот.

Вот не стану есть икру,
Как обычно, по ведру,—
И на почве истощенья
Захвораю и помру.

Ну-ко, женушка, давай
Стол для мужа накрывай!
Доставай мне из духовки
Порумяньше каравай!

Наливай ядреных щей
Пожирней да погущей,—
Я кощея стал тощее
От заморских овощей!

В цельном доме никого,
Кроме ветра одного!
Подозрительное дело,
Не случилось ли чаво?

(Голубица превращается в Марусю.)

С возвращением, Федот!
Долго ж длился твой поход!
Аль забыл свою Марусю,
Что не ехал цельный год?

Кабы ведал ты, Федот,
На кого ты тратишь пот,—
Дак и шагу бы не сделал
От родимых-то ворот!

Да неужто. Ах, злодей.
Вот и верь теперь в людей,
Вот и стой за честь мундира,
Вот за службу и радей.

Ну да ладно, я ему
Растолкую, что к чему!
Я его до самых пяток
Распишу под хохлому.

Хватит делать дураков
Из расейских мужиков!
Мне терять теперя неча,
Кроме собственных оков!

Там собрался у ворот
Энтот. как его. народ!
В обчем, дело принимает
Социяльный оборот!

А всему виной Федот,
Энто он мутит народ,—
Подбивает населенье
Учинить переворот.

Ну а ты у нас на кой,
С вострой саблею такой?
Мы ж за то тебя и держим,
Чтоб берег царев покой!

Опосля дождя в четверг
Дам ишо медальку сверх,
Только ты уж постарайся,
Чтоб народ меня не сверг.

Охранять тебя от бед
Мне теперь резону нет!
Ты за собственную подлость
Сам должен держать ответ.

Энто как же, вашу мать,
Извиняюсь, понимать?
Мы ж не Хранция какая,
Чтобы смуту подымать!

Что касается ума,—
Он светлехонек весьма:
Слава Богу, отличаем
Незабудку от дерьма!

Ты пошто меня скорей
Отослал за сто морей?
Не затем ли, чтоб жениться
На супружнице моей.

Энто где же ты, злодей,
Набрался таких идей,
Чтоб клепать чаво попало
На порядочных людей!

Ты не больно-то серчай,—
Мы к тебе, чай, не на чай!
Ну а будешь гоношиться,—
Съезжу в рыло невзначай!

О тебе, о подлеце,
Слава аж в Череповце!
Ты всему народу в душу
Наплевал в моем лице.

Что вы, братцы. Я ж за вас
Потерял в атаке глаз.
Нешто я когда посмею
Супротив народных масс.

Оправдаю. Отслужу.
Отстрадаю. Отсижу.
К угнетающей верхушке
Больше не принадлежу.

За жару ли, за пургу
Все бранят меня, каргу,
А во мне вреда не больше,
Чем в ромашке на лугу!

Коль судить, дак тех, двоих,
Соучастников моих.
Энто я по виду нечисть,
А по сути чище их.

Хоть вобче расейский люд
На расправу и не лют,
Но придется мне, робяты,
Учинить над вами суд.

Только не на Магадан,
Энто мне не по годам:
Я пока туды доеду,—
Опасаюсь, дуба дам!

Сознаю свою вину.
Меру. Степень. Глубину.
И прошу меня направить
На текущую войну.

Мне для отдыха души
Подошли бы Тетюши!
Тама в смысле медицины
Травы больно хороши.

И неси вас окиян
Прям на остров на Буян!
Ну а чтоб не одичали,
Вот вам личный мой баян.

Что касается царя,—
Пусть он едет за моря.
Мне евойные проблемы
Глубоко до фонаря!

Он наказанный судьбой
За коварство и разбой.
Энто он, упырь проклятый,
Разлучал меня с тобой!

Слава Богу, наконец,
Узюрпатору конец,
И теперь мы можем смело
Отправляться под венец.

Я бы рад, да мне в дому
Две супруги ни к чему!
Обратись на энту тему
К неженатому кому.

Ты никак сошел с ума?
Рыбка в сеть плывет сама!
Чай, не всем такое счастье
Достается задарма!

Али думаешь, за ней
Мало бегает парней?
В ейном списке кандидатов
Есть робяты недурней!

Даве сватались чуть свет
Разом турок, грек и швед,—
Дак с порогу получили
Отрицательный ответ!

А уж нищему стрельцу
Спесь и вовсе не к лицу.
Забирай, дурак, царевну
И тащи ее к венцу.

Стало быть, тебе невмочь
Горю девичью помочь?
Но ведь я ишо покамест
Как-никак царева дочь!

Уезжала б ты отсель
В энтот. как его. в Бруссель,
Раз такая происходит,
Извиняюсь, карусель!

Ты прости ее, Федот,—
У нее в уму разброд,
У нее от книжек мысли
Стали задом наперед.

Я согласна. Только все ж
Не любой мне будет гож.
Я хочу такого мужа,
На тебя чтоб был похож!

Будь он швец там али жнец,
Лекарь, пекарь аль кузнец,—
У меня одно условье:
Пусть он будет твой близнец.

Я твою, дружок, мечту
Обязательно учту,
Хоть такие экземпляры
Все в Расее на счету.

А теперь, честной народ,
Вынь-ка рожи из бород!
Чай, у нас не панихида,
А совсем наоборот!

Нам теперь не слезы лить,—
Песни петь да меды пить.
Ну-ко встань передо мною,
То-Чаво-Не-Может-Быть.

Я давно уж тут стою,
У крылечка на краю,
Жду, покамест ты закончишь
Совещанию свою.

Угости честной народ
От заморских-то щедрот!
Чай, они таковской пищи
Отродясь не брали в рот.

Предложи им наяву
Самаркандскую халву,
И турецкую фисташку,
И персидскую айву!

Не забудь швейцарский сыр,
Тот, который весь из дыр!
Закати нам пир на славу,
Каковых не видел мир!

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector