Я знаю что ты хочешь

Если ты захочешь любви,
я дам тебе всё, я дам тебе всё,
что ты захочешь.
Если ты захочешь меня
всю ночь напролёт
я знаю одно – ты это хочешь. *2раза*
Мы были вместе, делили пополам всё несколько лет подряд,
нас будил рассвет и возбуждал закат,
мы падали на мятую простынь каплями слёз мерных,
в пламени свечи искали десятки слов верных.
Казалось, что терпения у нас с тобой не хватит,
иногда не ясно было дальше как у нас покатит.
Редкие звонки разбавляли островки грусти,
мы притворялись, принимая всерьёз глупость.
И если до конца мне быть честным, я не находил места,
если долго был далеко, и не были мы вместе.
Я не ставил себя на пьедестал выше –
я был наравне тобой, я занял эту нишу.
Не важно часто была близость или редко,
я не придавал значения, не ставил метки,
но в те редкие минуты нашей страсти
мы отражались в любви, были в её власти.
ПРИПЕВ.
Я тонул в твоей любви, закрыв глаза и уши,
радовался как ребёнок, когда не видел суши,
был пропитан насквозь этой сладкой сказкой,
горел в пожаре любви от неземной ласки.
Опять ловил себя на том, что сны твои я вижу,
когда багровый круг солнца опускался ниже.
Но мелкие крупицы кварца в часах песочных
поставили вопросы на том, что казалось прочным.
Вряд ли время сможет разрушить то, что было раньше,
прогулки, объятья, а что же дальше?
Меняем машины, дома, друзей и связи, лица,
ускоряем жизни фазы, не в силах остановиться.
Плачем, плечом к плечу скачем,
по ночам в холодную простынь капли слёз прячем,
разбавляя их нелепо светлыми снами.
Что же будет дальше с нами? Что будет дальше с нами?
ПРИПЕВ.
Знаешь, я умру один, не найдя в себе причин.
Остаётся слёзы лить, но времени ход не изменить.
Даже по дороге в рай, касаясь небес, я не буду, знай,
пытаться отвергать свою любовь, стараясь забыть тебя вновь и вновь.
Со временем ты стала круче, выглядишь намного лучше,
Брильянты, тачки, яхты, шмотки кучей,
ключи от пузатых сейфов, от дорогих тачек,
только для меня всё это ничего не значит.
Лёгкой жизни прелести вкусила всласть ты, но
не заметила сама, как вся жизнь пронеслась давно.
Ты стала ещё дальше от меня, но всё же
я таким не буду никогда и наша дочь тоже.

Источник

Читать онлайн «Я знаю, чего ты хочешь»

Автор Стивен Кинг

Я знаю, чего ты хочешь

– Я знаю, чего ты хочешь.

Вздрогнув, Элизабет оторвала взгляд от учебника по социологии и увидела довольно невзрачного молодого человека в куртке защитного цвета. На мгновение лицо показалось ей знакомым. Он был с нее ростом, щупловатый и… какой-то нервный. Да, нервный. Хотя он стоял неподвижно, такое было впечатление, что внутри его всего колотит. К его черной шевелюре давно не прикасались ножницы парикмахера. Грязные линзы очков в роговой оправе увеличивали его темно-карие глаза. Нет, конечно, она его раньше не видела.

– Сомневаюсь, – сказала она.

– Ты хочешь клубничный пломбир в вафельном стаканчике. Угадал?

Она еще раз вздрогнула и в растерянности захлопала ресницами. Да, она действительно подумала, что хорошо бы сделать короткую паузу и съесть мороженое. Она готовилась к годовым экзаменам в кабинке на третьем этаже Дома студентов, и, увы, конца не было видно.

– Угадал? – повторил он с нажимом и улыбнулся. И сразу в его лице, еще секунду назад таком напряженном, почти отталкивающем, появилось что-то привлекательное. «Миленький» – это слово вдруг пришло ей на ум, и хотя в отношении взрослого парня такое определение было бы, пожалуй, оскорбительным, в данном случае оно казалось уместным. Она улыбнулась ему в ответ, сама того не желая. Вот уж чего ей совсем не хотелось – тратить драгоценное время на какого-то психа. Ничего не скажешь, подходящий он выбрал момент, чтобы обратить на себя внимание. Ей еще предстояло одолеть ни много ни мало шестнадцать глав «Введения в социологию».

– Спасибо, не надо, – сказала она.

– Ну и зря, так можно заработать головную боль. Ты ведь уже два часа сидишь не разгибаясь.

– Откуда такие точные сведения?

– Я за тобой наблюдал. – Он одарил ее улыбкой этакого сорванца, но она его улыбку не оценила. Как нарочно, заболела голова.

– Можешь больше не трудиться, – сказала она излишне резко. – Я не люблю, когда меня вот так разглядывают.

Ей стало жаль его, как иногда бывает жалко бродячих собак. Он был такой нескладный: куртка висит как на вешалке, носки разного цвета. Один черный, другой коричневый. Она уже хотела улыбнуться ему, но сдержалась.

– У меня на носу экзамен, – объяснила она почти доверительно.

– Намек понял. Исчезаю.

Она задумчиво посмотрела ему вслед, а затем снова углубилась в учебник. Но в голове засело: клубничный пломбир.

В общежитие она пришла в двенадцатом часу ночи. Элис валялась на кровати и читала «Маркизу О» под аккомпанемент Нейла Даймонда.

– Разве эта вещь включена в программу? – удивилась Элизабет.

Элис села на кровати.

– Расширяем кругозор, сестричка. Повышаем интеллектуальный уровень. Растем, Лиз.

– Кажется, ты в отключке.

– Я познакомилась сегодня с парнем. Странный, знаешь, парень.

– Ну еще бы. Оторвать саму Элизабет Роган от любимого учебника!

– Его зовут Эдвард Джексон Хамнер. Да еще «младший». Невысокий, тощий. Волосы последний раз мыл, наверное, в день рождения Джорджа Вашингтона. И носки разного цвета. Черный и коричневый.

Источник

Я знаю, чего ты хочешь

Я знаю, чего ты хочешь

– Я знаю, чего ты хочешь.

Вздрогнув, Элизабет оторвала взгляд от учебника по социологии и увидела довольно невзрачного молодого человека в куртке защитного цвета. На мгновение лицо показалось ей знакомым. Он был с нее ростом, щупловатый и… какой-то нервный. Да, нервный. Хотя он стоял неподвижно, такое было впечатление, что внутри его всего колотит. К его черной шевелюре давно не прикасались ножницы парикмахера. Грязные линзы очков в роговой оправе увеличивали его темно-карие глаза. Нет, конечно, она его раньше не видела.

– Сомневаюсь, – сказала она.

– Ты хочешь клубничный пломбир в вафельном стаканчике. Угадал?

Она еще раз вздрогнула и в растерянности захлопала ресницами. Да, она действительно подумала, что хорошо бы сделать короткую паузу и съесть мороженое. Она готовилась к годовым экзаменам в кабинке на третьем этаже Дома студентов, и, увы, конца не было видно.

– Угадал? – повторил он с нажимом и улыбнулся. И сразу в его лице, еще секунду назад таком напряженном, почти отталкивающем, появилось что-то привлекательное. «Миленький» – это слово вдруг пришло ей на ум, и хотя в отношении взрослого парня такое определение было бы, пожалуй, оскорбительным, в данном случае оно казалось уместным. Она улыбнулась ему в ответ, сама того не желая. Вот уж чего ей совсем не хотелось – тратить драгоценное время на какого-то психа. Ничего не скажешь, подходящий он выбрал момент, чтобы обратить на себя внимание. Ей еще предстояло одолеть ни много ни мало шестнадцать глав «Введения в социологию».

– Спасибо, не надо, – сказала она.

– Ну и зря, так можно заработать головную боль. Ты ведь уже два часа сидишь не разгибаясь.

– Откуда такие точные сведения?

– Я за тобой наблюдал. – Он одарил ее улыбкой этакого сорванца, но она его улыбку не оценила. Как нарочно, заболела голова.

– Можешь больше не трудиться, – сказала она излишне резко. – Я не люблю, когда меня вот так разглядывают.

Ей стало жаль его, как иногда бывает жалко бродячих собак. Он был такой нескладный: куртка висит как на вешалке, носки разного цвета. Один черный, другой коричневый. Она уже хотела улыбнуться ему, но сдержалась.

– У меня на носу экзамен, – объяснила она почти доверительно.

– Намек понял. Исчезаю.

Она задумчиво посмотрела ему вслед, а затем снова углубилась в учебник. Но в голове засело: клубничный пломбир.

В общежитие она пришла в двенадцатом часу ночи. Элис валялась на кровати и читала «Маркизу О» под аккомпанемент Нейла Даймонда.

– Разве эта вещь включена в программу? – удивилась Элизабет.

Элис села на кровати.

– Расширяем кругозор, сестричка. Повышаем интеллектуальный уровень. Растем, Лиз.

– Кажется, ты в отключке.

– Я познакомилась сегодня с парнем. Странный, знаешь, парень.

– Ну еще бы. Оторвать саму Элизабет Роган от любимого учебника!

– Его зовут Эдвард Джексон Хамнер. Да еще «младший». Невысокий, тощий. Волосы последний раз мыл, наверное, в день рождения Джорджа Вашингтона. И носки разного цвета. Черный и коричневый.

– Я-то думала, тебе больше по вкусу наши из общежития.

– Это другое. Я занималась в читалке на третьем этаже, он спрашивает: «Как насчет мороженого?» Я отказалась, и он вроде отвалил. Но после этого мне уже ничего не лезло в голову, только и думала о мороженом. Ладно, сказала я себе, устроим маленькую передышку. Спускаюсь в столовку, а у него уже тает в руках клубничный пломбир в вафельных стаканчиках.

– Я трепещу в ожидании развязки.

– Отказаться было неудобно. Ну сели. Он, оказывается, в прошлом году изучал социологию у профессора Браннера.

– Чудны дела твои, Господи. Подумать только, чтобы…

– Погоди, сейчас ты действительно упадешь. Ты же знаешь, я пахала как зверь.

– Да. Ты даже во сне сыплешь терминами.

– У меня средний балл – семьдесят восемь, а чтобы сохранить стипендию, нужно восемьдесят. Значит, за экзамен я должна получить минимум восемьдесят четыре. Короче, Эд Хамнер говорит, что Браннер каждый год дает на экзамене практически один и тот же материал. А Эд – эйдетик.

– Ты хочешь сказать, что у него… как это называется. фотографическая память?

– Вот именно. Смотри. – Она раскрыла учебник, между страниц которого лежало три исписанных тетрадных листка.

Элис пробежала их глазами.

– Тут что, все варианты?

– Да. Все, что в прошлом году давал Браннер, слово в слово.

– Это невозможно, – тоном, не терпящим возражений, сказала Элис.

– Но они охватывают весь материал!

– И тем не менее. – Элис возвратила листки. – Если это пугало…

– Он не пугало. Не называй его так.

– Хорошо. Уж не склонил ли тебя этот молодой человек к тому, чтобы ты вызубрила эту шпаргалку и не тратила попусту время на подготовку?

– Нет, – ответила Элизабет через силу.

– А даже если бы здесь были все варианты, по-твоему, это честно?

Она не ожидала от себя столь бурной реакции, с языка сами слетали обидные слова:

– Тебе хорошо говорить. Каждый семестр в списке отличников, за все платят предки, голова ни о чем не болит… Ой, прости. Я не хотела.

Элис передернула плечами и снова раскрыла «Маркизу О».

– Все правильно, – сказала она подчеркнуто бесстрастным тоном. – Нечего соваться в чужие дела. И все же… что тебе мешает проштудировать учебник? Для собственного спокойствия.

Но в основном она штудировала конспект Эдварда Джексона Хамнера-младшего.

Когда она вышла после экзамена, в коридоре сидел Эд в своей армейской курточке защитного цвета. Он с улыбкой поднялся ей навстречу:

Она не удержалась и поцеловала его в щеку. Давно она не испытывала такого восхитительного чувства облегчения.

– Кажется, попала в яблочко.

– Да? Здорово. Как насчет гамбургера?

– С удовольствием, – ответила она рассеянно. Она еще вся была там. На экзамене ей попалось именно то, что было в конспекте Эда, почти дословно, так что она благополучно миновала все рифы.

За едой она спросила, сдал ли он уже свой экзамен.

– Мне нечего сдавать. Я ведь закончил семестр с отличием. Хочу – сдаю, хочу – нет.

– Почему же ты тогда сидел в коридоре?

– Я должен был узнать, чем там у тебя кончилось.

– Эд, стоило ли из-за меня… Это, конечно, мило с твоей стороны, но… – Ее смутила откровенность его взгляда. На нее часто так смотрели – она была хорошенькая.

– Да, – тихо сказал он. – Стоило.

– Эд, спасибо тебе, ты спас мою стипендию. Правда. Но, понимаешь, у меня есть друг.

– Это серьезно? – Он попытался придать вопросу оттенок беспечности.

– Более чем, – ответила она ему в тон. – Вот-вот помолвка.

– Везунчик. Он сам-то знает, как ему повезло?

– Мне тоже повезло, – сказала она, вызывая в памяти лицо Тони Ломбарда.

– Бет, – вдруг сказал он.

– Что? – Она вздрогнула.

– Тебя ведь так никто не называет?

Тони звал ее Лиз. Иногда Лиззи, что ей совсем уже не нравилось.

– Но тебе хотелось бы, чтобы тебя называли Бет, ведь так?

Она засмеялась, маскируя этим свое смущение.

– С чего ты взял, что…

– Не важно. – Опять эта улыбка шкодливого мальчика. – Я буду звать тебя Бет. Красивое имя. Что же ты не ешь свой гамбургер?

Вскоре заканчивался ее первый учебный год, и пришло время прощаться с Элис. Отношения между ними стали натянутыми, о чем Элизабет искренне сожалела. Она чувствовала свою вину: не стоило, конечно, распускать хвост, когда объявили оценки по социологии. Она получила девяносто семь – высший балл на всем отделении.

Источник

Стивен Кинг «Я знаю, чего ты хочешь»

Я знаю, чего ты хочешь

I Know What You Need

Другие названия: Тот, кто никогда не ошибается; Я знаю, что тебе нужно; Я знаю, чего тебе хочется

Язык написания: английский

Перевод на русский: — С. Таск (Я знаю, чего ты хочешь) ; 1991 г. — 10 изд. — А. Мясников (Тот, кто никогда не ошибается, Я знаю, что тебе нужно) ; 1993 г. — 2 изд. — В. Антонов (Я знаю, чего тебе хочется) ; 2012 г. — 4 изд. Перевод на немецкий: — И. Херрман-Нитко (Ich weiß, was du brauchst) ; 1987 г. — 1 изд.

Ничем не приметный парень Эдвард Джексон Хамнер вдруг поражает свою знакомую Элизабет способностью угадывать желания. Она влюбляется в Эда, но постепенно начинает осознавать, что это не любовь, а, скорее, насильственное воспитание чувств. К тому же несчастный случай с её бывшим парнем уже не кажется случайностью.

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

(В качестве предисловия. Собравшись перечитать этот рассказ вновь, боялся остаться разочарованным, ведь всю суть сюжета знаю, основную идею тоже. Но к огромному удивлению, этого не произошло — наоборот, нашёл ещё больше смысловых пластов, чем полагал изначально.)

Тяжело осознавать, что все твои чувства, страсти, душевные порывы и метания — всего лишь чей-то спланированный и хорошо исполненный спектакль.

К данному рассказу я отношусь с неким еле осязаемым трепетом, он мне чрезвычайно близок и действительно, что называется, трогает. Рассказ «Я знаю, чего ты хочешь» входит в сборник Стивена Кинга «Ночная смена». Предисловие к сборнику автор начинает следующими словами: «Давайте поговорим с вами о Страхе. » И ведь правда — все рассказы наполнены каком-то определенным страхом человека. Данное творение не является исключением. Нашёл для себя несколько очень полезных мыслей, через их конкретные акценты и порассуждаю.

Первая мысль. В детстве меня всегда учили: насильно мил не будешь. И, на самом деле, главные условия тёплых и близких отношений — добровольность и доверие. В истории, рассказанной Стивеном Кингом, улетучивается сначала первое, затем второе. Можно представить себе ужас и гадкий привкус «ведОмости» главной героини. Она-то думала, что это естественная совокупность удачно и драматично совпавших случайностей, но не злой умысел ухажёра. Следом за этими ощущениями приходит общая дальнейшая установка на недоверие к людям, а также страх, ставящий под сомнение, скажем так, насколько уже это чувства Собственные, а не созданные Искусственно под чужим воздействием. Добавлю пару слов на заметку о мистическом аспекте рассказа. Я считаю так: если фантастический (мистический) элемент можно заменить чем-то схожим из реальной жизни, тогда рассказ имеет философское, этическое или какое-либо иное важное значение. В данном случае вполне можно заменить элемент Вуду простым банальным знанием о человеке всех мелочей (детективное агентство, к примеру), либо нынче популярной технологией НЛП.

Вторая. Между Элизабет и её соседкой Элис произошла большая ссора, из-за того что Элис наняла детектива для слежки за возлюбленным главной героини — чудиком Эдом. Здесь возникает следующая дилемма: слепая любовь или трезвое рациональное взвешивание всех плюсов и минусов? Любовь зла, любовь слепа — это нам известно. Но должны ли близкие нам люди не указывать на наши, возможно совершаемые, ошибки, жалея нас? Или они должны стараться нам помочь, пускай и наперекор дружбе и хорошим взаимоотношениям с нами?

Третья. Слова странного парня Эда: «Что ж, уходи! Но после меня ты уже никогда не будешь счастлива с другим мужчиной! А когда ты состаришься и мужчины больше не будут потакать всем твоим прихотям, то вспомнишь обо мне. И пожалеешь!» Эд был прав. Ведь Элизабет даже не интересовалась, чего хотелось ему, а не ей, потому что привыкла лишь Принимать, а не Отдавать. Понятное дело, что люди по своей природе эгоисты.. Но любовь — это как раз преодоление такого эгоизма, это самопожертвование. Прав Эд и в том, что никто уже не будет так любить её и угадывать все её желания. Да! Но ведь не в этом счастье. Не в этом любовь. Мне кажется, этому и хотел научить дядя Стивен.

Люблю этот рассказ волнительно, трепетно, и с какой-то опаской.

Действительно трагический рассказ. Очень кинговский. Такой, их которого можно выбросить всю магию и мистику, и останется обычная житейская драма. В сухом остатке есть мужчина, который, обладая огромными ресурсами, направил их на вполне себе достойную и романтичную цель. Он хотел понравиться любимой девушке. Вместо магии вуду в распоряжении героя могли бы быть самые обычные деньги. Ресурс есть ресурс. Подруга главной героини раскапывает все прошлое главного героя при помощи самых обычных частных сыщиков. Чем не магия?

Но для своей любимой девушки главный герой был никто. И ему пришлось драться и завоевывать. И при этом не было никакого порабощения ума жертвы. Была просто череда исполненных желаний любимого человека. В чем же провинился волшебник, если его любимая желает жульничать на экзамене или избавиться от не очень любимого жениха? В том, что готов был расшибиться в лепешку ради любимой?

Как обычно у Кинга хорошая атмосфера. Но! С середины рассказа возникает все больше вопросов.

Отдельно стоит заметить маниакальное преследование, которое описано как типичная, хотя и идеализированная влюбленность. То же можно сказать и про подругу, которая по факту позавидовала чужому счастью и развалила пару.

И отдельно стоит сказать об абсолютно лишенном основания перевоплощении главгероя в злыдня без подводок. Просто потому что. Хотя все время до финальной сцены он был исключительно положительным, судя по поступкам.

Мы привыкли, что область наших мыслей, чувств, самых сокровенных желаний скрыта от окружающих, и едва ли ожидаем, что кто-то может проникнуть настолько глубоко, что обернет эти знания против нас самих. Обладая столько важной, во всех смыслах интимной информацией этот кто-то способен запросто втереться в доверие, нарушить выстроенные для самозащиты барьеры, ввести в заблуждение и убедить пойти на то, на что в других обстоятельствах ему было бы отказано. Особенно, если вы плохо понимаете свои личные границы (например, не можете отказать неуместно настойчивому парню, потому что один раз уже сказали ему «нет» и это «не вежливо»), чувствуете себя обязанной за «безвозмездную» помощь (целью которой могло быть именно что втереться к вам в доверие, что делает её уже не такой «безвозмездной» и благородной) или просто напросто находитесь в уязвимом состоянии (связанном, к примеру, с внезапной смертью жениха).

Написано очень красиво и увлекательно, особенно первая половина. Герои проработаны отлично. Автор очень хорошо описывает их чувства, поведение, мысли. Веришь что это живые люди и проникаешься их пониманием.

Но лучше бы автор остановился где-то в середине дав читателю размышлять случились ли все описанные до этого события случайно или в этом было что-то сверхъестественное. К сожалению автор всё испортил сведя прекрасно выписанную историю к примитивной, пестрящей шаблонами концовке с банальным колдовством и глупостями. Главная героиня из нормального человека превратилась в непонятно чего хотящую истеричку. Парень ради любви к ней буквально продал душу дьяволу, разве не о таких высоких чувствах мечтает каждая женщина? А она почему-то внезапно решает что если он стал для неё идеальным мужчиной «не честно а с помощью магии» то почему-то он её принудил его любить

Классический рассказ про магию вуду, некую любовную магию и порабощение воли влюбляемой жертвы. Написано весьма увлекательно и интересно, первоначально даже на ум приходила идея, что герой рассказа-обольститель лишь призрак, к примеру. Но концовка оказалась поинтереснее. А вообще тема с вуду-магией неоднократно использовалась киношниками для создания кинокартин, что делает рассказ вторичным. Однако не стоит и забывать, что произведение написано задолго до массового копирования подобного развития сюжета в фильмографии.

Я как-то уже признавался в том, что при виде произведений Стивена Кинга превращаюсь в желтый крякающий комочек из пуха, и в том, что ни капельки не стесняюсь всех своих проявлений этого пресловутого «синдрома утенка».

Но в данном случае синдром вдруг взял и не сработал. То есть, утенок уже было устремился радостно за дяденькой в очках с толстыми стеклами, но вдруг пришел к еретическому умозаключению, что его обманывают. Это не настоящий Стивен Кинг, настоящего украли, посадили в чулан, а подлинную рукопись рассказа отдали адептам того учения, чьей зловещей доктриной пропитаны писания госпожи Майер.

Как-то все жалостливо и слезливо, а подлинный драматизм испарился. Игрушечное вуду, игрушечные чудеса, игрушечные смерти. Пророческие сны, которые не сбываются. Невесть зачем упомянутый «Некрономикон»: так мы и поверили, что парень, в руки которого попала сия книжица, будет озабочен единственно тем, чтобы охмурить студентку, в которую влюбился в свои нечудесные школьные годы.

Мы рассчитывали на противостояние добра и зла, на мощный психологический этюд с великолепным завершением, а зло повело себя так, как мальчик из трактира, которому купцы намазали рожу горчицей.

К счастью, далее в сборнике «Ночная смена» обретается воистину жуткий сюжетец про деток и кукурузу, то есть именно то, что мы и хотим.

Если честно, я удивлён, почему этот рассказ не экранизирован. По-моему он довольно кинематографичен. Снимай «дословно» и выйдет неплохой триллер.

Сюжет в чём-то прост, но это не главное (в «Серой дряни» он, например, совсем примитивен). Да, есть вечный штамп многих произведении «о страшном» – такой второстепенный персонаж, который ЗНАЕТ. Обычно именно он выводит страх на новый виток, раскрывает мистический смысл происходящего и герою и читателю… и без него бы многим героям таких произведений пришла бы хана. В этом рассказе такой «такой человек, который знает» – подруга главной героини. Хотя скорее она «человек, который догадывается».

Тут многие говорили, что это рассказ о том, что хочет женщина. Вы знаете, по-моему, сказать так – обидеть автора. Это всё-таки Стивен Кинг, и его хлеб – страх. Вот вам ещё один страх от Стивена Кинга: представьте, что кто-то знает все ваши мысли, ваши желания… да, вы уже чувствуете себя голым или голой; это всё равно, что кто-то подсматривает за вами – может вам и нечего скрывать, но этот холодок, он уже бежит по спине, вы чувствуете себя неуютно. А что если этот человек ещё и хочет обладать вами, манипулировать, ведь на самом деле это очень просто – просто дать вам то, что вы хотите. Можно даже заставить вас любить, создать такую иллюзию, создать такую привязанность. Есть ли любовь простым удовлетворением потребностей – вот вопрос, который стоит в конце для героини рассказа, и она уверенно отвечает «Нет». Это не ужас, это не волна напряжение, но оно, напряжение, тут тонко – оно отталкивается от вечного страха преследования (о, как это неприятно, когда ваше внимание пытается привлечь человек, который вам не нравится, когда он следует по пятам), даже когда всё наладилось эта некоторая странность (этот сон, например, это феноменальное угадывание) всё равно таило в себе что-то. И в конце, вся мистика – только не говорите, что вы не боитесь того, кто знает, о чём вы думаете, того, кто хочет подчинить вас иллюзией любви; боитесь человека который «при всей своей духовной убогости обладает такой сверхъестественной силой»…

При всей относительно незатейливости сюжета – смесь страха любовного преследования и страх «подглядывания» («Я знаю, чего ты хочешь…»), мысли о том, что такое любовь, как слепа она, есть ли получение желаемого, перманентное «угождение» тем чувством, которое мы называем «любовью»; и мысль о том, как страшно когда убогий духом человек получает определённую силу, определённую власть… разве может он использовать её во благо?

И тонкое-тонкое напряжение.

По-моему, очень и очень неплохо.

«Чего хотят женщины», King’s edition.

Прямолинейный рассказ, который отлично передает дух студенческих желаний. Многие парни мечтали бы знать, чего там хотят девушки, ведь иногда проще объяснить 8-летнему брату корпускулярно-волновую теорию света, чем постигнуть логику своей второй половинки. Девушки, в свою очередь, тоже отнюдь не против, того чтоб парни угадывали их желания (а еще желательно, чтоб тут же их и исполняли). Сказка. Увы, Кинг сказки писать не особо любит, и разбавляет картинку приземленным бытом, реализмом, да психическими отклонениями. Сюжет можно описать одним предложением: девушка Элизабет знакомится с необычным пареньком Эдом, который влюбляет ее в себя, угадывая все ее желания. Увы, всю историю портит концовка: слишком мягкая, слишком прямолинейная, слишком простая. Даже и не знаешь, кому в этой истории больше сочувствуешь, да и стоит ли?

Хорошо продуманный и изложенный рассказ. Недавно перечитывал. Я большой почитатель Стивена Кинга и имею полное собрание его произведений.

Рассказ, который вызывает противоречивые чувства. Да, влюбить в себя человека против его воли, с использованием магии, это чистой воды эгоизм. Но таким ли эгоистичным был герой. За исключением аварии бывшего бойфренда, им делалось все, чтобы угодить возлюбленной, чувствовалась готовность дарить счастье. Но героиня в данном случае пошла намного дальше и захотела разобраться в том, что такое любовь, и откуда это чувство берется. И правда ее не устроила. Остается лишь один вопрос — если тебе хорошо с человеком, стоит ли пускаться во все тяжкие и и раскапывать свою душу в поисках источника самого сильного чувства на земле?

Отличый рассказ, держащий в напряжении и страшный, один из моих самых любимых.

Особенно мне нравится в исполнении МДС.

Всё-таки, это ещё ранний Стивен Кинг со всеми его недочётами: местами ещё «сырой», в чём-то не окрепший, не отточенный, слог которого совсем ещё не такой «детализированный», а идея не такая цельная, но неясная и размазанная по тексту. Такие мои первые впечатления от прочтения этого рассказа, которые более того – усилились после прослушивания его в исполнении Влада Копа. Размышляя далее над этой историей, я нахожу некоторые моменты лишними, иные – провисшими, часть же просто неубедительно прописанными.

Разбирать каждый из них не стану, но для себя отметил, скажу лишь о некоторых в общем. Самое непонятное в том, от чьего лица Кинг вёл своё рассказ о произошедших событиях? Нет, структурно ясно, что от третьего лица, но даже в этой манере должно быть определённо понятно, чьими глазами мы видим историю. Здесь же, многочисленные «куда-то», «что-то», «какое-то» без подробностей («они собирались куда-то пойти пообедать», «она что-то зубрила», «посмотреть какое-то кино», …) создавали эффект «неприсутствия», как будто история, рассказанная Кингом – это отстранённый пересказ чьей-то истории, подробности которой выветрились со временем, оказались неважными, несущественным. Словно бы это не воспоминания Элизабет, или даже Эллис, или даже (!) не воспоминания Эдварда Хамнера-младшего, а университетская байка.

Обычно Кинг, придумывая и описывая детали снов своих персонажей, вполне соотносит их с сюжетом, с дальнейшим или предыдущим текстом. Здесь же сон Элизабет с Тони-убийцей и Эдом-спасителем выглядит инородно, давая мало намёков на связь с событиями. Он не изобретательный, образно говоря, сон этот не как волокно в верёвке, составляющий с другими такими же одно целое, а как шнурок, привязанный простым узлом к этой верёвке.

Опять же, разноцветные носки Эдварда – зачем?, можно ли было обойтись без этой мелочи, которая по идее должна была внести указания на какие-то особенности характера Эдда, а на самом деле – нет? Эд был человеком, подчинённым идее, цели, 15 лет вынашивая и лелея мечту о Бет, 15 лет методично исполняя её и двигаясь во времени и пространстве к объекту своей любви. Я не стану говорить о негативной, разрушительной стороне его любви к ней, о её собственническом начале, о банальном желании обладать женщиной (чувство-то, как ни крути, настоящее), но разность носков никак не цепляется за его характер.

Запахло горелой «пластмассой» идеи и рассказ из неплохой идеи превратился в банальную рассказывалку у костра. Полное отсутствие кинговского неспешного саспенса, просто история с маленьким намёком на психологичность. Но её достичь не удалось, на мой взгляд, персонажи не цепанули, слог беден, развязка неизобретательна. Маленький несчастный мальчик из детства так им и остался и через 15 лет, даром что богатым. В остальном же, средне и скучно.

Стыдно признаться, но меня так умилила эта история любви, что в конец не хотелось даже верить. Вся эта муть с «вуду» началась так внезапно, и закончилась так же, что я даже не успела понять, как именно герой управлял/читал мысли, желания и т.д. Мне кажется, автор и сам не понял этого. Ну да ладно))) Зато все мы поняли, что в современных реалиях гадкие утята могут добиться какого-то сомнительного счастья и признания, лишь прибегнув к «чёрной магии», и то — не надолго!

Но мне понравилось, что Кинг в этом рассказе хотя бы попытался истребить зло и показать его в дурном свете (а не как всегда), за что ставлю положительную оценку.

posted gray puma444, 27 сентября 2015 г.

Банальный, ничем не привлекающий рассказик. Приятно читается, в некоторых моментах улыбка проскакивает.

Мистикой назвать трудно, хотя она там имеет место быть. Концовка немного расстроила. Я предугадывал нечто подобное, но как-то пожоще, что ли.

В общем, средненький рассказик с приятным любовным студенческим романом, и с не очень, по моему мнению, удачной концовкой.

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector