Я знала что ты придешь за мной

За пределом нашего заката. Или Я знала, что ты придёшь

cover

Эта книга о чувствах. О предательстве. О боли. О борьбе. О становлении личности. О смирении и принятии себя.Эта книга о том, как научиться жить заново, каждый день собирая свою вдребезги разбитую душу.Эта книга о прошлом, которое словно град жарким майским вечером вторгается в твою жизнь.И наконец, эта книга – ответ на главные вопросы, долгое время интересующие многих людей на этой планете… Что такое любовь?И какой у неё конец?

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги За пределом нашего заката. Или Я знала, что ты придёшь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Отчаяние: танго на растоптанном сердце

Милый, он меня всему научит!

А ты теперь лишь в голове запрет.

Обещал, что в будущем будет лучше,

Только будущего все нет и нет…

Сегодня мне снова снился Артём, точнее его видение, которое я видела в машине. Его взгляд, бешенные глаза и невероятный страх остро врезались в мое сознание. Господи, Кира, да хватит уже себя обманывать. Это твое подсознание не дает тебе покоя, а вовсе не он — твой спаситель. Ему плевать. Не звонит, не ищет, не интересуется, значит есть у него другие дела и та, которой звонит, и кем интересуется. Ошибка девушек в том, что многие из нас сознательно готовы годами себя обманывать и жить, в глубине души зная, что уже давно все покатилось к чертям, но час за часом убеждать себя в том, что скоро все наладится. Только бы не смотреть правде в глаза. Действительно, ведь проще же смотреть ночью в окно, сидя в горьком одиночестве и глотать собственную печаль, которая выходит из твоей души молчанием и слезами. Невозможно поверить в то, что люди, которые подарили вам самые яркие воспоминания сами стали лишь воспоминаниями. Ну, невозможно. И правда в том, что все это я переживаю в одиночку. Эту горечь и утрату, эту любовь и желание, эту боль и предательство. Я обещаю, что постараюсь заполнить эту пустоту другими людьми, друзьями, знакомыми, учебой, работой, красивыми вещами и бессмысленными разговорами, глупыми мечтами и безразличными закатами, я сделаю все, чтобы ты стал для меня незнакомцем, прохожим и самым чужим человеком на свете. И я обещаю себе это каждый божий день. Главное, чтобы сердце хоть немного ко мне прислушалось…

— Доброе утро, Кира! Ты что еще спишь? Время видела? — я щурю глаза от резкого солнца, лучи которого падают прямо на мое лицо. У моего окна стоит широко улыбающаяся молодая, красивая девушка с темными длинными волосами и яркими сияющими карими глазами. Она отодвинула занавески в стороны и настежь открыла окна.

— Уууух, ты чувствуешь какой воздух? Сегодня прохладно…

От нее исходила бешеная энергетика. Шлейф позитива и добра тянулся с самой двери, как она вошла в мою спальню.

— А мы знакомы? — я продолжала щурить глаза и натянула простынь повыше.

— Лично нет, но заочно да. Моя мама очень много о тебе рассказывала. Ты ведь дочка ее сестры из Липецка?

— Да… а твоя мама — это тётя Лариса?

— Дааааааааааааааааа… я же говорю, заочно мы уже давно знакомы. И вот наконец-то наступило время увидеться лично! — Она продолжала улыбаться в свои тридцать два белоснежных зуба.

— Прости, мне не так много о тебе рассказывали… я забыла, как тебя зовут…

— Вероника… хотя лучше просто Ника. Мне так больше нравится, да и все уже привыкли. Ты чего так долго спишь? Время то уже пол второго… я предлагаю нам с тобой прогуляться и поближе познакомиться. Ведь жить то нам предстоит теперь вместе. Ты же сейчас вообще-то в моей спальне, так что придется с сегодняшнего дня нам поютиться.

Она слегка рассмеялась, а потом резко подбежала ко мне и крепко обняла за плечи. От её настойчивости и внезапности, я чуть не упала с кровати.

— Ника, я не знала, что это твоя спальня. Я могу спать в другом месте или переехать в общежитие…

— Ты что с ума сошла?! Я же пошутила. Я таааак рада, что у меня теперь появилась живая сестра… ты не представляешь как долго я мечтала с тобой познакомиться! Я даже с Испании вернулась на неделю раньше, чтобы провести побольше времени с тобой. Тем более мне мама сказала, что у тебя там какие-то проблемы на личном фронте, депрессия, все дела… забудь! Это последнее, о чем можно грустить в этой жизни. Все мужики — козлы и нас не заслуживают. Пора уже это усвоить, и жить станет легче всем. Как говорится Бог отвел.

— Ник, все это очень тяжело, я сейчас не очень хочу об этом разговаривать…

— Так и я не собираюсь. Мы гулять сейчас идем и завтракать. Точнее обедать. — она хитро посмотрела на часы и с добродушным укором перевела взгляд на меня. — Я тебе такой ресторан покажу, там так вкусно готовят — пальчики оближешь… Давай скорее поднимай свою попу с дивана и бегом умываться, краситься, собираться… В общем десять минут тебе на сборы. Она снова крепко сжала меня в своих объятиях.

— Как же я все-таки рада, что мы познакомились! — На её лице всё так же красовалась ослепительная улыбка до ушей.

Я недоверчиво подняла на неё глаза и с неохотой встала с кровати, направившись в ванную. Мы выглядели сейчас настолько кардинально противоположны, что просто таких еще будешь искать — не сыщешь… Она такая ветренная и импульсивная, и я — угнетенная амеба. И хотя мне никуда абсолютно не хотелось идти, я почему-то не смогла её ослушаться. Она умела управлять людьми однозначно.

Боже, как же обманчиво первое впечатление! Это я поняла только со временем. Вероника — девушка, которая с первого взгляда показалась такой фривольной и немного, как бы мне это выразить по корректней, глуповатой молодой девчонкой с повадками подроста, борющегося с юношеским максимализмом, оказалась верным, глубоким и чувственным другом для меня. Точнее даже не так. Я приобрела настоящую преданную сестру, конечно, со своей отличительной безбашенностью и ветреностью, но такую искреннюю и настоящую, что и представить себе не могла существование таких людей. Да, Лондон определенно подарил мне её. И сколько мы с ней вместе пройдем рука об руку, будет известно только мне. Но обо все по порядку.

— Кир, а расскажи о себе. Чем ты вообще увлекаешься? Я слышала, ты писательницей мечтаешь стать? — она задавала мне эти вопросы, смешно пережевывая спагетти, и звучали они так мило и нелепо, что на моем лице непроизвольно появлялась неуверенная улыбка. Она забавно набивала свои щёчки и была похожа на мимимишного кролика, которого хотелось ласково потискать. От этого человека излучался неимоверный свет. Ника действительно показалась мне солнышком в моём пасмурном небе. Я молча сидела за столом, ковыряя вилкой в салате и пристально за ней наблюдала.

— Кира, а ну ешь быстро! Ещё скажи, что здесь невкусно! И ты будешь первым человеком, который раскритиковал этот ресторан.

— Да я ем, ем. — я нехотя насадила на вилку содержимое и через силу впихнула себе в рот. Самочувствие было паршивое и аппетит до меня еще явно не дошёл. — А что касается меня, то ничего особенного… жила себе жила, мечтала замуж выйти, а потом все оборвалось. Твоя мама предложила мне приехать сюда, чтобы поступить к вам в университет. Говорят, здесь открываются большие перспективы… вот я и приехала. Но на самом деле приехала я не за перспективами, а чтобы забыться. Думала чужая страна поможет мне это сделать, но пока что-то не получается.

— Ну, что сказать… перспективы тебя, конечно, ждут, если приложишь усилия. Тут все только от тебя зависит. Помощников не жди. Я вот сама учусь на переводчика. Только пока не знаю, мое это или нет, но времени занимает нереально много… Нет времени элементарно в клуб выйти потусить. Сижу целыми днями за столом и задаюсь вопросом: «А зачем оно мне?». Единственно, что меня успокаивает, это то, что могу потом работать в сфере туризма. Вот это прям моё. И без языков никак.

— Здорово… уверена, у тебя все получится.

— Кир, вот честно я поражаюсь… ты такая красивая, молодая, талантливая, но вся пропитана сплошным пессимизмом. Забей ты на этого мудака… Меня знаешь сколько раз бросали?? И поверь такоооое попадалось на моем пути, что мама не горюй. Однажды вот помню, познакомилась с парнем в интернете, вроде приличный, ухаживать начал, а потом как дело до постели дошло, так подругу привел представляешь? Говорит, его так больше возбуждает… у меня глаза на лоб вылезли, а он спокойный такой. Говорит, не согласишься — расстаемся.

— Ого… бывают же. Я думала у вас здесь все приличные…

— Ага, они может и есть, но только вот на моем пути еще не встречались. Какие-то все амбициозные извращенцы и эгоцентричные женоподобные альфонсы, которые, кстати, бояться быть брошенными и всегда бросают первыми… В общем веселуха. Но жизнь то она одна, пока дерьма не испробуешь, золота не найдешь. Она внезапно замолчала, а потом громко закричала: «Официант!», махнув рукой.

— Вина нам, пожалуйста! — я смотрела на Нику и удивлялась каждому её движению, манере говорить, ее бестактности и эмоциональности. И вообще она действительно поднимала мне настроение одним свои присутствием.

В этот день мы много смеялись, бродили по городу, наслаждались красочными пейзажами вечернего Лондона и рассказывали друг другу о своей жизни, планах, провалах, несбывшихся мечтах и свершениях. Уже в первый же день знакомства я поняла, что безбашенность, сумасшествие, и поиски приключений на свою попу — это неотъемлемые составляющие её сложного характера. Она ничего не боялась в этой жизни, и в свои 22 многое перепробовала. Могла подойти к любому прохожему и что угодно спросить, остановить летящий автомобиль, преградив ему дорогу, потратить последние деньги, чтобы накормить дворовую собаку, сплясать посреди улицы ламбаду, куда угодно зайти без приглашения и главное, она легко переживала неудачи на своей дороге. Чтобы с ней не происходило, она воспринимала все как награду и стимул двигаться дальше. В ней столько позитива, эмоций и драйва, что хватило бы на пол страны. Она уже успела поработать моделью, фотографом, бухгалтером, продавала косметику, участвовала во всевозможных конкурсах красоты, была солисткой местной группы, волонтёром во многих благотворительных организациях и даже принимала участие в миссии «Красный крест». В общем об этой девушке можно написать не одну книгу. Что нас объединяло не могу даже и представить. Но мы нашли друг друга. И чем-то намертво друг к другу привязались. Она стала гидом в моей жизни. С ней я могла искренне смеяться и хоть на немного отвлекаться от той боли, которую переживала. Она просто не давала мне времени думать о плохом. Каждое лето она проводила в Испании, наслаждаясь теплым морем, мягким солнышком и незабываемыми курортными романами, о которых могла рассказывать часами. А потом она просто внезапно улетала, разбивая свои ухажером сердца. Вероника — невероятно красивая девушка. У неё большие карие глаза, немного вздернутый носик и волшебная ослепительная улыбка, которая способна заколдовать любого. Её длинные темные волосы ярко дополняют её образ. На внешность она чем-то смахивает на известную американскую актрису Милу Кунис.

Оставшуюся часть лета мы проводили практически двадцать четыре часа в сутки вместе. Именно она помогла устроиться мне на работу. И пускай обычным консультантом в магазине обуви, но по крайней мере там мне стабильно выплачивали мои первые деньги, которые я постепенно отдавала Александру. С ним мы виделись не так часто, может два-три раза в месяц. Хотя он часто мне писал, звонил, но ни на чем никогда не настаивал. Встречались мы только тогда, когда я на это соглашалась. Он не был навязчивым, хотя достаточно часто пытался присылать мне различные сюрпризы и подарки, многие из которых я отказывалась принимать.

Последние месяцы лета пролетели действительно незаметно для меня. И хотя Москва забрала часть меня, буквально оторвав её без наркоза, Англия смогла подарить мне двух замечательных людей, которые хоть и не были способны заменить мне мою утрату, но смогли хоть на секунды научиться эту боль приглушать.

И вот началась учеба. Сказать, что я стала меньше думать об Артёме — значит соврать. Я не переставала о нем думать, но эти мысли с каждым днем становились менее тяжелыми для моего сознания. Мои чувства к нему не менялись, я просто научилась находить все новые способы лжи. И в какой-то миг казалось, что сама начинала верить в эту ложь. Каждое утро я вставала рано, чтобы успеть ко времени добраться в университет. Учёба давалась мне нелегко. Во-первых, из-за языкового барьера, который я испытывала, общаясь с иностранцами. Мне приходилось много заниматься, чтобы хоть как-то начать это осваивать. По вечерам я так же продолжала работать в магазине. Ко мне часто заглядывал Александр, пытаясь меня накормить и все навязчивее предлагая уволиться.

— Ну, не твоя это работа, понимаешь, Кир! Не продавцом же ты мечтала стать…

— Саша, я пока только учусь, и не думаю, что проработаю здесь всю жизнь. Будет предложение получше, буду решать увольняться мне или нет… — его разговоры начинали меня утомлять.

— Кир, тебе вообще не обязательно работать… ты мне уже ничего не должна. Учись себе спокойно и получай образование…

— Ага, не должна… хватит выдумывать. Я примерно представляю, сколько стоил ремонт той машины, плюс там всякие штрафы и все такое…

— Кира, я больше не возьму с тебя ни копейки! Я тебе сказал! У меня здесь знакомые понимаешь, мне это обошлось считай за извините. Слово бартер, тебе знакомо? Я им оказал помощь, они мне… всё забыли…

— Саш, мне плевать бартер или не бартер. Я тебе должна.

— Кир, ты в своем уме? Ты даже не знаешь, сколько я заплатил за ремонт…

— И что? Ты же сам мне не говоришь… вот я и додумываю.

— Что же ты такая упертая — то. Услышь меня, пожалуйста… я больше не буду брать с тебя деньги, так как весь долг ты погасила… а раз ты у нас такая добросовестная, то сегодня оплачиваешь наш ужин. Тебе же деньги девать некуда! И на этот раз отказы я не принимаю…

— Саш, я очень устала… давай я лучше отдам тебе деньги и…

— Да что ты все привязалась своими деньгами? Деньги, деньги, отдам… Вот как раз выдохнешь. Тем более завтра выходные. И это не только дружеский ужин. У меня есть к тебе одно деловое предложение. Но о нем мы поговорим только в ресторане. В спокойной обстановке, а не здесь…

Отказать я ему не могла. Доработав свою смену, я накинула пальто, взяла свой зонтик и вышла на улицу. Как всегда, накрапывал мелкий дождик. Осень здесь была в самом разгаре. Легкий туман по утрам, мягкий свет, осенние листья — все это глубоко раскрывало атмосферный Лондон. Я уже привыкла к тому, что без зонтика здесь как без рук, ведь дожди на британских островах идут круглый год. Правда начавшись внезапно, он как правило так же резко и прекращался, но бывало и по-другому.

С приходом осени из Лондонских парков уже ушла последняя зелень, уступив свое место палитре желтых, рыжих и алых оттенков. Куда здесь не взглянешь — везде череда плавных градиентов и ярких контрастов. Осенью поток туристов значительно сократился, поэтому коренные жители с облегчением вздыхают и начинают дышать полной грудью. Совсем недавно здесь со всем колоритом отгремел Хэллуин, и вот уже приближается ночь Гая Фокса, которую принято праздновать 5 ноября. И если о Хэллуине я имела представление еще в России, то этот праздник я увижу своими глазами впервые. В эту ночь принято гулять с факелами, жечь костры и запускать фейерверки. Сегодня 4 ноября…

Я не верю сама себе. Уже пролетели два осенних месяца, и скоро будет почти полгода как я нахожусь в Англии. Я закрыла глаза и не верила своим мыслям. Уже прошло больше пяти месяцев, как меня покинул самый близкий и родной мне человек. И я вдруг осознала, что у меня нет ни единой его фотографии, ни одного сообщения, только воспоминания и сны. Пять лет я была с человеком неразделима телом и душой и вот уже пять месяцев, как его нет рядом. Однозначно сегодня ночью я буду плакать, я это знаю, плакать и бесконечно вспоминать минуты, которые мы переживали вместе, буду скучать, скучать дико и не по-человечески… а самое страшное, что я кажется готова была бы ему все простить, если бы он сейчас пришел ко мне и сказал, вернись. Я закрыла бы глаза и выбрала его снова. Снова и снова. Много раз. Без паузы, раздумий и сомнений. Выбрала бы его, моего предателя.

Я раскрыла свой зонтик, чтобы спрятаться от дождя и увидела впереди стоящую машину Александра. Заметив меня, он сразу же вышел и направился ко мне. Немного потупив взгляд, я неторопливо пошла ему навстречу.

— Саш, ты хочешь, чтобы я поехала в ресторан вот так? В рабочей одежде? — я недовольно посмотрела ему в глаза.

— Нет, я завезу тебя домой, и ты переоденешься… А хочешь заедем в магазин и купим что-нибудь элегантное…

— Нет уж, спасибо! Такие подарки мне не нужны. Давай все-таки еще раз разграничим понятия. Я тебе друг, а не содержанка…

— Причем здесь это то? Что друзья не могут дарить друг другу подарков?

— Саш, подарок — это что-то маленькое, незначительное, душевное и как правило внезапное. А пойти пошопиться и за все это заплатить — это не подарок… это ни что иное, как содержание другого человека!

— Окей, спорить с тобой бесполезно, поэтому поехали уже, а то точно опоздаем! Он элегантно открыл мне дверь и усадил в свой фешенебельный автомобиль, нажал на газ. Всю дорогу мы практически ехали молча, обмолвившись всего пару фразами о погоде.

— Тебе долго собираться?

— Нет, минут через 30 буду, мне только принять душ и переодеться.

— Хорошо, тогда жду! — он махнул рукой, галантно указав на дом, улыбнулся и открыл дверь машины. И несмотря на то, что мы уже достаточно долго знакомы, я до сих пор так и не смогла привыкнуть к его сверлящему взгляду мне в спину.

Поздоровавшись с Ларисой и дядей Верном, я немедля направилась в спальню.

— Приветик, Кир! Что-то ты совсем заработалась…

Ника сидела в своем ноутбуке и даже не пыталась оторвать от него своего взгляда. Это было как-то странно. Странно, что вообще в пятницу вечером я наблюдаю Нику дома. Обычно в это время она где-нибудь тусуется или гуляет с парнями, с которыми познакомилась в интернете.

— Да, все как обычно… Мы сейчас с Александром идем в ресторан. Хотя я так не хочу, ты не представляешь! А ты, кстати, чего дома-то? Клубы же вроде не перестали функционировать…

— Не смешно, настроение как-то не клубное…

Она снова уставилась в свой компьютер, будто бы боялась встретиться со мной глазами.

— Нииик! Все нормально? — я знала ее слишком хорошо и поэтому пыталась понять, что у неё сейчас на уме.

— Кир, все нормально… иди уже на своё свидание, тебя же наверняка ждут. — Её слова «все нормально» прозвучали как никогда неубедительно. Ну не мог этот человек врать.

— Ника, посмотри на меня…

Она подняла глаза на меня и пыталась держатся спокойно, но её зрачки будто танцевали на стеклах, что выдавало её волнение.

— Ну-ка, рассказывай быстро, что произошло…

— Черт, Кира, я не думаю, что тебе нужно это знать… Да и тем более я сама толком то ничего не знаю.

— Может теперь нормально объяснишь… Я жду, и с места не сдвинусь, пока не услышу правду.

Она тяжело вздохнула и отбросила ноутбук в сторону.

— В общем, я тут совсем случайно стала свидетельницей разговора моей мамы с твоей. И… я точно, конечно, не поняла, но кажется они обсуждали Артёма…

Внутри меня словно щёлкнул курок. Он был снят с предохранителя. А она продолжала.

— Он приходил к вам домой, и если я не ошибаюсь ни один раз… Твоя мама его не пускает… Они считают, что ты ни в коем случае не должна об этом знать. Я если честно сама ничего не хотела тебе говорить, чтобы лишний раз не тревожить больное, но думаю, что все-таки так будет честнее… Только не задавай вопросов, я правда ничего больше не знаю и у мамы спрашивать точно не буду…

— Кира, посмотри на меня? Ты чего молчишь? — Ника испуганно теребила меня за руку, а я ничего не чувствовала. Я смотрела на неё с каменным лицом и медленно сходила с ума.

— Я позвонить ему хочу…

Я посмотрела Нике в глаза, будто бы хотела услышать от нее разрешение.

— Не думаю, что это хорошая идея… Кира, он предал тебя, предал, когда ты любила и ждала… Ты не имеешь права просто так вот сдаться сейчас. Он за все это время никак не дал о себе знать, ни звонком, ни словом, пороги твоей квартиры не обивал, пытаясь тебя найти, жизнью твоей не интересовался, как ты жива — здорова? Ничего он не сделал понимаешь, чтобы сейчас тебе сломаться…

— Ника, я не хочу жить без него…

То, что так глубоко сидело в моем сердце, сейчас вырвалось наружу. Говорила душа, не слушая разума и логики.

— Кирочка, послушай меня… Простить человека можно, если он раскаялся и искренне признал для себя, что сделал ошибку. Все мы люди, и все склонны оступаться, запутавшись, и совершать неправильные действия. Мы ведь не роботы. Человек может измениться. Но он должен заслужить твоё доверие и доказать, что твоё прощение для него главный подарок в жизни. Но этот человек не считает себя виноватым. Человеку можно дать шанс, если он его заслуживает. Артём твой — предатель. И мы даже не знаем, зачем он приходил, может хотел что-то забрать. Я понимаю, что невыносимо сейчас это слушать, но, к сожалению, мы не можем быть уверены, что он хотел, что он хотел тебя вернуть.

— Кира, что ты делаешь?

Ника вскочила с пола и побежала собирать остатки моего мобильного. Он был неисправен и не подлежал восстановлению. А я лежала на полу и истерично плакала. Меня словно сильной волной накрыло, и я уже была не в силах остановиться. Сотни демонов пожирали меня изнутри. Мне не было плохо. Меня просто не было. Я снова в тот момент перестала существовать. Что было дальше, я, честно говоря, помню смутно. Испуганные глаза Ники, которая пыталась меня успокоить, прибежавшие на крик тётя Лариса, дядя Верн, моя истерика, граничащая со смертью. Я была на дне. Засыпала и уже не ждала пробуждения.

«Всё будет хорошо»… эта проклятая фраза стояла пробкой в моих ушах. Всё будет… осталось только пережить выходные, понедельник, вторник, неделю, затем другую, декабрь, зиму, весну, лето, и всю эту жизнь, пропитанную бесконечной болью и тоской по тебе.

Мои веки были тяжелыми. Я с большим усилием начала приоткрывать глаза. За окном уже было светло. За столом сидела Ника и что-то высматривала в ноутбуке. Заметив, что я проснулась, она резко отбросила все свои дела и ринулась к моей кровати.

— Кирочка, родная, ты проснулась. Мы так за тебя испугались. У тебя был ужаснейший нервный срыв. Как ты себя чувствуешь?

Я прокрутила в голове вчерашние события и закрыла руками лицо.

— Кир, а хочешь позвоним ему? Может это даст хоть какую-то определенность и тогда полегчает.

— Сейчас не хочу. Я поспать еще хочу, хорошо?

— Конечно, моя хорошая. Спи, отдыхай и набирайся сил. Потому что твоё эмоционально состояние сейчас на грани…

Заснуть я так и не смогла. Пару часов я пролежала, просто уткнувшись носом в стенку. В моем сознании боролись два человека. Один просто страстно умолял меня позвонить, а второй истерично пытался уговорить меня этого не делать. В итоге моя гордость надломилась, и я сдалась. К концу вечера мы с Никой все-таки решили набрать Артёму. Ника звонила со своего телефона. Так как моего уже не было в живых. Меня всю колотило. Но слова оператора «абонент не доступен или находится вне сети» немного привели меня в чувства.

Источник

За пределом нашего заката. Или Я знала, что ты придёшь

cover

Эта книга о чувствах. О предательстве. О боли. О борьбе. О становлении личности. О смирении и принятии себя.Эта книга о том, как научиться жить заново, каждый день собирая свою вдребезги разбитую душу.Эта книга о прошлом, которое словно град жарким майским вечером вторгается в твою жизнь.И наконец, эта книга – ответ на главные вопросы, долгое время интересующие многих людей на этой планете… Что такое любовь?И какой у неё конец?

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги За пределом нашего заката. Или Я знала, что ты придёшь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Тебя давно так нет, но ты везде,

В глазах чужих, что так с тобой не схожи,

И на другом краю большой земли

Ты снова мне мерещишься в прохожих…

© Олеся Тулинова, 2018

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«Одно я осознала точно — что-то важное ушло безвозвратно. Он будет эхом моих разочарований и осколком моих слез, и навсегда останется секретом, о котором будет знать только сердце в моей теперь уже новой жизни, где иллюзорное счастье отныне превыше всего…».

Дочитав последние строчки своей новой книги, я подняла глаза в аудиторию и увидела огромное количество рук. Меня слегка затрясло. Голова внезапно закружилась. Я лихорадочно принялась оглядываться по сторонам зала в надежде увидеть Александра. Вот и он! На первом ряду. Подтянутый, красивый, элегантный, дорого одетый и широко улыбающийся своей ослепительной улыбкой. Он не сводил с меня глаз и посылал мне воздушные поцелуи. Немного полегчало. Ну, вот и все… Я это сделала! Моя первая большая победа. Внутри меня ликовала целая буря эмоций. Я плакала и смеялась одновременно. Ведь эта книга — моя жизнь, которую я проживала снова и снова, строчка за строчкой, буква за буквой, страница за страницей. Из зала доносилось множество вопросов. Я вслушивалась в сказанные фразы, но из-за волнения с трудом разбирала слова. Пыталась ответить по мере возможности каждому своему читателю. Но голос свой не слышала. Всю ситуацию словно видела со стороны. Моё сознание раздвоилось. На сцене стояло тело, у которого машинально открывался рот и что-то говорил, а где-то сверху была другая я, которая наблюдала за всем происходящим и не верила, что всё это происходит наяву. Многие вопросы касались моей личной жизни, которая никому не была доступна до этого момента. Другие были посвящены будущим работам и новым героям, кто-то интересовался доходом, кому — то были интересны причины моего переезда в Англию. Были и абсолютно абсурдные вопросы, которые не имели никакого отношения ни ко мне, ни к моей новой книге. В зале стоял гул, было очевидно, что я смогла затронуть тонкие струнки человеческой души. А значит я все делаю правильно. Суметь пробраться сквозь тернии людских эмоций и чувств, это то самое, к чему должен стремится истинный писатель.

Я — человек, с достаточно стабильной нервной системой и твердым характером едва не потеряла сознание, когда среди сотни вопросов, пересудов, споров и обсуждений услышала до боли знакомый голос:

— Прошу прощения за мою бестактность, но скажите, Кира, действительно ли в ближайшее время состоится ваша свадьба?

Тело жутко задрожало, мурашки пожирали каждый участок моей кожи. Перед глазами поплыли красные круги. Не хватало только свалиться в обморок. Собраться и взять себя в руки не получалось. В этот момент внутри меня что-то разбилось, лопнул сосуд, который до этого времени занимал вполне себе устойчивое место в моей душе, осколки разлетелись по всему телу, оставляя жгучие, кровяные следы на каждой клеточке моей кожи. Кира… Кира… Кира… отголоски слов всё ещё стучали у меня в висках, да с такой силой, что хотелось обхватить голову руками и кричать! Орать во все горло, до хрипоты и безрассудства! До потери пульса, сознания и действительности. До истерики и тремора всего тела. Подняв глаза в аудиторию, я увидела то, чего боялась больше всего в жизни…

Страх, живший во мне с момента нашего расставания, страх хоть еще раз встретиться с ним глазами, выскочил из меня с неистовой силой и яростью. Меня жутко колотило. Происходящее начало медленно расплываться перед глазами. В какой-то миг я подумала, что теряю сознание. Июнь, наш чертов праздник, письмо, Москва, последний разговор, больница, аэропорт, Лондон, попытка суицида… вторая… — жуткие воспоминания невольно пронеслись передо мной как кинолента, которую я на протяжении долгих четырёх лет пыталась похоронить. Я стирала ее день за днем из своей памяти, как сводят татуировки с самого нежного места на теле. С болью, слезами и кровью. И до этой секунды была уверена, что у меня это получилось. Но нет. Этот голос, который когда-то сводил меня с ума, в эту секунду словно из долгого мучительного плена выпустил прошлую жизнь на свободу…

Расставания… С ними смириться тяжелее всего. Ты теряешь землю под ногами, кислород и равновесие. Частицу себя, тот стержень, который ведет тебя по жизни.

Господи, что так сбило меня с ног? Это тот важный вопрос, на который я пыталась ответить себе. Его внезапное появление на презентации моей новой книги или его появление в Лондоне, или его появление в принципе… Я чувствовала на себе его пристальный взгляд. В тот момент мне показалось, что он видит меня насквозь, видит мою вторую Я, ту маленькую беспомощную девчушку, которая в растерянности рвёт на себе волосы и мечется из одного угла в другой. Которая запуталась в бесконечном лабиринте, пытаясь найти выход. Которая, идя на свет, теряется во тьме все больше и больше. Он пришел, когда все у меня наконец-то чёрт побери наладилось, и снова посеял хаос. Я смотрю на него испуганными глазами и ловлю себя на мысли, что он ни капельки не изменился. Он — всё то, что я так любила, так ненавидела, самое лучшее и самое худшее в моей жизни. Он ошибка, которую я никогда не смогу забыть, простить и, к огромному сожалению, разлюбить.

Воцарилось молчание. Вся аудитория ждала моего ответа. Откуда он узнал, что Саша сделал мне предложение? Как давно он здесь? Неужели читает Лондонские сводки? И с какой целью явился? Да и какая теперь кому разница? Боже, эти вопросы сводили меня с ума, как тогда, когда он уехал в Москву и пропал… За четыре года много всего произошло, но главное, что я уже не та восемнадцатилетняя девочка, которая сходила с ума от каждого его движения. Пришло время осознать, что я другая. Самодостаточная, целеустремленная, уверенная, сильная и сумевшая принять все удары судьбы. Теперь то я точно знаю, как за себя постоять.

— Я не желаю отвечать на вопросы, касающиеся моей личной жизни. Всё личное останется личным! — проговорила я, голосом передовой учительницы, аккуратно подчеркивая каждое слово.

А сама безумно хотела кричать: смотри! Видишь какая я? Независимая! Успешная! Я выучила французский, английский, посетила Париж, научилась петь и сделала татуировку, да да, ту самую, на ноге, о которой так давно мечтала, и которую ты мне так долго запрещал. Видишь я выросла! Не посетила Америку, ну так еще успею. Теперь передо мной столько возможностей! Весь мир у моих ног! Ты был моим табу, после того как скоропостижно исчез из моей жизни. И все эти четыре года я приложила уйму усилий, чтобы не задеть тебя даже краешком своих воспоминаний. И теперь я здесь, я выпустила свою книгу, стою с гордо поднятой головой и ликую. Я сделала это. Я смогла. Я все-таки тебя пережила.

Хотела кричать. Во весь голос и всю мощь своих связок. И кстати, да, знаешь, я выхожу замуж. За замечательного человека, самого лучшего. Который сумел разглядеть во мне свое счастье и подарить истинную любовь. Я хотела кричать. Хотела…

Впервые в жизни я смогла показать равнодушие к этому человеку и плевать, что в этот момент я снова чувствовала ту жуткую боль, которая, казалось бы, осталась в далёком Липецке.

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector