Я знаю что ты чувствуешь бро

Feels Guy (Wojak)

5ac1b38843187 bpthumb

wojak

Feels Guy (Wojak) – мем-фейс польского происхождения, на котором изображен лысый мужчина с морщинами на лбу. Используется в других мемах и комиксах.

Происхождение

Всё началось в 2009 году на просторах немецкого имиджборда Krautchan.net. Этот форум пользовался достаточно большой популярностью среди англоязычных пользователей интернета. Авторство мема приписывают британскому пользователю Falco, который нарисовал картинку в октябре 2009 года с помощью программы MS Paint для троллинга польского пользователя Wojak, который писал на ломаном английском.

Первоначально мем был абсолютно аполитичен и использовался только для троллинга Wojak’а, однако потом другие пользователи подхватили идею и стали рисовать комиксы с лысым грустным человеком. Примерно в это же время появились мемы Countryballs (Страны-шары).

Значение

Wojak стал именем нарицательным. Это всего лишь шаблонное лицо, известное многим пользователям интернета. По-другому его называют Feels Guy. Шаблон используют в самых разных комиксах, фотожабах и мемах, таких как Feels Good, That feel when и др.

Самый популярный из них – I know that feel bro (Я знаю это чувство, брат). На этом меме Wojak обнимается с другим человеком. Картинка символизирует сочувствие или сопереживание, используется в ситуациях, когда нам знакомо чувство говорящего.

i know that feel bro

В рунете известен мем “Ребят, можно я пойду“, на котором к лицу Wojak дорисовано туловище.

Все эти мемы используются для выражения различных эмоций. Чаще всего это грусть, разочарование, ситуации из разряда “Я знаю это чувство” и т.д.

That feel Guy

В мае 2013 года ютубер ReluctantMisc опубликовал видео под названием “Один день из жизни That feel Guy”.

Галерея

that feel when

that feel

i know that

we know that feel

feel guy

i wish i was at home

i am fine

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник

Я знаю что ты чувствуешь бро

1451822782197611116

На момент смерти ему было 83 года (судя по дате рождения/смерти). Разве НП не раз в год присуждают? Или его по разным наминациям?

m3099898 1383465865

Отец и сын

В 1906 году Джозеф Джон Томсон получил Нобелевскую премию по физике за демонстрацию того, что электрон является элементарной частицей, а в 1937 году его сын Джордж Паджет Томсон получил Нобелевскую премию за то, что показал, что электрон может быть волной.

1636124743117864823

Больше околонаучного на канале https://t.me/everScience.

1581599679229575815

В этом тексте я пролью свет на то, как работы витебчанина привели к созданию тех самых ярких светодиодов, которые освещают нашу жизнь днем и ночью!

Речь идет о Жоресе Ивановиче Алферове, который в 2000 году получил Нобелевскую премию по физике за «разработку полупроводниковых гетероструктур и создание быстрых опто- и микроэлектронных компонентов».

Вот собственно он в молодости.

1628523052157315928

Несмотря на очень сложную формулировку (ими славится Нобелевский комитет), суть его работы проста – он подобрал два вещества (слово гетероструктура как раз и говорит о двух и более материалах) и способ их соединения так, чтобы на их основе можно было создавать яркие, дешевые и небольшие светодиоды (оптоэлектроника). За основу он взял полупроводники, причем, их использование как составной части солнечных батарей к тому моменту было довольно широко. Но переход электричество-свет (обратный процессам в солнечной батарее) долгое время не имел практического применения. В первую очередь потому, что он происходит на границе двух материалов, а химия и физика гетероконтактов до сих пор является очень перспективным направлением. Да и материалы требовались настолько чистые, что до 1970х годов стоимость светодиодов достигала 200 долларов за штуку. Именно Жоресу Алферову удалось найти два вещества (соединения мышьяка с алюминием и мышьяка с галлием), которые, будучи достаточно дешевыми в производстве, очень хорошо между собой сочетались. Ну и конечно это открытие прекрасный пример того, как потенциально ядовитые вещества служат очень добрую службу человечеству.

Именно с него серийное производство светодиодов. Следующей задачей было получение синего светодиода (большинство веществ, которые излучали синий свет очень неэффективны) – за ее решение дали Нобелевскую премию по химии в 2014 году.

У светодиодов всегда задан цвет (есть прямая зависимость между материалом светодиода и тем, как он светит) и в этом они противоположны белому свету (и, в том числе, обычным лампочкам накаливая). Тогда вопрос – откуда берутся белые светодиоды в современных лампочках?

1628523751149867624

Существует два способа получения белых светоизлучателей – в одну большую капсулу помещается три маленьких светодиода – зеленый, красный и синий. Подбором интенсивности излучения (это тоже непросто) можно создать белый свет. Второй вариант более распространен – на синий или фиолетовый светодиод наносят смесь веществ, которые могут поглощать часть света и переводить ее в зеленый, красный или желтый (так называемые люминофоры). Получаемая смесь цветов и будет белым светом. В зависимости от состава люминофора можно получать теплый или холодный свет.

Его исследования положили начало в том числе и использованию оптоволокна (да, без него не было бы котиков в интернете и мемасиков).

Больше вы не плутаете в потемках своих знаний по этой теме, надеюсь я пролила на ее свет и ваши светлые головы пополнились знаниями и вы увидели свет в конце тоннеля!

m3419301 1840674617

Правда ли, что знаменитый физик Нильс Бор был вратарём сборной Дании по футболу?

1624275724113794778

Сегодня, 21 июня, состоится футбольный матч в рамках Евро-2020 между Россией и Данией. Это решающая игра за выход из группы. Обсуждая перспективы предстоящего поединка, мы решили напомнить вам наш разбор, непосредственно связанный с историей датского футбола.

Многочисленные биографии и наборы интересных фактов о нобелевском лауреате по физике утверждают, что в молодости Бор защищал ворота сборной Дании по футболу и даже стал вице-чемпионом Олимпийских игр. Мы проверили, так ли это.

(Для ЛЛ: футболом он занимался, но за сборную не выступал)

Обычно в футбольном контексте Нильс Бор упоминается вместе со своим младшим братом Харальдом, впоследствии ставшим довольно крупным математиком. В частности, журнал «Вокруг света» приводит фотографию с подписью: «Финал футбольного турнира Олимпиады-1908: сборная Дании, в составе которой выступают будущий нобелевский лауреат Нильс Бор и его брат Харальд, уступит команде Великобритании и увезёт на родину серебряные медали». В ряде источников говорится о том, что Нильс поехал на турнир резервным вратарём. Также авторы книг любят сообщать, что в моменты затишья у собственных ворот молодой учёный решал на штангах математические задачи.

Во-первых, разберёмся с Олимпиадой-1908 в Лондоне. Согласно официальному отчёту о соревновании, в воротах сборной Дании в течение всего турнира, включая проигранный британцам финал, стоял Людвиг Дрешер. Имени Нильса Бора нет даже в числе запасных игроков. Примечательно, что в те годы медаль могли получить только спортсмены, выходившие на поле, поэтому роль резервного голкипера — если бы эта информация подтвердилась — не могла бы сделать старшего брата призёром Игр. А вот Харальд Бор принял участие во всех матчах олимпийского турнира и даже забил два гола. Надо сказать, что братья были весьма похожи внешне, поэтому неудивительно, что в комментариях ко многим фотографиям той сборной Дании в интернете Харальд ошибочно назван Нильсом.

162427577219079160

Далее, имени Нильса Бора нет вообще в списке футболистов, когда-либо выступавших за сборную Дании. Датские СМИ периодически затрагивают эту тему из-за распространённости легенды. Последний громкий случай произошёл в Германии в начале нулевых, когда на телевикторине «Кто хочет стать миллионером» прозвучал вопрос «Какой лауреат Нобелевской премии по физике сыграл несколько матчей за футбольную сборную своей страны?». Участник не смог выбрать между Герцем, Кюри, Беккерелем и Бором и спасовал. Учитывая, что это был вопрос за €500 000, после выхода шоу случился большой скандал.

Но нельзя сказать, что Нильс Бор вообще не занимался футболом. Вместе с братом он выступал за университетскую команду «Академиск» из Копенгагена. Харальд в среде болельщиков был известен тем, что перед каждым матчем доставал из кармана белый платок, чтобы определить направление и скорость ветра. А вот Нильс за свою гораздо более скромную любительскую карьеру запомнился другим случаем.

Однажды в матче против немецкой команды «Текникум» из Матвайды (другие источники гласят, что это был датский «Фремад Амагер») он пропустил нелепый гол с дальнего расстояния, даже не заметив, как мяч влетел в сетку. Позднее вратарь-физик признался, что очень увлёкся решением математической задачи на стойке ворот. Так что эта часть популярной информации о датском учёном подтверждается. Но вот за сборную Дании он никогда не выступал.

1624275969193510615

Ещё нас можно читать в Телеграме, в Фейсбуке и в Вконтакте. Традиционно уточняю, что в сообществах отсутствуют спам, реклама и пропаганда чего-либо (за исключением здравого смысла), а в день публикуем не больше двух постов.

Новый выпуск аудиоверсии проверок уже на сайте Коммерсантъ.

1611039288130512786

m3489140 288327203

1613822550298139369

Нобелевские лауреаты Гейм и Новосёлов провалили ЕГЭ по физике

Министерство просвещения России предложило Нобелевским лауреатам Андрею Гейму и Константину Новосёлову сдать Единый госэкзамен по физике. К удивлению чиновников и самих учёных, они не только не набрали 100 баллов, но даже не достигли «порогового балла».

Гейм и Новосёлов удостоены Нобелевской премии в 2010 году за открытие графена – материала с уникальными физическими свойствами. Оба они живут в Манчестере. Тест ЕГЭ по физике они проходили в помещении библиотеки Манчестерского университета, находясь на видеосвязи с российским Минпросвещения. Учёным можно было советоваться между собой, но категорически запрещалось списывать – за этим следила комиссия во главе с директором Манчестерского института графена.

Андрей Гейм с юмором отнёсся к своим 32 баллам. А Константин Новосёлов, которому не хватило двух баллов до «порогового» значения в 39, намерен подать апелляцию в Минпросвещения. Он уверяет, что выполнил задания в строгом соответствии с современной физической наукой.

1622729555118984630

m922738 1284899350

1478189420255384259

Самое страшное разочарование в жизни

1606752225198967797

m2737844 691560792

16248890632111559

Астрофизики опять получили Нобелевскую премию. За исследования черных дыр

Астрономы всего мира находятся в приподнятом настроении, ведь уже шестая Нобелевская премия по физике вручается за открытия в области астрофизики. В этом году премию получают: Роджер Пенроуз «за открытие того, что образование черной дыры является надежным предсказанием общей теории относительности», и Рейнхард Генцель вместе с Андреа Гез «за открытие сверхмассивного компактного объекта в центре нашей галактики».

Подробнее, почему премию присудили только сейчас и в чем заслуга номинантов рассказывает Кирилл Масленников, астроном Пулковской обсерватории.

Британский физик-математик и философ науки Роджер Пенроуз открыл, что образование черных дыр является следствием общей теории теории относительности.

Немецкий ученый-астрофизик Рейнхард Гензель (Институт внеземной физики общества Макса Планка) и американский астроном и доктор философии Андреа Гез (профессор кафедры физики и астрономии в Калифорнийском университете) обнаружили, что невидимый и чрезвычайно тяжелый объект управляет орбитами звезд в центре нашей галактики. Они пришли к выводу, что единственным объяснением этому может быть сверхмассивная черная дыра.

m543482 483791646

1639280799352975732

Владимир Сурдин о Нобелевской премии 2019

Недавно прошло вручение нобелевской премии, лауреаты которой вызвали большое количество вопросов, а иногда и недовольства среди общественности. Чтобы разобраться в вопросе, мы пришли к Сурдину Владимиру Георгиевичу, кандидату физико-математических наук и старшему научному сотруднику Государственного Астрономического Института им. П. К. Штернберга МГУ.

Интервьюер: Владимир, здравствуйте! Буквально на днях было вручено две Нобелевских премии по физике, как раз по Вашей специализации, по астрономии, мы бы хотели немножко их обсудить. Как Вы относитесь к тому, что Нобелевскую премию в этом году делили три человека за два разных открытия? Один из них за теоретическое исследование в области космологии и реликтового излучения, а двое других – за изучение экзопланет.

Владимир Сурдин: Давно ожидали этого события. Я очень рад, что оно произошло. На самом деле, делят пополам два открытия – одно в космологии, другое в области планетной астрономии, но планеты открыли двое, поэтому им по четвертушке, а космолог получает вторую половину. Все они очень достойны. Дело в том, что Джим Пиблс – это легенда, это человек эпохи академика Зельдовича и прочих великих физиков. Но, как говорил не менее великий физик академик Гинзбург, чтобы получить Нобелевскую премию, надо долго жить. Он долго жил и свою получил. А академику Зельдовичу не повезло. Они, фактически, группа Зельдовича и группа Пиблса работали параллельно, начиная с середины 60-х, когда совершенно неочевидно было, что надо заниматься космологией. Космология – это была такая кабинетная наука, игра ума для физиков, и абсолютно никаких наблюдений, какой-то базы наблюдательной для проверки их теоретических измышлений и так далее не было. Но они занялись этим и угадали. И когда их теории были на подходе, практически были созданы теории горячих взрывов и формирования галактик и так далее, вдруг было открыто реликтовое излучение, то есть эпоха Большого Взрыва стала наблюдаемой. Ну, а в наше время это вообще точная наука – космология. К сожалению, академик Зельдович не дожил до этого момента, он работал вот здесь (в ГАИШ – прим. ред.), в том числе и здесь, хотя и в других институтах Москвы. Но Нобелевскую премию дают только живым учёным, поэтому Джим Пиблс более долговечным, более долголетним оказался, и я очень рад, что он свою награду получил. Всегда человеку приятно, когда его труды как-то отмечены, тем более Нобелевской премией. А то, что он сделал – это, конечно, на века. Сегодня теория формирования галактик, по крайней мере, зарождения галактик, это надёжная физическая теория. И мы прекрасно понимаем, и фактически, и группа Зельдовича, и группа Пиблса намекнули на то, что в природе должно быть вещество, тёмное вещество (dark matter). Ожидали его открытия, астрономы его открыли. Правда, пока мы не знаем, что это. Ни физики, ни астрономы не знают, что это за вещество, но мы понимаем, что оно есть. А Пиблсу для его расчётов оно было необходимо, чтобы понять, как же за короткое время (Вселенной всего-то там 14 млрд лет) вещество могло из совершенно однородной среды превратиться в такую комковатую, когда пустота разделяет очень плотные, ну по астрономическим масштабам, плотные комки вещества в виде галактик, скоплений галактик, планет, звёзд и так далее. Вот объяснить это, зная только о наличии обычного вещества (протоны, нейтроны, наши родные атомы), было невозможно. И Пиблс, и группа Зельдовича чувствовали, что нужна какая-то среда, которая ещё сильнее притягивает друг к другу и себя, и другое вещество, чтобы сформировать неоднородную структуру Вселенной. Ну, и в конце концов, они оказались правы. Сегодня всё это надёжно установлено. Нобелевская премия поздно, но нашла своего владельца.

Это половина, а вторая половина тоже долго ждала. Чего она ждала, я не знаю. В 95 году надёжно был открыт факт существования планет у других звёзд – экзопланет. Абсолютно надёжно! Вот с момента открытия первой экзопланеты, которое было сделано как раз нынешними нобелевскими лауреатами Мишелем Майором и Дидье Кело, никто не сомневался, что это открытие состоялось. Вот надо было и давать её прямо в том году, почему нет? Как это сделали, например, при открытии гравитационных волн. Открыли – на следующий год Нобелевскую премию получили. Чего-то ждали. Чего ждали, я не понимаю. Наконец, 4000 экзопланет открыли на начало нынешнего года, ну убедились, что экзопланеты есть, что это не миф, что их можно изучать. Мы их уже фотографируем, начинаем атмосферу их изучать. Ну и, наконец-то, решили дать Нобелевскую премию за это открытие. Слава Богу, учёные живы-здоровы, правда Майор в весьма преклонном возрасте, но продолжает работать, а Кело совсем молодой, ну не начинающий, а уже, в общем, немного продвинувшийся, а теперь великий астроном. И я рад, что они это делают. И, собственно, за что они получили свою премию, своё отличие? Они создали приборы, которые были до них. Они назывались спектрографы. Спектр звезды получить. В XIX веке получали, в XX получали, почему именно в XXI за это открытие [премию] дали? А потому, что они улучшили точность измерения спектров в 100 раз. До них мы умели определять скорость движения звезды по её спектру, это эффект Доплера позволяет сделать, с точностью примерно километр в секунду. Ну, с такой скоростью реактивные истребители только летают. А звёзды движутся под действием находящихся рядом с ними планет, вращающимися вокруг них со скоростью пешехода, 5 метров в секунду, от силы 10 метров в секунду. Ну, скорость велосипедиста, не больше. Ни один существовавший в 90-е гг. спектрограф не умел так точно измерять скорости звёзд. Майор с помощью Кело, тогда он был аспирантом начинающим, сделали прибор в 100 раз более чувствительный, чем существовали до них. И вообще, это общее направление науки: возьмите существующий прибор, улучшите его характеристики на порядок, ну то есть раз в 5-10, и вы станете Нобелевским лауреатом. И это каждый раз оправдывается. Так было и с гравитационно-волновыми детекторами, так было с открытием экзопланет, так будет. А начиналось всё с Галилея, как мы помним. Не он изобрел телескоп, он узнал, что телескоп существует, сделал более сильно увеличивающий, чем был до него, и сразу ему открылись прелести на небе. Это надо помнить тем, кто рассчитывает на следующие Нобелевские премии.

Интервьюер: А данные Нобелевские премии, на Ваш взгляд, они являются достойными?

Владимир Сурдин: Ну конечно, я же об этом сказал. Это замечательные работы, и, наверное, есть и другие хорошие работы, но в данный момент очень подходящее время отметить эти две. Всё-таки люди живут долго, но не вечно. И человек хочет при жизни получить удовольствие от того, что его работа оценена, а не потом. Ну вот вовремя, вовремя дали им эти премии.

Интервьюер: То есть, не с запозданием?

Владимир Сурдин: Конечно, могли бы и пораньше. Могли бы. Но хорошо, что… лучше поздно.

Интервьюер: Как Вы думаете, вкладывал ли Нобелевский комитет некий смысл в формулировку «экзопланеты у солнцеподобной звезды»? Ведь планеты всё равно горячее Юпитера и необитаемы в плане известной нам жизни. Да и экзопланеты были открыты у массы других звёзд, в том числе и схожие с нашими.

Владимир Сурдин: То, что они подчеркнули «у солнцеподобной звезды», связано с тем, что за несколько лет до открытия, сделанного Майором и Кело, были обнаружены странные, по массе похожие на планеты объекты у радиопульсара. Радиопульсар – это нейтронная звёздочка, остаток взрыва некогда массивной звезды, и по его радиоимпульсам можно очень точно измерить его колебания, связанные с тем, что вокруг него что-то ещё видимое бегает. И вот радиоастрономы действительно обнаружили, что рядом с одним радиопульсаром нечто похожее на планеты бегает. Но мы теперь понимаем, что это хоть и похоже на планеты, но это совсем особого сорта тела, которые, скорее всего, из самого вещества взорвавшейся звезды образовались, и ожидать чего-то похожего на планеты, атмосферы там, жизни, тем более, невозможно. Хотя открытие формально можно причислить к открытию планет у других звёзд или у мёртвой, уже умершей звезды. Но, тем не менее, хотелось всегда найти аналоги нашей Солнечной системы. А то, что было у пульсара открыто, это никакого отношения к нормальным планетам не имеет. Поэтому Нобелевскую дали достойному коллективу за важное открытие, а теперь это просто вот огромная индустрия астрономическая, большой бизнес, как сейчас говорят, обнаружения и исследования экзопланет. Более 4000 планет у нас перед глазами, в наших руках, и среди них, конечно, мало похожих на Землю, но уже некоторое количество есть. И даже с атмосферами, и даже в атмосфере пары воды найдены, а вода – это источник жизни. Так что мы шаг за шагом приближаемся к тому, чтобы следующая Нобелевская премия была за открытие биосферы на экзопланетах, то есть, жизни. Будет она в области астрономии или биологии, я не знаю, поскольку Нобелевской премии за астробиологию пока нет, но я думаю разберутся. Удалось бы найти, а премию найдём какую-нибудь.

Интервьюер: Вы, как учёный, огорчились бы, если бы получил кто-то Нобелевскую премию в той области, на изучение которой Вы, допустим, потратили большую часть своей научной карьеры?

Владимир Сурдин: Какое же может быть огорчение? Раз ты этим занимался, и в этой области были достигнуты какие-то большие успехи, и это было отмечено… Народ научный не завистливый в своей большей части. Эти премии, кстати говоря, потом идут не на какие-то побрякушки, а учёный, получивший её, либо отдаёт в свою лабораторию, либо какие-то гранты на неё основывает. В общем, это наше общее такое… Дело даже не в деньгах. Сегодня один или полмиллиона долларов или даже два миллиона долларов – это не такие большие деньги, чтобы какое-то новое научное направление открыть или поддержать лабораторию на долгие годы. Это, скорее, символ. Есть же премии более денежные, чем Нобелевская, но всё-таки Нобелевская, по-прежнему, самая престижная. И каждый из нас радуется… Ну вот в 17 году дали Нобелевскую премию за открытие гравитационных волн. Что, наши физики на физфаке МГУ сильно переживали, что не им лично дали, а американским физикам? Американцы, так сказать, объединили это направление, возглавили его, деньгами сильно поддержали, но интеллектом и приборами очень сильно российские и европейские физики поддержали работу по обнаружению гравитационных волн. Все очень обрадовались, что это было отмечено, а главное, что сами волны были найдены. Так что зависти тут никакой, а радость, безусловно, общая. Мы интернациональный народ, мы учёные, а не военные.

Интервьюер: А как Вы относитесь к тому, что те же реликтовое излучение, экзопланеты изучали тысячи учёных, а премией отмечаются единицы?

Владимир Сурдин: Я рад, что не все. Представьте себе, что Нобелевскую премию дали бы, скажем, за открытие гравитационных волн, всем физикам, участвовавшим в этой работе, а их более тысячи, реально участвовавших. А Нобелевская премия порядка миллиона долларов. По тысяче долларов на человека, да? Ну и что, они сильно обогатились бы? Ну что, это большая премия? 60 000 рублей – нормальная зарплата ведущего научного сотрудника. Ничего особенного. А главное – это не прозвучало бы в СМИ, люди бы не заметили этого. Вот, физикам раздали по тысяче долларов, пойдите себе в макдоналдсе пообедать купите. А большой кусок, большой “выстрел” в средствах массовой информации, важная короткая информация: “Этим за это дали” – это гораздо важнее. Как символ это гораздо важнее, чем деньги. А как символ все участники этой работы в равной степени ощущают, что их наградили. По-моему, это нормально.

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector