Я знаю что в мае шторма утихают аккорды

ДВЕ ПЕСНИ

Сначала в 1971 г. появилась песня В.Туриянского ( Посвящение Вере Матвеевой, которая завершалась строфой:

Мы пьяны с Леграном,
Моим капитаном.
Прощай, Мэри-Анна,
Прощай и прости.
Из этой лагуны
Усталые шхуны
Не могут уйти.

Не плачу, а значит, надежды не трачу,
отчаянье прячу, но зла не таю.
Прощай, капитан мой! Ты пропил с Леграном
улыбку мою.

Перекличка этих песен знакова и весьма выразительна. И, наверное, заслуживала бы отдельного размышления и внимания. Но диалог здесь слишком прямой и очевидный. Даже общность мелодии сохранилась.

Интереснее уловить и всмотреться в сходство, которое не лежит на поверхности. Нащупать подобие там, где оно не декларируется, а просвечивает исподволь.

А та, с которой я не был,
Была дороже всех.
Я к ней любовь свою забыл –
И это смертный грех.

Как небо в снежной тишине,
Покой на землю лег.
Но там внутри на самом дне
Жжет сердце уголек.

Ему костром уже не быть,
Рискуя и глупя.
Но мне никак его не скрыть
От самого себя.

Пусть лучше снег падет, шурша,
На удивленный сад.
Всего была одна душа,
Один влюбленный взгляд.

Уж лучше пусть ее черты,
Волос ее шитье,
Пусть все улики, все следы
Укроет забытье.

Пускай несчастью не бывать –
Не дать в беде пропасть,
Не вспоминать, забыть как звать,
Забвением заклясть.

И год, и два душа молчит,
И вдруг в чужих устах
Случайно имя прозвучит –
И все заклятья в прах.

И только потом, спустя время, в нем словно приоткрылась некая дверца, пропускающая в прошлое. Причем возникший навстречу образ «прошлого» вовсе не был прошлым лирического героя. Оно так и осталось его личной тайной («Пусть все улики, все следы Укроет забытье»).
Ушедшее проступило совсем неожиданным образом – через личное переживание такой силы, что оно преодолело границы эпохи и затмило исторические потрясения. «Забытая любовь» привела к песне, в которой сама история постигается сквозь лирическое чувство и преображается благодаря ему.

Строка «Вдруг снова выбьет дверь огонь» (из «Забытой любви») прямо указала на скрытый прототип всей песни в целом – через родственную строку и близкий образ: «Бьется в тесной печурке огонь…».

За перекличкой образов довольно быстро открылась общая символическая структура обеих песен – «Землянки» и «Забытой любви».

Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза,
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

Про тебя мне шептали кусты
В белоснежный полях под Москвой.
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови.
Мне в холодной землянке тепло
От моей негасимой любви.

1941, Алексей Сурков

Общая образная структура этих стихов довольно очевидна:

Противоречие, парадокс как основа переживания, присутствует уже в первых двух строфах «Забытой любви»:

А та, с которой я не был,
Была дороже всех.
Я к ней любовь свою забыл –
И это смертный грех.

Как небо в снежной тишине,
Покой на землю лег.
Но там внутри на самом дне
Жжет сердце уголек.

«Уж лучше пусть ее черты,
Волос ее шитье,
Пусть все улики, все следы
Укроет забытье».

Тема возрождения (поражения смерти) в «Забытой любви» опять же отыгрывается дважды. Сначала от строфы к строфе возрождается страх перед чувством и попытка его уничтожить. А потом, в финале – уже и само чувство («и все заклятья в прах»).
В «Землянке» к финалу растворяется, исчезает сама мысль о смерти, память о ней. Любовь освобождает героя от страха перед смертью, наполняя надеждой и верой в победу, а значит – в будущую встречу.

Тема смерти и любви мерцает сквозь обе песни, объединяет и связывает их. Не только ритмически и образно, но и общим лирическим итогом: «смерти нет» (как нет и полного забвения – символической формы смерти).

Впрочем, для меня удивительно и ценно то, что в строчках Андрея Анпилова оживает не только чувство, которому посвящено стихотворение, но и подзабытая многими песня – «Землянка».

В глубине души лично для меня она никуда не исчезала. Но свое теперешнее отношение к ней я могла бы выразить через призму «Забытой любви»: «Я к ней любовь свою забыл…». Потому что еще в детстве, слушая «Землянку», я всегда чувствовала, что это – великая песня, для которой нет времени и смерти. И что сама эта песня не умрет и не закончится, сколько бы не прошло лет…

Но потом я на много лет словно «забыла» о ее существовании. А теперь вдруг оказалось, что внутри она неизменно продолжала звучать и жить, вызывая прежние чувства.

В каком-то смысле то, чему посвящено стихотворение «Забытая любовь», читатель, слушатель может пережить и по отношению к «Землянке», вдруг вспомнив о ее красоте, лирической силе и особой пронзительности. Как это получилось со мной, например. Вот так она вся целиком и вернулась ко мне – живая и ни капельки не потускневшая от времени. Совсем как незабытая любовь.

Источник

ДВЕ ПЕСНИ

Сначала в 1971 г. появилась песня В.Туриянского ( Посвящение Вере Матвеевой, которая завершалась строфой:

Мы пьяны с Леграном,
Моим капитаном.
Прощай, Мэри-Анна,
Прощай и прости.
Из этой лагуны
Усталые шхуны
Не могут уйти.

Не плачу, а значит, надежды не трачу,
отчаянье прячу, но зла не таю.
Прощай, капитан мой! Ты пропил с Леграном
улыбку мою.

Перекличка этих песен знакова и весьма выразительна. И, наверное, заслуживала бы отдельного размышления и внимания. Но диалог здесь слишком прямой и очевидный. Даже общность мелодии сохранилась.

Интереснее уловить и всмотреться в сходство, которое не лежит на поверхности. Нащупать подобие там, где оно не декларируется, а просвечивает исподволь.

А та, с которой я не был,
Была дороже всех.
Я к ней любовь свою забыл –
И это смертный грех.

Как небо в снежной тишине,
Покой на землю лег.
Но там внутри на самом дне
Жжет сердце уголек.

Ему костром уже не быть,
Рискуя и глупя.
Но мне никак его не скрыть
От самого себя.

Пусть лучше снег падет, шурша,
На удивленный сад.
Всего была одна душа,
Один влюбленный взгляд.

Уж лучше пусть ее черты,
Волос ее шитье,
Пусть все улики, все следы
Укроет забытье.

Пускай несчастью не бывать –
Не дать в беде пропасть,
Не вспоминать, забыть как звать,
Забвением заклясть.

И год, и два душа молчит,
И вдруг в чужих устах
Случайно имя прозвучит –
И все заклятья в прах.

И только потом, спустя время, в нем словно приоткрылась некая дверца, пропускающая в прошлое. Причем возникший навстречу образ «прошлого» вовсе не был прошлым лирического героя. Оно так и осталось его личной тайной («Пусть все улики, все следы Укроет забытье»).
Ушедшее проступило совсем неожиданным образом – через личное переживание такой силы, что оно преодолело границы эпохи и затмило исторические потрясения. «Забытая любовь» привела к песне, в которой сама история постигается сквозь лирическое чувство и преображается благодаря ему.

Строка «Вдруг снова выбьет дверь огонь» (из «Забытой любви») прямо указала на скрытый прототип всей песни в целом – через родственную строку и близкий образ: «Бьется в тесной печурке огонь…».

За перекличкой образов довольно быстро открылась общая символическая структура обеих песен – «Землянки» и «Забытой любви».

Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза,
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

Про тебя мне шептали кусты
В белоснежный полях под Москвой.
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови.
Мне в холодной землянке тепло
От моей негасимой любви.

1941, Алексей Сурков

Общая образная структура этих стихов довольно очевидна:

Противоречие, парадокс как основа переживания, присутствует уже в первых двух строфах «Забытой любви»:

А та, с которой я не был,
Была дороже всех.
Я к ней любовь свою забыл –
И это смертный грех.

Как небо в снежной тишине,
Покой на землю лег.
Но там внутри на самом дне
Жжет сердце уголек.

«Уж лучше пусть ее черты,
Волос ее шитье,
Пусть все улики, все следы
Укроет забытье».

Тема возрождения (поражения смерти) в «Забытой любви» опять же отыгрывается дважды. Сначала от строфы к строфе возрождается страх перед чувством и попытка его уничтожить. А потом, в финале – уже и само чувство («и все заклятья в прах»).
В «Землянке» к финалу растворяется, исчезает сама мысль о смерти, память о ней. Любовь освобождает героя от страха перед смертью, наполняя надеждой и верой в победу, а значит – в будущую встречу.

Тема смерти и любви мерцает сквозь обе песни, объединяет и связывает их. Не только ритмически и образно, но и общим лирическим итогом: «смерти нет» (как нет и полного забвения – символической формы смерти).

Впрочем, для меня удивительно и ценно то, что в строчках Андрея Анпилова оживает не только чувство, которому посвящено стихотворение, но и подзабытая многими песня – «Землянка».

В глубине души лично для меня она никуда не исчезала. Но свое теперешнее отношение к ней я могла бы выразить через призму «Забытой любви»: «Я к ней любовь свою забыл…». Потому что еще в детстве, слушая «Землянку», я всегда чувствовала, что это – великая песня, для которой нет времени и смерти. И что сама эта песня не умрет и не закончится, сколько бы не прошло лет…

Но потом я на много лет словно «забыла» о ее существовании. А теперь вдруг оказалось, что внутри она неизменно продолжала звучать и жить, вызывая прежние чувства.

В каком-то смысле то, чему посвящено стихотворение «Забытая любовь», читатель, слушатель может пережить и по отношению к «Землянке», вдруг вспомнив о ее красоте, лирической силе и особой пронзительности. Как это получилось со мной, например. Вот так она вся целиком и вернулась ко мне – живая и ни капельки не потускневшая от времени. Совсем как незабытая любовь.

Источник

Я знаю что в мае шторма утихают аккорды

DJ sLicr4wAcwL GjJtJUIHqvNrMpFVZ8RYkgb0SUue473SX EzF

Аккорды песен рассветаe299a5e299a5 e299a5

Гулять по облакам
Cmaj7 Cmaj7 G D (каподастр на втором ладу)

Просыпайся любимая G B C Cm
(Если вы умеете играть песню creep, то у вас и это получится. Только тут аккорды в два раза быстрее меняются)

Двум Влюбленным дуракам
C F (как интересно, правда?)

Накрывай меня
Bm G (очень оригинально)

Танго
F Em Am(так же играется песня Не ври мне)

Необъяснимое чувство, без тебя
Gmaj7 Cmaj7 Cmaj7 C

Актриса
Е Е А А (всё гениальное просто)

Это небо подарило мне тебя
Am G Dm F (а на самом деле что то типа am7 G dm7 fmaj7)

Безоружен
Em(на куплетах)
C D Em(припев)

Забываю
Припев
Dm7(или Dm) Am7 (или Ам)
Забываю
(смотри, это солнце погасло)
F F Em Am

Шторм
каподастр на 4 ладу
С Am Em Em

uhadkn7HuW5Lp7ylwADTeNMB6w5OcvNW iFCuNxHYGqj2DvP4pPek6pCGR26CaSaWrpyq8A0 sL0Z1IUNoog5GSO

По мою нескромному мнению, самая прекрасная песня Рамазана

G Gmaj7
Мне не нужны слова
Ты все поняла сама
Нас разделяют города
Я утону в твоих глазах

C G
Видно что-то между нами
Это волна или цунами
C
Мне кажется я задыхаюсь
C G
Лечу по небу и в нем растворяюсь
G C
Необъяснимое чувство
Храни меня всегда, просто чувствуй
Внутри сияет свет
Ну и пусть там
Без тебя все вокруг пусто
Без тебя
Пусто-пусто
Пишу тебе стихи, это глупо
G C
Невыразимо то, что внутри нас
Слова летят во тьму,
В эту пропасть
Тебя благодарю
За твой голос
Благодарю за то,
Что ты рядом
Не бойся ничего,
Доверяй мне
Возьми мою ладонь
Держи крепче
Нашёл себе приют
В твоём сердце
Необъяснимое чувство
Храни меня в себе
Просто чувствуй
Внутри сияет свет, да и пусть там
Без тебя все вокруг пусто
Нобъяснимое чувство
Храни меня в себе
Просто чувствуй
Внутри сияет свет, да и пусть там
Без тебя все вокруг пусто
Без тебя
Пусто
Необъяснимое чувство

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector