Я живу в бедной семье что делать

Бедные люди: Как я перестала бояться и научилась жить по средствам Алиса Таёжная — о том, как время «новой бедности» помогает принять себя и стать счастливее

В конце декабря, когда меня внезапно выручили заранее купленные билеты в отпуск, стало совсем понятно, что жить как раньше не получится. Я впервые не пожалела, что скучно, в середине лета, придумала себе Новый год заранее, а не дождалась спонтанного решения в последний момент. Новости дорогих ресторанов и магазинов, куда ни у меня, ни у моих друзей нет денег ходить, внезапно разбавились адекватными и жизненными статьями о том, как накормить семью на 7 тысяч рублей, и обзорами, почему тушь за 450 рублей красит ресницы не хуже туши за 2 тысячи. Мне кажется, мы все были немного в курсе о таком, но изо всех сил старались казаться теми, кто может позволить щедрый жест, — для себя, для близких, для друзей, — несмотря на то, что даже московские зарплаты, как бы их ни называли раздутыми, не позволяют накопить ни на жильё, ни на старость.

Каждый, кто давно живёт в большом городе самостоятельно, а то и растит детей, отлично знает пару-тройку лайфхаков для трудных времён: курица дешевле целиком, маникюр в чистенькой парикмахерской в подвале научились делать не хуже, чем в сетевых салонах, на стакане с хорошим кофе не обязательно должно быть написано твоё имя. И вроде бы все знают, что одеваться дешевле всего — по скидкам, а телефон, по-хорошему, может прослужить пару лет без замены
(и даже потом можно сменить батарейку, стекло, отдать в ремонт), но бывает грешновато и немного стыдно: ведь ты этого достойна. Как в шестом классе, когда у всех рюкзак JanSport, а у тебя есть не хуже, но он тебя совершенно не радует.

Кризис — трудное и свинское время для неоправданных надежд, запоздавших денег и внезапных увольнений. Но в нём внезапно появляется роскошь, которая доступна во все времена, но почему-то скрывается от наших глаз в сытые годы. Роскошь быть, а не казаться. Быть тем, кем мы хотим, умеем и на кого мы заработали. Быть честными, принципиальными и настоящими, не прикидываясь людьми, которые могут держать всё под контролем и которые знают, как быть в любой ситуации. Мы всё ещё можем делиться с друзьями, помогать тем, кому можно помочь, и радоваться тому, что есть: молодому возрасту, здоровью, отношениям и новым встречам. И это совсем не значит смиряться, терпеть или потерять надежду, что что-то можно исправить.

Исправить можно очень многое, но самое главное — что, как всегда, начинать придётся с себя. Когда мне было 23 года, я получила стипендию голландской Академии искусств и во второй раз зажила студенческой жизнью — с бутербродами, столовой, занятиями по звонку и всем тем, что так напоминает 16 лет. Выживание было нашей с моим парнем совместной игрой, в которую мы играли с азартом: овощи на рынке, музейная карта, хитрый проездной. И надо сказать, в эту игру постоянно играет и весь голландский средний класс — та самая благополучная Европа, про которую слагают мифы о том, как она купается в роскоши и может всё себе позволить. Поговорите с молодыми специалистами по всему миру: есть порядка 10–15 стран, где молодым специалистам гарантировано спокойное будущее. Испанцы, итальянцы или французы моложе 30 часто живут в состоянии безработицы годами или с магистерскими степенями наливают пиво в соседнем баре едва ли не до седин.

Я не помню голландцев в магазинах не в сезон скидок. Мы все знаем про их одержимость велосипедами, которые и правда самый экологичный транспорт, который стоит 70 евро на несколько лет, в то время как одна поездка на трамвае — около трёх. А ещё они моют посуду в одной и той же воде, потому что счета за воду очень высокие. Я помню, как мы с девочками приходили в институт в одинаковых платьях, которые купили в H&M за 10 евро, долго смеялись, а потом шли снимать, проявлять, печатать фотографии за 50 евро, потому что фотографии для нас тогда были важнее платьев. Голландец любого возраста спокойно скажет: «Я не могу себе позволить машину: бензин и парковка очень дорогие», — и поедет с маленьким ребёнком на пассажирском сиденье по ледяной дороге холодным январским вечером без мук совести: он сделал всё, что мог, и живёт по средствам.

Такие же высокие рыжие бородачи пришли недавно в парикмахерскую на районе около моего дома с фотографией идеальной стрижки на телефоне и ушли через десять минут довольные и прекрасно подстриженные, заплатив 250 рублей. Они не говорили по-русски, парикмахер не знал ни слова на английском, но все друг друга поняли и были довольны результатом. Отличила бы я их стрижки от тех, что делают мастера во французском салоне на Садовом кольце? Думаю, даже эти мастера не отличили бы.

Придумывая, как победить зверский капитализм, бруклинские модники в начале нулевых стали устраивать вечеринки с обменом вещей. Такие штуки несколько раз пробовала делать и я: купив в складчину вина на 10-20 гостей, каждая из нас нашла в тот вечер платье мечты, духи, на которые никогда не хватало денег, и туфли, которых нет в Москве. Оставшееся мы относили в церковь, и вещи всегда принимали с благодарностью. В Стамбуле я узнала о том, как знакомятся местные экспаты: передают друг другу любимые прочитанные книги с вкладышами-комментариями следующему читателю в духе «Я прочитал „ Над пропастью во ржи“, когда мне было 14, ревел два дня, а потом напился с друзьями и лишился девственности». Тогда я очень грустила, что не могу вступить в этот трогательный клуб, но теперь, глядя на книжный шкаф, понимаю, что большинство книг могут найти новых хозяев среди моих друзей, — с той самой трогательной подписью. О бюджетной косметике и уходе написано очень много, но за четыре года проб и ошибок я с уверенностью могу сказать, что мыло — оно и есть мыло (с оговорками про эко, парабены и что кому важно), а всё остальное — действительно маркетинг, а паста из детства чистит зубы не хуже красиво упакованной массы со вкусом кофе. А зная, сколько получают китайские, марокканские и турецкие женщины без образования за шитьё одежды на гигантов рынка, хочется вообще отказаться от одежды или тратить на неё те самые суммы с 70%-й скидкой.

За четыре года жизни в Москве я тоже разобралась, на чём всегда можно сэкономить, а на что стоит и потратиться. Торговаться уместно практически всегда, где есть встречи и переговоры: в первую очередь, за квартиру и зарплату, за докторов и с коммунальными службами; волшебные слова и вежливость делают чудеса. Можно вспомнить, что у каждой хорошей спортивной марки есть сносный дисконт, где продаются великие вещи (семь пар кроссовок за 12 тысяч рублей я ношу уже четыре года и никогда не сношу). В большинстве музеев существуют бесплатные дни или дни со скидкой. Концерты классической музыки на лучших городских площадках стоят до 500 рублей, а иногда и вовсе ничего не стоят (абонементы в консерваторию — удел воспитанных бабушек, а зря).
У любимого кинотеатра почти всегда есть бонусные программы. В сети давно существуют легальные сервисы для кино и книг, оплатив которые не будет стыдно за пиратство и воровство, хотя и этим грешат все и повсеместно. Свежие продукты вкуснее и лучше всего на рынках выходного дня, куда их привозят из соседних областей. Мясо лучше покупать халяльное, а о лучших точках можно узнать у каждого второго таксиста, который подвозит вас после весёлой вечеринки домой.

Даже в самые дорогие театры можно купить билет, отслеживая афишу за два-три месяца. С авиабилетами та же история: каждый новогодний отпуск я всегда продумывала с марта и винила себя за то, какая я скучная, но каждый раз уезжала самым дешёвым способом в место мечты. Вместо отдельной квартиры в этот раз — комната с хозяевами или каучсёрфинг: если путешествовать для вас — приоритет, можно понизить запросы и всё-таки уехать туда, куда действительно хочется. На общении не стоит экономить в первую очередь: звонки бабушкам и родителям, чаты с друзьями, которые кажутся тратой времени, — это, на самом деле, самое важное, что мы можем делать для себя и других. Поэтому безлимитный интернет необходим — пусть и в ущерб какому-нибудь из бестолковых обедов в кафе, где до сих пор не умеют готовить. Учиться и вовсе давно можно самостоятельно, через копеечные приложения на телефоне по дороге домой или играючи — смотря любимые сериалы на английском, играя в интерактивную игру на логику или слушая лекции TED.

Два года назад, купив в горячке большого гонорара абонемент в спортклуб, я внезапно осознала, что не люблю потеть и раздеваться в присутствии других людей. Так я начала делать YouTube-тренировки по десять минут, от которых похудела на два размера за три месяца и теперь могу есть бургеры, картошку фри и шоколадки столько, сколько хочу, без всякого страха возмездия со стороны моего тела. Бесплатная прогулка в парке с другом и термосом домашнего чая в рюкзаке даёт не меньше пользы, чем чудо-мультивитамины за 2 тысячи рублей. Кстати, о витаминах и маслах: биодобавки и полезные маски моя мама всегда делала дома, и чаще всего это совсем не дорого. Если отвлечься от магии брендинга и прочитать состав баночек за безумные деньги, чаще всего выяснится, что проблемы с кожей можно решить парой масел, влажными салфетками или изменением питания.

Я даже не буду говорить, что самые лучшие вечеринки последних трёх лет проходили на кухнях — моей и моих друзей, и ни один коктейль не может развеселить на 600 рублей, сколько он стоит во многих московских местах. Моя бесплатная собака, которую мой муж взял из приюта два года назад, бегает и машет хвостом так же, как собаки за 60 тысяч рублей, которых купили в питомниках. И чтобы быть уверенной, что я могу хоть немного помочь другим людям, я давно настроила символический автоплатёж в один из благотворительных фондов. Да, я знаю, что к таким автоматическим благотворителям многие относятся без тепла, но меня это мало волнует: большинство взрослых и детей спасли, именно собирая с миру по нитке, и здорово быть к этому причастным, когда государство ничем не может или не хочет им помогать. Можно перестать снобировать дешёвые места и перестать вообще снобировать слово «дешёвый»: в редакциях журналов по всему миру дешёвая еда и развлечения до пяти у. е. занимают почётное место в конце каждого номера. Друзья признаются, что давно живут по кодексу «новой бедности», и в этом нет никакого особенного открытия: время есть, а денег нет — схема любого человека, который живёт в своё удовольствие, а не из чувства долга.

И тут можно просто оглянуться по сторонам и вспомнить классных людей, на идеях которых мы выросли. Большинство думающих и к чему-то стремящихся людей действительно не выпендриваются и не пытаются кем-то казаться. И я не буду писать очевидности про чёрную водолазку Джобса, в которой он никого не хотел впечатлять. Или о том, что ни в одном дневнике человека на все времена не было повторяющейся мантры «Хочу денег и всё успеть», а была преданность своему делу, любовь к себе и желание заниматься чем-то важным. Эрих Фромм лучше всего сформулировал дилемму, которая так или иначе мучает нас, пока мы волнуемся о краткосрочном и потребляем ненужное: для счастья нужно иметь или быть? Два года назад, собирая табличку в Excel, я грустно озаглавила её «Бедные люди» и долго разносила по графам «Транспорт», «Здоровье», «Еда» потраченные тысячи.

Сейчас стало понятно, что бедные люди — посмотрите статистику любой страны — это 99 % населения Земли, совершенное большинство, быть которым не должно быть стыдно или досадно. Но помощь друзей, совет знакомых и любовь близких — ресурс, на котором можно выжить, когда начинает крутиться адская воронка. «Сигарета в руках, чай на столе — эта схема проста, и больше нет ничего, всё находится в нас», — пела та самая группа в перестройку под лозунгом «Перемен!». Фразу затаскали, но правдой она от этого быть не перестала.
В России (да и не только здесь) так много катастрофической бедности, что говорить о наших колебаниях между удобствами — немного преступление. И для того, чтобы менять себя и какие-то вещи вокруг, действительно не нужно ничего иметь — достаточно просто быть: в этой реальности, с этими людьми и на сто процентов.

Источник

Как бедность меняет мозг и мысли

Нехватка денег влияет на нас сильнее, чем кажется

Многие люди думают, чтобы бороться с бедностью, нужно работать над психологическими установками.

Они уверены, что достаточно научиться правильному финансовому мышлению, и деньги потекут сами собой. Но бедность далеко не всегда обусловлена финансовыми ошибками. Очень часто она превращается в замкнутый круг, из которого невозможно выбраться даже при большом желании. Это происходит в том числе из-за того, что нехватка ресурсов делает с биологией человека.

Что вы узнаете

Что такое стресс бедности

Купер был старшим ребенком в многодетной семье, в которой не хватало денег даже на еду. Он учился в нелегальной христианской школе, в ней не было учителей, лишь жена проповедника изредка проводила уроки. Его одноклассники жили в таких же условиях, многие из них давно погибли от передозировки героином. Но Купер выжил — когда ему было 15, профессор местного колледжа взял его под свое крыло. Он помог ему получить образование и устроиться на работу.

То, что испытывает Купер, называется финансовой тревогой. Она свойственна почти всем людям, но иногда становится такой сильной, что больше напоминает посттравматическое расстройство.

Даже если проблема с деньгами решена, эта тревога уходит далеко не всегда. Все дело в том, что бедность — это гораздо больше, чем просто нехватка ресурсов. Ее влияние на жизнь столь велико, что под ее воздействием меняются многие процессы в организме.

Главный механизм, который превращает бедность в физиологическую проблему — это стресс. Он выработался благодаря эволюции, чтобы приводить нервную систему в мобилизованное состояние: повышаются уровень кортизола, давление и частота сердечных сокращений. Кровь приливает к мышцам, они напряжены и готовы к повышенной нагрузке. Это помогает человеку успешнее реагировать на угрозы.

Но если нервная система постоянно возбуждена, это истощает организм и перестраивает его работу. Стресс превращается в хронический. Именно это делает стресс бедности таким опасным — он не отступает никогда и не дает передохнуть: если не решать финансовые проблемы, они надвигаются с еще более ужасающими масштабами.

Бедность увеличивает риски почти всех проблем, с которыми может столкнуться человек: ожирения и диабета, онкологии, депрессии и тревожности, заболеваний сердца, деменции, одиночества и ранней смерти. Иногда в 10 раз.

Эти риски не исчезают полностью, даже если нужды больше нет. А нередко они даже передаются по наследству. Изучение переживших блокаду Ленинграда показало, что даже у их внуков и правнуков сохраняется повышенный риск ожирения, остеохондроза, заболеваний сердца и патологий зубов.

Примерно к таким же выводам пришли исследователи, изучавшие последствия голодной зимы 1944—1945 годов в Голландии. У детей, выношенных в этот период, на протяжении жизни наблюдался повышенный риск разнообразных заболеваний, а также их карьерные успехи, как правило, были более скромными, чем у тех, кого вынашивали в более спокойное время.

Голод — это экстремальное проявление бедности. Для того чтобы стресс бедности повлиял на здоровье, достаточно и просто нехватки ресурсов. Некоторые изменения появляются еще до рождения.

Курс о больших делах

Как бедность влияет на мозг

Парадокс стресса бедности в том, что он начинает разрушать здоровье и психику до того, как человек осознает себя бедным. Исследования показали, что хронический стресс беременной женщины приводит к изменениям в развитии мозга ребенка. Из-за постоянного напряжения меняется секреция гормонов, участвующих в эмоциях, познании и поведении. Последствия могут проявляться в младенчестве, а могут сохраниться на всю жизнь в форме тревожности, депрессии, агрессии, гиперактивности, а также низкой стрессоустойчивости. Если дефицитная среда сохраняется и после рождения, это усугубляет проблемы.

В 2015 году нейробиолог из Колумбийского университета Кимберли Ноубл опубликовала исследование, в котором проанализировала МРТ-сканы более тысячи детей. Она обнаружила, что у тех из них, кто жил в бедности, площадь коры головного мозга в среднем на 6% меньше, чем у детей из состоятельных семей.

Именно эта часть мозга ответственна за большую часть когнитивной работы. Тесты показали, что участники эксперимента из бедных семей хуже читают, концентрируются, запоминают и имеют меньший словарный запас. Ноубл подытоживает: уже к двухлетнему возрасту различия в мозге богатых и бедных становятся заметными. В среднем результаты когнитивных тестов ребенка из нуждающейся семьи будут на 60% ниже.

Но, конечно, из-за бедности меняется не только кора головного мозга. Также есть свидетельства, что финансовые сложности уменьшают объем серого вещества и мешают связанной работе разных частей мозга. К тому же хронический стресс негативно влияет на работу гиппокампа и миндалины, отвечающих за память и эмоциональные реакции.

При этом Кимберли Ноубл отмечает, что эффект бедности на мозг не всегда одинаков. Ее исследование отражает лишь общие тенденции, из которых есть масса исключений. Например, она видела много бедных детей, чей мозг не отличается от мозга их состоятельных ровесников. Нужда — это фактор риска снижения когнитивных способностей, но некоторым счастливчикам удается его избежать.

В таких случаях могло сыграть роль языковое развитие. Если родители много разговаривают с ребенком, это доказанно повышает когнитивные способности во взрослом возрасте. Ноубл призывает больше говорить с детьми и почаще обсуждать с ними важные вопросы.

Как бедность влияет на решения

Финансовые трудности повышают риск крайне нерациональных решений. Все дело в том, что стресс делает внимание туннельным: человек крайне сфокусирован на одной проблеме и упускает из виду другие важные детали. Он может быстро решить конкретную финансовую задачу, но использовать для этого неадекватное количество ресурсов и тем самым создать новую проблему.

Ученые из нескольких вузов, включая Гарвард и Принстон, продемонстрировали, как это работает в серии экспериментов.

Участники одного эксперимента играли в игру, похожую на Angry Birds. Они были разделены на две группы: «богатые» игроки — им было доступно большое количество попыток попасть по цели, и «бедные» игроки — у них было всего несколько попыток. Изначально предполагалось, что «богатые» покажут результат лучше — ведь у них больше шансов натренировать меткость. Но результат оказался противоположным: игрокам с небольшим числом попыток удавалось точнее попадать по цели, хотя на то, чтобы просчитать каждый выстрел, у них уходило гораздо больше времени. Зато когда «бедным» дали возможность «занять» количество попыток, их меткость испарилась. К тому же многие заняли непропорционально много.

Еще один вывод исследования — нехватка ресурсов в разы повышает когнитивную нагрузку на человека. «Богатые» игроки гораздо меньше устали от игр, несмотря на большое количество попыток, чем «бедные», которым пришлось тратить много энергии на каждый шаг. В реальной жизни в условиях финансовых сложностей происходит то же самое. Каждое мелкое решение — например, поход в продуктовый магазин — требует большого анализа, потому что последствия необдуманного решения могут быть слишком тяжелыми. Причем когнитивная нагрузка возрастает, даже когда решить надо гипотетическую финансовую проблему.

Анализ Илдара Шафира: дефицитPDF, 251 КБ

Одновременно с этим респондентов попросили играть в компьютерные игры, которые оценивали их когнитивные способности. На этом этапе разницы в результатах богатых и бедных не было.

Похожие результаты показали эксперименты с индийскими фермерами. Они прошли тестирование когнитивных способностей перед сбором урожая — когда у многих из них уже кончаются деньги — и после, когда их труд был оплачен. Во втором случае большинство показало гораздо более высокие результаты.

Соавтор исследования, профессор Принстонского университета Илдар Шафир так объясняет этот механизм: огромная когнитивная нагрузка, которая лежит на людях с финансовыми сложностями, приводит к тому, что они чаще принимают неоптимальные решения. Их мозг всегда занят решением насущных денежных проблем, и это не может не отнимать огромное количество сил. В результате остается меньше времени и энергии на общение с детьми, на быт и на саму работу. Со временем усталость лишь копится, это приводит к еще большему количеству плохих решений и проблем с ментальным и физическим здоровьем.

Как бороться с последствиями бедности

Ученые, изучающие бедность, сходятся во мнении, что для борьбы с ней нужны централизованные программы при поддержке властей. Но какими должны быть эти программы — предмет споров.

Илдар Шафир считает, что правительству очень важно снижать когнитивную нагрузку у бедных людей. Например, будут полезны социальные сервисы для поддержки малоимущих родителей: иногда посидеть с ребенком — это лучшая помощь. А получение финансовой помощи от государства должно быть простым: если для этого нужно отстаивать долгие очереди и подавать десятки заявлений, это лишь усугубляет проблему.

Психология дефицита — Американская психологическая ассоциация

Ни Шафир, ни Ноубл не дают советов о том, как выбраться из бедности. Кристиан Купер, успешный финансист с финансовой тревожностью, говорит, что все истории успеха — это в первую очередь редкая удача, а не результат невероятной работы над собой. Что действительно может помочь — это финансовая грамотность и стремление откладывать хотя бы небольшие суммы, а также навыки регуляции стресса бедности.

Примерно такие же советы можно дать тем, кто уже не живет в нужде, но все еще переживает из-за денег слишком сильно. Ноубл говорит: бедное детство — это не приговор, и напоминает про нейропластичность. Человеческий мозг способен меняться в ответ на новый опыт в любом возрасте. Например, исследования показывают, что сеансы психотерапии помогают снизить финансовую тревожность среди людей с низким доходом. Вот несколько упражнений, которые могут быть полезны.

Как меньше переживать из-за денег

Человек не всегда может решить навалившиеся на него финансовые трудности, но всегда может сделать что-то хорошее для себя. Правда, начать заботиться о себе не так просто. Людей с финансовыми трудностями любой вопрос, касающийся денег, выбивает из колеи. Например, как только они решают купить что-то ради собственного удовольствия, начинаются муки совести. Не надо игнорировать это состояние. Лучше взять паузу и вернуться к этому в спокойном расположении духа. Сопротивление усиливает негативные эмоции, и в такой ситуации ни один из перечисленных ниже способов не принесет пользы.

Определите, действительно ли вы бедны. Бедность, при которой люди не могут позволить себе базовых вещей, по-прежнему часто встречается, и это большая беда. Но нередко на моей практике встречаются ситуации, когда люди просто игнорируют имеющиеся у них блага. Чтобы быть объективнее, определите, какое из этих утверждений вам ближе:

Только первый пункт из этого списка характеризует тяжелое финансовое положение. Если вы выбрали другой, значит, все не так плохо. Часто возникают омрачающие идеи: «недостаточно» или «можно лучше». Это не повод игнорировать хорошее. Осознайте, сколько хорошего с материальной точки зрения вы имеете.

Пойдите дальше и ответьте на вопрос: что хорошего принес вам опыт бедного детства? Возможно, вы научились шить или быть самостоятельным. Наверняка это приносит вам свои бонусы и сегодня.

Расшифруйте понятие бедности и богатства. Ответьте на вопрос: как это — быть бедным в вашем понимании? Например, для вас важно иметь автомобиль, тогда пишите: «Если я бедный, я не могу купить машину» и так далее. Список должен содержать больше трех пунктов. Закончите и отложите эту работу на день-два, а затем посмотрите на свой перечень со стороны, как будто его составил кто-то другой. Возможно, вы посчитаете эти пункты неактуальными для вашей жизни сейчас.

Теперь ответьте на вопрос: кто такой богатый человек? Также трех пунктов достаточно. Используйте не абстрактные формулировки вроде «богатый — это тот, кто может себе все позволить», а конкретные. Допустим, «он покупает дорогой хлеб и не страдает по поводу высокой стоимости продукта».

Вы внезапно можете осознать, что какой-то из пунктов уже вполне способны воплотить в жизнь. Возможно, стоит этот сделать. Это поможет убедиться, что это уже факт реальности. Только так придет понимание, что вы не тот, кем были раньше.

Оцените, сколько стоит ваше время. Малообеспеченные люди, как правило, обесценивают свое время. А оно точно стоит денег, пусть и небольших. Работая по договору, когда есть фиксированные ежемесячные выплаты, легче определить стоимость часа. На фрилансе это сделать сложнее, но тоже реально.

Установите безболезненную сумму. Если чрезмерно экономить на себе, то в скором времени это приведет к эмоциональному истощению. Дайте волю чувствам. Согласитесь, что потеря одного рубля не доставит вам серьезных переживаний.

Постарайтесь найти такую сумму, расставание с которой пройдет безболезненно. С ее помощью можно экспериментировать: совершать мелкие или более крупные покупки. Траты должны приносить исключительно приятные переживания, удовольствие. Не стремитесь выбирать функционально полезные вещи, вся соль лишь в приятных эмоциях.

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector