Я знаю на что ты смотришь алекс хилл книга

Я знаю, на что ты смотришь

Покупка книги

Публикация: 09.07.2019 — 21.08.2019

Аннотация к книге «Я знаю, на что ты смотришь «

Таких, как Ева, не зовут замуж и не приглашают на свидания. Она берет то, что хочет, и не принимает отказов, тем более от красавчиков барменов. Макс приехал только ради работы и его не интересуют игры избалованной девчонки, правда, его мнения никто не спросил. Девушка без тормозов, парень с разбитым сердцем. Яркое солнце, теплое море и головокружительные коктейли под танцевальную музыку летнего бара.
Он скажет ей «нет», но она знает, куда он смотрит…

Предупреждение! Ненормативная лексика!

555 комментариев

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

1626101406 1132857

? Люди, которые тебя не понимают, отвалят сами, а кто нужен, останется.

О таком парне, как Макс мечтает каждая девушка. Заботливый, милый, красивый и трудолюбивый, но сердце Макса безжалостно разбито, уехав на подработку, он не думал, что все так обернётся.

Она фурия, оторва и сумасшедшая девчонка. О ней слышали многие, но кто она на самом деле, мало кто знает. Ева хранит в себе много тайн прошлого, которые преследуют ее.

Это продолжение дилогии «Я бы тебя не загадала». Здесь нас ждёт история нашего любимого бармена Кислого.

Вас ждёт море, эмоции, страсть и очень крутые персонажи.

1534515985 299901

Александра, Спасибо большое за отзыв❤️

1637875221 1134554

Обожаю серии,обожаю глотать их в готовом виде и ходить потом довольной-счастливой)
От вашего творчества нереально оторваться,спасибо❤️

1534515985 299901

kifT

Узнала,что случилось у Евы,но все равно не понимаю поведения,хотя каждый горе переживает по-своему, наверное

1534515985 299901

Ольга Рыбальченко, Это верно) Люди разные, боли разные)))

kifT

Максим-отпад,а вот героиня пока очень неоднозначна,пока отклика не находит.Не могу уловить,чем она его цепляет.Читаю дальше)

1534515985 299901

1570683213 2467590

Как же Герман подходит под образ Максима! Замечательная история! На самом деле тяжёлое состояние героини. Какой чуткий и сильный герой! Спасибо вам за историю❤

1534515985 299901

Катя Полянская, Благодарю вас за внимание и отклик❤️❤️❤️

n5Rr pM8N2Kd8eLxdTuckDlxAiBs aym

Здравствуйте Алекс! Вы даже не представляете, насколько эта история стала для меня родной.
Если бы в мире существовал стиратель памяти, я бы вечно читала эти книги.
Пока, купила две первые книги этого цикла, так как история Ани и Ника мне слишком сильно запали в душу. Однако сейчас понимаю что мне не отвертеться от этого цикла, пока не куплю последнюю. И плевать что она не про них. Кстати, спасибо что привили мою любовь к песне «Космос» Скриптонит. Теперь, каждый раз слушая её я будто на 3 минуты окунаюсь в трейлер этой истории. Замечательно! Большое спасибо вам)

1534515985 299901

Айзат Мухангалиева, Спасибо большое за добрые слова❤️

1627805509 5398052

Алекс, я так рада, что однажды увидела пост в инстаграм о Ваших книгах, в частности «Я бы тебя не загадала» и «Танцуй со мной в темноте», которые стали самыми моими любимыми. А история про Макса и Еву стала прекрасным завершением этой мега-супер-в кубе шикарной серии! Давно я не испытывала такие мощные эмоции от чтения книг. У Вас прекрасный слог, безумно интересные сюжеты, а герои настолько настоящие, что веришь, что они действительно есть! Потрясена Вашим творчеством!
Вы стали для меня открытием! Приобрела ещё одну серию Ваших книг и уже не терпится начать их читать).

1534515985 299901

Наталия, Благодарю вас за добрые слова, очень рада, что эта серия так понравилась))) надеюсь, и в дальнейшем наше знакомство будет приятным❤️

20136

1534515985 299901

Шелена, Спасибо большое❤️

default avatar

Прочла обе книги цикла на одном дыхании. Сложные, но такие классные герои. С удовольствием прочту ваши остальные книги. Вам вдохновения, у вас очень лёгкое перо.

1534515985 299901

Марина, Спасибо за отклик и добрые слова;)*

1627588318 4337810

Книга на очереди. Изначально зацепила обложка на которой изображен мой любимый Герман Томмераас. А после аннотации зацепила еще больше ❤️❤️❤️

1534515985 299901

Кларисса райн, Приятного чтения ❤️❤️❤️

1627842383 133444

Снова на одном дыхании! Спасибо большое отличная пара. Макс лапонька!

1534515985 299901

Виктория Короткова, Благодарю)*

pljn1C0FcaGyUhbBnfkUz0oagFEzkmiC

А история Мирона планируется?

1534515985 299901

oJcGOUX Wzjr4 jZUEUXDL5nEm3cNp8y

уухх! клааасс!! мне очень понравилось! Макс такой лапочка и действительно настоящий мужчина! радостно за Ника и Аню) всеобщее мимими!)

1534515985 299901

Anna Ivanova, Спасибо)**

KpHtCK1Mc8dj hHL5S1bkXGw0pTTiY0f

Класс, спасибо вам большое, я влюблена в Макса с первых строк. СПАСИБО ❤️

1534515985 299901

WZNYCU6XeUzcVc3G1Nv aPASSbHlurT6

1534515985 299901

1585663148 2152639

просто безумно цепляет! такие эмоции, события. настолько все реально и эмоционально. получила огромное удовольствие, читая всю трилогию из цикла книг. именно трилогия, так лаконично появляются полюбившиеся герои, также одним глазком заглянули в жизнь ребят Ани и Никиты, Васи, Дэна. познакомились с новыми героями. насколько все таки любовь и дружба меняет жизнь. огромное удовольствие, спасибо автору. зацепило очень, обязательно перечитаю еще раз.

1534515985 299901

Спасибо большое за отзыв, очень рада, что трилогия понравилась❤️

1554460593 1739455

Рекомендую всем! Вся трилогия впечатлила с первых страниц! Накал эмоций в кубе.
Автору респект))
Спасибо за доставленное удовольствие

1534515985 299901

Ирина, Благодарю за отзыв;)*

default avatar

спасибо автору,вы изумительны! История вдохновляет,хочется верить во что- то прекрасное и возвышенное. Успехов вам дорогая Алекс)

1534515985 299901

1627943557 397763

Замечательная история. Большое спасибо!

1534515985 299901

1498073527 301190

мне понравилась история. спасибо Вам.

1534515985 299901

4OEIZtiqD4 xHDWGBQ J9ZFlFbVN EFP

1572001393 2068435

1534515985 299901

1596212750 3901250

Очень понравилось, что все истории пересекаются. Классно снова встретиться с Аней и Никитой! Макс и Ева просто душки! Спасибо большое!

1534515985 299901

Спасибо большое за отзыв❤️

1521092913 724051

Очень душевная история получилась, спасибо за эмоции и книгу

1534515985 299901

1545132766 532991

1534515985 299901

Ольга, Спасибо за отклик)

1622906089 2393575

Как хорошо,что Максим с Евой нашли свое счастье, приятно также было встретить тут Аню и Никиту,последние строчки эпилога очень порадовали. Хорошая серия,не без переживаний конечно, но чувствуется настоящая любовь. Спасибо, мне нравятся Ваши книги, это тот случай когда хочется прочитать абсолютно все написанное Вами,хотя не скрою,мне осталось не много дочитать)

1534515985 299901

Спасибо большое за отзыв и добрые слова❤️❤️❤️

RG lTqCR9h5hk5 2NuMWwoHIqC2 oEFU

Зацепила ты меня, меня зацепила ты. я сижу курю один.
До сих пор слушаю эту песню.
Зацепило очень хорошо- эта потрясающие книги)))
Спасибо- за Ваш труд)))

1534515985 299901

czQwpdLW gCmW4YCy2RHo4 87p1hPtEB

Замечательная книга! Большое спасибо автору! Вот правильно Макс придумал прозвище Еве. Оно ей очень подходит)))) Но какая же получалась классная пара. И так было интересно читать про Ника и Аню.

1534515985 299901

Гульнара Хидиятуллина, Спасибо)*

5HDVHN0CK Efbb7cngkbKEyOKh cBs4K

Ох, огромное спасибо!!))) и про Аню с Никитой так здорово было снова почитать (мои любимчики)))) новых героев вам и потрясающих историй!!

1534515985 299901

Анна Кожапенко, Благодарю)*

1586386556 2244848

1534515985 299901

Нет) но жила там какое-то время)

1586386556 2244848

Я прям восторге от вашей серии и остальных книг! Пошла дочитывать оставшиеся.

1534515985 299901

mSg00UwVJoC OlnCIJqBDW22stnsGOEg

Ждала очень сильно завершения книги) Когда прочитала слова автора, что героиня переплюнет самого Никитку, решила обождать. И нисколечко не пожалела. Мне Максим ещё в первых книгах понравился. Горячая зефирная парочка)))) Но конец меня порадовал. Приятно было хоть капелюсечку окунуться в Никиту с Аней. Я бы с удовольствием прочитала про бонус как Аня беременная ходила и бесила Никитку, и как он стал папой))))) Алекс не планируете?

1534515985 299901

Виктория Утусикова, Спасибо за отзыв)
Нет, серия завершена, больше ничего не планирую об этих героях)

gMNGfe

1534515985 299901

default avatar

1534515985 299901

Алёна, Будет в этом месяце, когда точно пока не могу сказать

QTwUEWDOvZGElj8X0yHDqdkkJGRr6Chu

А меня мучает любопытство, что же случилось с Демом? Точнее, как это случилось?

QTwUEWDOvZGElj8X0yHDqdkkJGRr6Chu

Печалька((
Горько плакала, узнав их историю.
Лучше б он к другой ушёл. Эх, жалко.

QTwUEWDOvZGElj8X0yHDqdkkJGRr6Chu

1534515985 299901

Александра Гордиенко Ручная работа, Спасибо)*

1562485960 2182958

default avatar

‘uwunur, обязательно почитайте дилогию про Аню и Клима.Оно того стоит. Алекс как всегда на высоте.Мой сезон Алекс Хилл как раз в разгаре. Глотаю все.

Rr6Ybxtotmw4PKgDsUuoXc9yNf3I SQ

Алекс, спасибо за такую потрясающую историю. Главный герой, Максим, настоящий мужчина. Он и Ева заслужили своё счастье! Жду вашу новую историю. Вдохновения вам)))))

1534515985 299901

1548422044 634759

1534515985 299901

1553080272 1379049

1534515985 299901

Tetyanka, Очень рада, что вы рады)))
Спасибо большое за отзыв и внимание))**

1555783778 2592855

1555783778 2592855

Алекс Хилл, Кажется, появление Миры помогло многим, Ева и Макс поженились и нашли счастье друг в друге, а Нику пересмотреть свое отношение к семье в целом, раз уж малышка сама к нему тянулась)) Эхх..так здорово)) Меня конец выбил из колеи, умеешь ты, Алекс, удивлять ХD

default avatar

Безумно эмоциональная история, всё время держала в тонусе, под конец пролила крокодильские слёзы радрсти за героев. Очень жаль расставаться,
практически прожила душой с ними все падения и взлёты, печалилась и радовалась. Но, нужно дать жизнь новым историям, буду следить за творчеством, удачи и вдохновения, Алекс!

Источник

Я знаю, на что ты смотришь

Посоветуйте книгу друзьям! Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

z

Эта и ещё 2 книги за 299 ₽

Отзывы 8

391339128 40

Все три книги читала на одном дыхании. Супер! Очень понравились. Спасибо, буду читать ещё книги этого автора. Спасибо огромное за кучу эмоций, которые я получила.

391339128 40

Все три книги читала на одном дыхании. Супер! Очень понравились. Спасибо, буду читать ещё книги этого автора. Спасибо огромное за кучу эмоций, которые я получила.

Книга, как все книги автора, завораживающая, не оторвать. Читаешь и поглащаешься в мир героев, переживаешь за всех, как за родные души. И потом все заканчивается хепи эндом, что жалко расставаться с уже полюбившимся героям!

Книга, как все книги автора, завораживающая, не оторвать. Читаешь и поглащаешься в мир героев, переживаешь за всех, как за родные души. И потом все заканчивается хепи эндом, что жалко расставаться с уже полюбившимся героям!

875300720 40

замечательное продолжение первых двух книг! читается легко, с интересом, стиль автора улавливается с первых строк. очень рада,что и эту историю довели до логического конца, а то прям переживала за Кислого

875300720 40

замечательное продолжение первых двух книг! читается легко, с интересом, стиль автора улавливается с первых строк. очень рада,что и эту историю довели до логического конца, а то прям переживала за Кислого

243040444 40

Замечательная история! Можно читать отдельно от серии, но все же лучше читать после «Я бы тебя не загадала», так главный герой в этой истории воспринимается ближе и ярче. Очень переживала за него как же сложиться его жизнь.

Конечно Ева не подарочек, но именно она дала стимул и возможность Максу на реабилитацию от своей жизненной драмы.

Автор держала в напряжении и в некой загадочноти, по поводу личности Евы, местами казалось, тут пахнет мистикой и волшебство! Но пилог очень порадовал! А дополнительный бонус в конце истори, как вишинка на торте, оставила приятное послевкусие от прочтения книги!

Источник

Я знаю на что ты смотришь алекс хилл книга

Я знаю, на что ты смотришь

Забавно смотреть на свою жизнь, упакованную в две спортивные сумки. А ведь еще пару месяцев назад я думал, что у меня есть все. Весь мир! Но нет… Мой мир решил, что я для нее недостаточно хорош. Набираю номер, имя контакта режет взгляд и отзывается тупой болью за ребрами. «Любимая». Хочется переименовать ее, как «тварь» или «овца», но рука не поднимается. Из динамика доносится ласковый голос, скованный цепями брезгливости:

Сжимаю зубы, взывая к спокойствию:

– Привет, Нат. Сегодня вечером приедут хозяева квартиры. Я уже собрал свои вещи, но тут осталось кое-что из твоих. Ключи будут у соседей, так что…

– А ты не можешь мне их привезти?

Могу, но… Разве она не дала мне вольную?

– Какие? – усмехается она. – Тарелки и бокалы натирать? Десять минут делов, Мась. Тебе что трудно?

Закрываю глаза и вижу умоляющий взгляд из-под нахмуренных бровей и зажатую между зубов пухлую нижнюю губу. Благодаря этой моське Наташа загнала меня под каблук и держала там пять лет. Я был готов сделать все, что бы она ни попросила. И делал. На пределе сил и возможностей, но она все равно пробила мою голову и сердце острой шпилькой и продолжает давить.

– Нат, у меня нет времени. Займись этим сама.

– Можешь забрать их себе, а я на неделе заеду и.

– Нет. Я уезжаю. Уже завтра меня не будет в городе.

Ухмылка дергает губы, и я отвечаю с гордостью:

– А вот это тебя уже никак не касается. Пока, Наташ. Удачи в поисках богатенького папика.

– Вот так, да? Ну, давай-давай… Скатертью дорожка, Макс. Хороших чаевых.

Сбрасываю звонок и захожу в список контактов, чтобы удалить к чертям этот номер и эту девушку из своей жизни. С первым проблем нет, две секунды и готово, а вот со вторым…

Караоке «Бешеная Свинка» – поросячья морда на вывеске, улыбчивый охранник в дверях и приглушенные басы, доносящиеся из подвала. Вот где был мой настоящий дом последний год, но и с ним пора попрощаться.

– Привет, босс-молокосос, – скалится Ден и протягивает руку.

Клим уехал, а его дебильные прозвища все ещё меня преследуют…

– Привет, Ден, – крепко сжимаю крупную ладонь. – Я здесь больше не работаю, так что прекращай.

– Ладно-ладно, Макс. Чего тогда приперся? Жить без нас не можешь?

– Прощальная вечеринка. Со Славиком я договорился, закроетесь сегодня пораньше, чтобы отметить мое увольнение и отъезд.

– Думаю, отметить, не то слово, которое подходит. А тебе точно нужно уезжать? Этот новый Славик какой-то луфарь очкастый.

Денису уже за тридцатку, жена, второй ребенок на подходе, но как откроет рот… Базар, как у школьника.

– Клим его одобрил, хозяин тоже, так что не нойте. Нормальный тип.

– Михалыч слишком доверяет Климу, а ему сейчас не до нас. Он бы и кирпич на роль управляющего одобрил. Кнопка совсем ему башню сорвала.

Аня и Никита уехали пару недель назад и на связь выходят нечасто. Говна эта парочка хапанула немало, поэтому неудивительно, что они послали всех и спрятались в горах.

– А ты что, Ден, уже соскучился?

– Я и по тебе буду скучать, не ревнуй.

– Давай без соплей, ладно?

– Базара «зироу». Иди уже вниз. Мы должны сегодня хорошенько тебя напоить.

Родная атмосфера вызывает тихую грусть. Обвожу взглядом зал и понимаю, что большинство гостей знаю в лицо. Вот тот пузан на краю стойки пьет только вермут, потому что от всего остального у него жутко болит голова, но расслабиться после трудной недели в налоговой хочется. Рыжая курица, что кружит по залу в поисках приключений, на самом деле учительница младших классов, в разводе, детей нет. За дальним столиком сидит компашка старшекурсников-финансистов, а вон и первокурсницы-журналистки с неплохими сиськами и голосами. На этом и строится работа бармена, мы знаем очень и очень много. Видим, замечаем. Выслушиваем иногда такие подробности, которые не раскрывают даже самым близким людям. И мне это нравится. Ты никогда не будешь один, не будешь скучать. Дайте только барную стойку, шейкер, лед и пару бутылок с обжигающей горло жидкостью.

– Уоу-уоу-уоу! Расступитесь! Мне нужно добраться до этого сладенького парня!

Черт! Теперь придется не просто напиться. Оборачиваюсь и вижу сияющую широкой улыбкой рожу. Светлая челка, уложенная гелем, фиолетовая футболка, желтые джинсы. Человек-светофор, а в башке вечный цирк.

– Привет, Вась, – говорю я и уворачиваюсь от поцелуя. – Эй! Выключай цветного, лады? Ты не в «Раю».

– Злюка! Я вообще-то свидание отменил, чтобы приехать проститься, а ты…

– Ага! Думал, отпущу тебя просто так? Ни-ху-ху-шеньки. Мне Аня сказала, и вот я здесь.

Вася забирается на соседний стул и стучит ладонью по барной стойке:

– Малыши-карандаши! Дядя Вася хочет выпить! И накачать одного злобного тролля, чтобы он точно не запомнил сегодняшний вечер.

Вспоминаю, как Вася уже один раз решил, что сможет поднять мне… настроение.

– Я хочу текилу… Три… Нет! Давай сразу шесть по пятьдесят! И молоко со льдом и лавандовым сиропом.

Передергиваю плечами, а Ник-бармен вымученно закатывает глаза.

– Ну что? Погнали? – Вася толкает по барке стопку текилы мне в руки.

Полбутылки спустя, лениво скольжу взглядом по танцполу. Высокие каблуки, длинные ноги, короткие юбки. До лиц не добираюсь, не хочется. За красивыми улыбками прячутся стервы, которые только и ждут, когда можно будет впиться наращенными ногтями в мозг.

– Выбираешь себе прокладку, которая окажется между тобой и кроватью этой ночью?! – кричит Вася мне в ухо.

– Не-е-е… Сегодня никаких телок. Отдыхаю.

– Да, с ними вечный гемор, – с видом доктора бабских наук произносит он.

– Тебе-то откуда знать?

– Моя бывшая жена была той еще сукой с эмоциональным диапазоном, как у бронепоезда.

Теряю интерес к виляющим задницам и переключаюсь на человека, который только что ударил меня ментальной битой по голове:

– Максимка, ты такой простой. Думаешь, меня все сразу взяли и приняли? Думаешь, я сам себя принял? Мне хотелось быть… Ну, типа, нормальным, поэтому я и завел девушку. Даже считал, что реально люблю ее, пока в один момент не понял, какую фигню творю. Я специально выбрал самую жесткую тварь, как последний мазохист, чтобы хоть что-то к ней чувствовать. Знаешь, как некоторые люди намеренно причиняют себе физическую боль, чтобы заглушить чувства? Я пошел дальше…

– Ага, – усмехается Вася и опрокидывает в себя очередную стопку. – Но, пройдя весь этот долгий и яйцедробительный путь, я понял только одну важную вещь…

Он манит меня пальцем, и я наклоняюсь ближе.

– Ты никогда не будешь хорошим для всех. Ни-ко-гда! У тебя есть выбор, катать кого-то на горбу, или быть свободным жеребцом. Посмотри на меня, – Вася разводит руки в стороны и улыбается. – Я выбрал второе и балдею от жизни. От каждого дня. Мамки и папки, конечно, важны. Люди вокруг важны, но не больше, чем ты сам. Ты не можешь подстроиться под ожидания каждого. Так почему бы просто не быть собой? Люди, которые тебя не понимают, отвалят сами, а кто нужен, останется.

– Вась, тебе точно лавандовый сироп добавили? Что за проповедь?

– Решил поделиться опытом.

– Обращайся, сладенький. Могу поделиться опытом и в другом ключе.

– Все мужики латентные! Я это точно знаю!

– Все! Завались, пока я тебе не втащил.

– Ой-ой… Скромняшка ты наш. Расслабься. Я сейчас, вообще-то, несвободен.

– Так выпьем же за любовь!

В пять утра шагаю по пустому сонному городу. Небо медленно светлеет, прохладный воздух щекочет нос, а градус в крови придает легкость походке. Сумки ждут в камере хранения, билет на электричку куплен. Есть немного времени, чтобы ощутить приятное одиночество и проститься с родным городом. Не знаю, что меня ждет впереди, но готов рискнуть. Впервые не ради кого-то, а ради себя. Я уже и забыл, что так можно.

Сообщение догоняет у входа на вокзал. Вытаскиваю телефон из кармана, и улыбка появляется на лице.

Никитина: «Счастливого пути, Макс. Мы держим за тебя кулачки. Если получится, приедем в гости, посмотреть, как ты устроился. Покажи им всем!

От Никиты (приказано печатать слово в слово): Сделай так, чтобы мне не было стремно за свою рекомендацию. Не облажайся, Кислый. Найдешь там Гошу, он тебе все расскажет и покажет. Только ничего у него не покупай!»

Усмехаюсь, убирая мобильник в карман. Поддержка друзей придает сил и уверенности. Они мне пригодятся. Бар на пляже, разгар сезона. Это будет жесть, но мне именно ее и не хватает. Хочу снова почувствовать себя живым.

Густой жаркий воздух сменяет морская свежесть. Расплачиваюсь с таксистом и на несколько минут зависаю, глядя на бескрайнюю лазурную стихию в ярких солнечных лучах. Поправляю сумки на плече и рассматриваю комплекс зданий у пляжа, который видел на фото. Вживую он выглядит еще круче, и куда больше. Все вылизано до идеала, кажется, даже песок причесан. Из-за широких ворот выходит парень в светлых шортах, белой свободной рубашке и… панамке? Васин брат что ли?

– Гоша, – он протягивает загорелую руку.

– Рад знакомству, – отвечаю спокойно и поджимаю его ладонь.

– Идем. Я тебе все тут покажу и расскажу.

Вводная лекция затягивается на добрые полтора часа, а все потому, что территория огромная. Два бассейна, ресторан, гостиница, пять отдельных коттеджей, пляж и, конечно же, бар – место, где я уже готов проводить двадцать четыре на семь. У каждой зоны есть менеджер и два-три администратора, плюс обслуживающий персонал: хостес, официанты, бармены, повара и техслужащие. По всему периметру охрана, видеонаблюдение, двери на магнитных замках. Суровые условия, но по-другому никак. Контроль и еще раз контроль.

– Бармены у нас работают в две смены, дневная и ночная, с семи до семи. Два дня в день, два в ночь, отсыпной, выходной. Текучки здесь нет. Думаю, ты в курсе размера зарплаты и понимаешь почему. Каждый зубами держится за свое место, поэтому сразу предупреждаю, никаких подстав. Увольняют не просто косячника, а всю смену. Живой ты домой не вернешься, если из-за тебя выгонят десяток сотрудников. Ясно?

– Более чем, – отвечаю серьезно, поглядывая на девиц у бассейна, потягивающих цветные коктейли.

– И да… Еще одно правило – мы не трахаем гостей. Даже если они предлагают тебе миллион долларов и золотую яхту.

Отворачиваюсь и шагаю за Гошей вглубь комплекса:

– Дневную смену ты уже пропустил, поэтому выйдешь в ночную. Клим сказал, парень ты способный, проблем быть не должно.

– Хорошо, – хмыкает Гоша.

Останавливаемся перед трехэтажным простеньким, по сравнению с другими постройками, зданием.

– Это дом для персонала, большая веселая общага. Располагайся. Форма, браслет для передвижения по территории и копия договора должны быть на кровати. Ознакомься, изучи. Будут вопросы, задашь вечером. На первом этаже столовая, твоя комната на втором, шестнадцатый номер. Соседа зовут Коля. Если спит, лучше не буди. У него сегодня вторая ночь, может приписать спросонья, а у барменов должно быть чистое и приветливое лицо.

– Какой-то ты немногословный. Перевариваешь информацию?

Конечно, он тарабанит ее со скоростью бешеного ягуара.

– Ладно. Иди, – Гоша открывает дверь, коснувшись браслетом датчика. – Увидимся вечером, и учти… Отмечать трудоустройство будешь в первый выходной. Бармены на работе не пьют.

– Ага, – киваю и шагаю в прохладное помещение.

Серьезно? Бармены не пьют? Может, я и не работал в крутых курортных местах, но с таким графиком и нагрузкой… Бармены здесь не только пьют, даже по Гоше видно, что он на допинге. Занятно.

Быстро нахожу номер. Дверь открыта, на одной из коек дрыхнет тело лицом в подушку. Запах перегара бьет в нос, подтверждая догадки. Усмехаюсь и направляюсь к своему спальному месту. Два комплекта формы сложены аккуратной стопкой: коричневые шорты и белые рубашки из легкой ткани. Рядом несколько листов, где прописаны мои обязанности, бонусы, наказания и правила. Чуть левее на покрывале нахожу прозрачный браслет с чипом и надеваю его. Бросаю косой взгляд на соседа, наверное, мне тоже стоит покемарить перед ночной сменой. Первый день, как никак. Информации будет много, а у меня нет права на ошибку.

Слышу вой пароходной сирены и подрываюсь, распахивая глаза. На соседней кровати сидит похудевший слоненок Дамбо.

– Привет, – хрипит он, выключая будильник. – Ты новенький бармен, да?

– Коля. Можно просто «эй, ты, длинный»!

– Макс, – представляюсь, поморщившись. – Для своих Кислый.

– Гоша тебе уже нассал в уши, что здесь капец строго, и мы только пашем без устали?

– Забудь! Здесь круто. Просто нужно знать, с кем кентоваться.

– Ты на верном пути, – ухмыляется Коля. – Та-ак… У нас полчаса на душ, и двинем в бар. Сегодня ты мой ассистент. Где работал до этого?

– Барная стойка контактная (прим.автора: такая барная стойка, за которой гость может присесть, сам сделать и оплатить заказ) или нет?

– Отлично! Ничего нового для тебя не будет. Останется запомнить названия коктейлей, которые придумал обкуренный Гитлер, сидя на горшке, и выключить гордость, потому что большинство постояльцев будут смотреть на тебя, как на дерьмо.

– В основном дети богатеньких ушлепков. Это качевое место, молодняка много, нашего возраста и младше. Кстати, сколько тебе?

– Двадцать три. А тебе?

– Ого, – искренне удивляюсь. – А так и не скажешь.

– Да я знаю, выгляжу на восемнадцать.

– Нет. Скорее на тридцать.

– Ха-ха… Оборжаться, – кривляется он. – Давай собираться, а то Гоша, если перепсихует, снова разрыдается. Девки уже устали его успокаивать. Всю валерьянку на территории выжрал.

Времени на раскачку нет. Как только захожу за барную стойку, информация льется со всех сторон, пытаюсь фильтровать ее и усваивать по ходу дела. Бар полон загорелых полуобнаженных тел, через пару часов купальники сменяются прозрачными платьями и шортами. Соленый ветер приносит приятный запах морской глубины, музыка становится громче, ди-джей кричит в микрофон заводные речи.

– А ты неплохо справляешься, – говорит Коля, наблюдая, как я наполняю сразу десять шотов самбукой (прим.автора: крепкий ликер, имеющий ярко выраженный анисовый привкус).

Киваю и принимаюсь за приготовление клубничного Мохито. Вспоминаю техники обучения Клима и чувствую бесконечную благодарность этому сумасшедшему тирану. После его руководства, мне уже ничего не страшно. Вряд ли кто-то еще будет кидаться ножами в бармена, который неправильно держит бутылку.

Рабочий процесс захватывает. Быстрый, жесткий, неумолимый. Гости прибывают, сменяют друг друга у барной стойки, занимают столики. Не могу запомнить ни одного лица, не вижу никого. Летаю по бару, выискивая нужные ингредиенты.

– Эй, два шестьдесят пять! – кричит еще один бармен, точнее одна. – Новенький тебя в первый день за пояс заткнул. Ну ты и лошара!

– Коля, сколько раз мы тебе говорили, хватит сидеть в туалете?! Все ладони стер, уже шейкер из рук выскальзывает! – хохочет ее подруга.

На смене нас четверо. Я, Коля, Тося и Настя. Тося – фигуристая брюнетка, на которой едва застегивается рубашка, а Настя – звонкая русоволосая девчонка с танцующей походкой. Подружки-веселушки. Они не замолкают ни на секунду, жестко подшучивая над Колей, а он смеется и щиплет их за щеки. Вот такая она, общепитовская дружба.

– Если бы кто-нибудь из вас мне уже наконец отдался, я бы не занимался кефироварением в одиночку, – жалобно скулит Коля.

– Максимум, что могу предложить, Коль, – серьезно заявляет Тося. – Так это сесть тебе на лицо.

– Смерти моей хочешь?!

– Я не против. Одним дебилом меньше, одним больше. Никто и не заметит.

– Не звезди, мать! Ты без меня умрешь со скуки.

– Да-а-а… Кто же еще будет тупить все время, – она вскидывает темную бровь, чуть скривив губы, и переводит взгляд на меня. – Не переживай, Макс. Солдат ребенка не обидит.

Оборзевшая, но забавная. Краем глаза замечая троицу парней, вальяжно вышагивающую к барной стойке, и отвечаю, шагая к стойке:

– А он ничего, – слышу за спиной голос Насти.

После трех часов ночи меня начинает вырубать, организм еще не перенастроился на новый режим. Борюсь с усталостью, как могу, в глаза хоть спички вставляй. Коля замечает мое состояние и вручает чашку кофе, дружелюбно улыбаясь.

– Что там? – спрашиваю серьезно.

– Эспрессо, кипяток, стик сахара, щепотка корицы…

– Дамбо, не беси меня.

– И капелька коньяка, чтобы глазки заблестели, а то ты чего-то стух.

Отставляю чашку и подхожу к кофемашине, чтобы сделать обычный эспрессо.

– Мне нужна эта работа, Коль. Дай мне пару дней адаптироваться, а потом мы с тобой зажжем, лады?

– И хватит сюсюкать, девчонки на тебя плохо влияют. Или это у тебя в крови?

– В голубой. А у тебя с этим проблемы?

Поворачиваю голову. Только цветного соседа мне не хватало для полного счастья. Коля в ожидании ответа поднимает брови и качает головой, точно афроамериканская девица. Черт! Вот дерьмо!

– У меня нет с ними никаких проблем, но можно было и предупредить.

Опрокидываю в себя горячий темный напиток и наливаю чистой воды в стакан, чтобы намахнуть сверху и разогнать кофеин по организму.

– Расслабься, Кислый. Я в разводе, сыну четыре года.

– Да? Я слышал, это не помеха.

– Угораешь? Я натуральный натурал. Просто прикалывался, чтобы тебя расшевелить.

– Что, Макс? Он тебя уже достал? – рядом появляется Тося и ловко управляется с кофемашиной, готовя латте. – Это клиника. Его диагноз – ебалай, неизлечимая болезнь. Просто шли подальше, выиграешь полчаса спокойствия, пока он будет плакаться Насте, что все его обижают.

– Я не плачусь Насте!

– Твой диагноз – стерва, и вот это точно не лечится.

– Как обидно, Коль. Придумай уже что-нибудь новенькое.

– Такая умная? Сама придумай что-нибудь новое. Ты меня уже всеми словами обложила.

Тося задумывается на секунду и приподнимает уголок губ в злобной ухмылке, прежде чем развернуться.

– Ублюдок кожаный! – бросает она через плечо.

– А вы отлично ладите, – подмечаю я.

– Да. Как Дракула и солнце.

– Ей бы понравилось это сравнение.

– Думаешь, я не называл ее кровопийцей?

Смеюсь и чувствую действие кофе. Резкость и четкость окружающего пространства налаживаются, и я устремляю взгляд в зал, где веселится народ. Вспышка! Меня буквально ослепляет. Паралич тела и мыслей, трансляция завораживающей картинки в мозг через глаза.

– Нет-нет, Кислый, – слышу голос Коли, будто издалека. – Даже не думай! Прекрати! Не надо!

Он хватает меня за плечо в попытке развернуть, но я забетонирован в собственном теле. Блондинка поворачивается, цветные блики скользят по ее коже, в глазах белые лазерные лучи. Чувствую, будто мне откусывают голову. Она облизывает губы. Ей было вкусно, но мало. Она делает шаг к барной стойке, кажется, пол вибрирует не от музыки, а от ее легкой походки, которая на самом деле может пробить трещину в мраморной плите.

– Сочувствую, Макс. Теперь тебя никто не спасет, – лопочет Коля.

Она совсем близко. Всего полметра. Улыбка растягивает порочные губы. Лисий разрез глаз, хитрый самоуверенный взгляд. Между нами только барная стойка и столб сексуального напряжения, который она принесла с собой. Она с ленцой осматривает меня сверху вниз и обратно, повиснув на барке. Шагаю вперед и чуть наклоняюсь, не осознавая, что делаю. Словно это она меня заставляет, и, судя по ее довольному лицу, так и есть.

– Нет, – медленно отвечаю я и выпрямляюсь, обрубая сети, которые она успела набросить.

Блондинка дергает бровью в ответ на мое решительное «нет» и улыбается, прищуривая светлые хитрые глаза.

– Налей мне выпить, бармен, – произносит она, вновь включая чары.

И они действуют. В голове проносится мысль, что я хочу искупать ее в самом дорогом алкоголе, если она попросит. Сжимаю руки в кулаки, чтобы удержать бурю чувств, которую она поднимает взмахом длинных темных ресниц. Ведьма…

– Что желаете? – спрашиваю согласно регламенту.

– Ты новенький, да? Тебе еще обо мне не рассказали? – усмехается она.

Улыбка демонессы и принцессы одновременно. Светлая, но обжигающая до колючей боли в глазах.

– Колясик, – ласково произносит ведьма, но я слышу звук удара плетью, – ты меня расстраиваешь.

– Я… Я просто еще не успел.

Краем глаза вижу, что он отвечает ей, опустив голову. Да что, черт возьми, происходит?!

– Исправляйся. Тонь! Налей мне!

– Конечно, – отзывается Тося и бросает основной заказ.

И что же ты пьешь? Водку с кровью младенцев? Нет. Ошибаюсь. Тося смешивает энергетик с апельсиновым соком. И это все? Даже скучно.

Смотрю в ведьминские глаза. Ее ничем не обоснованное величие раздражает.

– Бармен, мне спросить еще раз?

– Отлично. Следующий делаешь ты.

Молча протягиваю руку, чтобы вбить заказ в кассу. Пусть уже рассчитывается и валит, от ее присутствия веет могильным холодом и жаром вулкана.

– Приложите, пожалуйста, браслет.

– Какой браслет? – ведьма поднимает руки, демонстрируя отсутствие главной детали заведения. – А ты забавный… Максим, – читает имя на бейдже. – Нам будет очень весело.

Ведьма манит меня пальцем, облокотившись о барную стойку.

– У меня нет проблем со слухом, – сухо произношу я.

Она беспечно пожимает плечами и спрыгивает на пол.

– Я вижу твой стояк. «Нет» звучит очень неубедительно.

– Это не имеет ничего общего с симпатией.

Кажется, слышу хлопок. Коля в обморок упал что ли?

– А мне большего и не надо.

Ведьма хватает бокал и грациозно покидает барную зону, возобновляя плавание в море обожания и похотливых взглядов. По коже пробегает мелкая дрожь расслабления, воздух уже не кажется вязким и приторным.

– Ты попал, Макс, – печально произносит Коля.

– Ш-ш-ш… Больше не вздумай произносить это. Никогда!

– Почему вы все перед ней трясетесь?

– Это Ева, Максимка. А ты теперь ее яблоко, – говорит Тося. – И она от тебя даже огрызка не оставит.

Ева… Такое красивое имя для такой…

– Подавится. Может, объясните, на чем держится ее корона? – нетерпеливо спрашиваю я.

– Ей можно все. Абсолютно, – говорит Коля. – Если она что-то просит, выполняешь без вопросов. Никто не знает, как она связана с хозяином, но все точно знают, что персонал в девяноста процентах случаев увольняют из-за нее. Просьбы у нее самые разные: приготовить, принести, песню спеть, но ты… Ты теперь в расстрельном списке. Никто еще не выживал после такого пристального внимания.

– Ева, как самка богомола. Доходит сравнение? – подключается Тося.

– Она не в моем вкусе.

– Ага. Все так говорят, а потом… Хлоп! – Настя хлопает в ладоши. – И через пару дней парень исчезает бесследно.

Нахожу ее взглядом. Ева салютует мне бокалом и возвращается к разговору с компанией мужчин.

– Если хочешь здесь работать, лучше делай все, что она говорит, и не беси ее. Может, успокоится и отстанет, – предлагает Коля.

У меня есть идея получше. Игнор. Нет действеннее метода, чтобы доводить таких, как она. Ведьмы питаются негативными реакциями, изводят, чтобы вкусить эмоции и запить их кровью, а на десерт похрустеть мертвыми нервными клетками. М-м-м… Любимое лакомство сук.

Игнорировать Еву оказывается непросто. То же самое, что смотреть на море, и не видеть воду. Она везде. Не остается на одном месте дольше, чем на пару минут. Королевской поступью обходит зал, флиртует с одним, танцует с другим, сидит на коленях у третьего.

– Ты скоро лопнешь. Выдохни, – говорит Настя, расставляя бокалы, которые я натираю. – Она свалит через пять минут, как только выберет жертву.

– Ева гуляет до шести утра и никогда не уходит одна.

– Трахается по расписанию?

– Типа того. Я здесь второй сезон работаю, поэтому успела выучить все ее заскоки. На базе появляется к обеду. Терроризирует бассейн, затем ресторан, потом пропадает, а после полуночи появляется здесь и тусит до шести утра. Под конец выбирает самца и утаскивает в логово, чтобы сожрать.

– И никто до сих пор не знает, кто она такая?

– Не-а. Тайна, покрытая презервативами. Был у нас один повар в прошлом году. Они вроде бы общались, по крайней мере, уборщицы их часто видели вместе. Он единственный, кто сохранил работу до конца сезона, но не говорил о ней ни слова.

– Не знаю. Многие вернулись из прошлогоднего состава, но не он. Оп-пачки! – Настя косится в сторону выхода. – Попался, красавчик!

Не хочу этого делать, но шея и голова не слушаются – смотрю на выход. Ева тянет за руку высоченного парня и оборачивается перед аркой, чтобы щелкнуть меня по носу насмешливым взглядом.

А новый бармен забавный, такой правильный и серьезный. Хочется схватить его за щеки и сказать: «У-тю-тю… не бойся, малыш, тетя тебя не съест. Может, покусает немного. Совсем чуть-чуть. Больно не будет».

Замечаю его взгляд. Максимка ничем не отличается от остальных, такой же кобель. Знаем, плавали… Но симпатичный кобель, стоит признать. Кожа только-только тронута загаром, это и выдает в нем новичка. Злые зеленые глаза, напряженные крепкие плечи в оборонительной стойке. Хорош-хорош… Но надолго здесь не задержится.

Запрокидываю голову и смотрю на светлеющее небо – пора. Быстро нахожу цель. Парень расцветает, словно видит перед собой фею, которая исполнит все его желания.

«О да, котик… Я исполню», – обещаю ему мысленно.

В желудке закипает кислота, но я отвечаю самой сладкой улыбкой из своего арсенала. Не произнося ни слова, беру крупную мужскую руку в свою, парень покорно шагает следом. Интересно, если бы вместо гладкой плитки было битое стекло, все осталось бы по-прежнему? Х-м-м… Может, устроить ему испытание? Было бы весело.

Мысль о веселье заставляет оглянуться. Бармен наблюдает. Ух! Сколько осуждения в нахмуренных бровях и сжатых губах. Догадываюсь, что он думает обо мне, и не могу не усмехнуться.

«Не переживай, малыш, до тебя тоже дойдет очередь, но не сегодня».

Морской бриз целует щеки, левую руку жжет чужая грубая кожа. Спускаемся к пляжу и заходим в крайнее бунгало. Кусок мяса рывком прижимает меня к стене, жадные губы идут в атаку, но я проделывала этот спектакль миллион раз и ловко уворачиваюсь, поднимая подбородок. Настойчивости парню не занимать. Лижет шею и сжимает ягодицы, неуклюже толкаясь бедрами. Тошнота становится все явственней.

– Погоди-погоди, котенок, – произношу я, вдавливая ногти в его плечи. – Нам кое-чего не хватает.

– Чего? – мычит он, отклоняя голову.

Звериная похоть в пьяном взгляде. Какой же придурок. Думает, это он меня склеил и сейчас поимеет? Все они так думают.

– К-конечно… – заикается он.

Не верит своему счастью? Такой милаш.

– Но сначала я хочу увидеть твой агрегат. Размер имеет значение.

Он отходит назад и приспускает шорты. Достаю из кармана телефон, не глядя включаю камеру.

– Что-то он грустный, – обиженно произношу я. – Стесняется что ли? Пусть скажет привет тете Еве.

– Просто ветер прохладный.

Не люблю оправдания.

Парень вздрагивает, и я прикрываю глаза. Вышла из образа раньше времени. Черт! Ева, соберись!

– Котик, если я тебя не возбуждаю, то…

– Нет, ты что! Ева, ты… Удивительная!

– Конечно люблю, – говорит тот, чье имя я даже не помню.

Кровь пузыриться в венах, кости превращаются в лезвия и режут плоть изнутри. Кайфовая боль от лживого признания удовлетворяет сумасшедшую часть меня до закатывания глаз. Как легко они лгут, какими слабыми становятся, если расставить ноги у них перед носом. Жалкие… Жалкие создания, не способные на настоящие чувства.

Никто на них больше не способен.

Делаю шаг вперед и обхватываю рукой мягкую плоть. Она напрягается в моей ладони, пульсирует и оживает. Интересно, если попытаться оторвать член, это будет сильно больно? Может, гуманнее отрезать?

– Ложись, – толкаю парня к лежаку. – Теперь прими сексуальную позу. Хочу фото на память.

– Да не волнуйся, потом снимемся вместе, – успокаиваю разволновавшегося мальчика ласковым голосом.

– Супер. Ты меня так возбуждаешь.

Сохраняю угарную фотку в телефоне.

– Теперь жди здесь. Я за шампанским.

– Давай скорее, – скалится он.

– Конечно, котик. Уже бегу.

Выскакиваю из бунгало и направляюсь в противоположную от бара сторону. Быстро шагаю по прохладному влажному песку к границе пляжа. Завидев впереди несколько фигур, улыбаюсь. Мои верные бурундучки.

– Мальчики! Ю-ху-у-у! – машу охранникам.

– Ева! – грозно рычит Буцефал.

– Приветик. У меня там посылочка для вас. Крайнее бунгало. Завернут и готов к отправке.

– Что опять? Ну не самой же мне его в номер тащить. Он та-а-ак устал. Если вы понимаете, о чем я?

– Зато в тебе дури, хоть отбавляй.

– Конечно. На тебя тоже хватит. Хочешь мы с тобой.

Мужчина качает головой мне на потеху:

– Всыпать бы тебе ремня.

– Да, Буцефал! Отшлепай меня, как следует. Я была очень плохой девочкой.

Его напарник тихо смеется, но только до тех пор, пока не встречается со мной взглядом.

– Ты тоже можешь присоединиться, – хлопаю ресницами. – Как тебя зовут?

– Ева, сколько раз говорить? Не трогай моих ребят, – злится Буцефал.

– Обычно они трогают меня, – отзываюсь, играя в гляделки с охранником номер два.

Еще секунда, и у него из задницы вырастет хвост, которым он будет молотить по песку. Взять бы сейчас огромную кость, запихнуть ему в глотку и смотреть, как он медленно и мучительно давится слюной и задыхается. Как побледнеет его кожа, а глаза нальются кровью…

– Ладно, мальчики. Мой рабочий день на сегодня окончен. Пока-пока, – целую пальцы, отправляя воздушные поцелуи, и зашвыриваю телефон за высокий железный забор.

– Ах! – наигранно поражаюсь. – Останови меня, милый.

Шагаю спиной к морю.

– Пожалуйста, – повторяю и вытягиваю руки, приглашая его в объятия. – Обними меня, и я пойду в номер. Вместе с тобой…

Соленая вода приятно холодит кожу, захожу все глубже.

– Несносная девчонка… Я доложу Мирону!

– Не утруждайся! Я к нему сама завтра загляну! Сознаюсь во всем! Честно-честно!

Разворачиваюсь и ныряю под воду. Подплываю к забору и касаюсь ладонью металлического прута. Полметра левее и… Вот он. Проход. Выныриваю за границей частного пляжа. Дикая сторона, а впереди скала.

– Спасибо, что проводили, ребята! Дальше я сама! Вы идите клиента заберите, а то он замерзнет без штанов!

Под тихую брань подбираю мобильник и направляюсь по грубому неухоженному песку домой. В то место, где могу снова погрузиться в пустоту. Другого у меня нет. Я все выжгла из памяти.

Осторожно прыгаю по массивным мокрым камням и оказываюсь на скрытом кусочке пляжа. Небольшое углубление в скале вмещает старый диван, обтянутый плащевой тканью. Открываю тайник и достаю полотенце, болоньевое покрывало, футболку и носки.

«Ева-лягушка. Вечно ноги ледяные. Я купил пятьдесят пар носков. Пусть они всегда будут здесь», – слышу голос из прошлого.

Клубочек выпрыгивает из рук. Дыхание колючими иголками вонзается в горло, сердце неистово бьется в груди в приступе паники и отчаяния.

«Тише-тише… Все хорошо. Только не надо больше делать себе больно. Сейчас пройдет. Ты же умничка, Ева. Все получится. Потерпи еще немного».

Успокаиваюсь, загоняя приступ за безопасную грань – прогресс. Тетя Груша была бы довольна, если бы я ответила хоть на один ее звонок. В свете луны, играющей бликами на воде, рассматриваю рисунок на носках – черные летучие мышки на желтом фоне. Я больше не пересматривала этот фильм, ведь мы договорились сделать это вместе. Через год. Правда, прошло уже два… Ну ничего. Я подожду.

Переодеваюсь, укутываюсь в одеяло и забираюсь на диван, устремляя взгляд в темноту. Море сегодня неспокойное, наверное, будет шторм. Завтра, а может быть послезавтра. Шум прибоя умиротворяет, вдыхаю родной морской воздух, что пахнет свободой и счастьем, и закрываю глаза.

Палящее солнце – лучший будильник. Сглатываю вязкую слюну, ощущая дикую жажду, и щурюсь от ярких лучей. Судя по расположению солнца, время близится к обеду. Переодеваюсь в купальник и убираю вещи в тайник. Возвращаюсь на территорию гостиницы и приветливо улыбаюсь охранникам. Они в ответ закатывают глаза и делают вид, что меня нет.

Как обидно… Сейчас заплачу…

Дефилирую по территории, рассыпая улыбки и игривые взгляды. Что-то моего последнего героя не видно. Надо бы не забыть обработать фото и выслать этому придурку. Я же говорила, что это «на память», он точно не забудет меня и это утро.

Останавливаюсь перед большой стеклянной дверью главного корпуса и перевожу взгляд на камеру видеонаблюдения. Позирую, надувая щеки и показывая «пис» на обеих руках. Замок щелкает, и я шлепаю босиком через фойе к лифтам. Персонал отводит глаза.

Передушила бы всех.

В кабину лифта следом за мной влетает пара девчонок.

– Уверена? Слишком смазливый, и на флирт ноль эмоций.

– Тебя послушать, так вокруг одни гномики. А аргумент всего один, не клюнули на тебя! Он сто процентов нормальный, просто новенький, осваивается. Стоит сегодня снова сходить в…

Не могу сдержать смешок. Подружки оборачиваются и пронзают меня недовольными взглядами. Опускаю подбородок и смотрю на них исподлобья:

– Слушаем внимательно, курочки. Впитываем и распространяем информацию. Первое, он не гей. Второе, он мой не гей. Третье, кто захочет поспорить со вторым пунктом… – ухмыляюсь, – тем я буду отрывать пальцы щипцами для барбекю и скармливать рыбкам. Вопросы есть?

– Что?! Да что ты о себе.

– Зайка… Хочешь проверить, можно ли выжить, выпав из окна четвертого этажа?

Двери лифта разъезжаются в стороны, и девчонки выскакивают наружу. Правильно. Мама разве не учила? Нельзя разговаривать с сумасшедшими. И тем более спорить с ними.

Выхожу на последнем этаже и направляюсь в конец коридора. Не заботясь о правилах приличия, распахиваю двери в большой кабинет, полный света. За широким массивным столом сидит молодой темноволосый мужчина.

Плюхаюсь в кожаное кресло.

Он хмурится еще сильнее.

Я улыбаюсь все шире.

Складываю ноги поверх стола.

– Привет, Мирон. Соскучился?

Смотрю на руки, поднимая в удивлении брови:

– Не может быть! Наверное, его съел Кракен.

– Ева… – вздыхает Мир. – Сколько раз я просил тебя его не снимать? Здесь нет дворецких. На тебя вся охрана жалуется.

– Ой! Прямо-таки вся? А может только один здоровенный мужик, который никак не признается, что хочет меня?

– Прекрати! Сан Саныч заходил утром. Сказал, что вчера ты опять…

– Не опять, а снова. Я, между прочим, доброе дело делаю. Как санитар леса, только круче. Санитар кобелиного пляжа. А? Как тебе? По-моему, звучит.

– Ева, это не шутки. От нас бегут гости. Этот парень уехал сегодня утром, а должен был только через четыре дня.

– У нас здесь не исправительная колония, а ты не представитель правосудия. Какое право ты имеешь так поступать?

– Если бы хоть один из них повел себя со мной как джентльмен, то я бы поступила с ним совсем иначе.

– А ты ведешь себя как леди? Ты знаешь, какую уже славу заработала?

Складываю руки под грудью, но Мирон не смотрит ниже моего подбородка. Может, снять верх от купальника? Его безразличие злит. Вечно со мной, как с ребенком.

– Меня не касается твоя личная жизнь.

– Тогда в чем вопрос?

– В том, что мы теряем людей из-за твоих выходок.

– Приедут новые. Зря ты что ли за рекламу платишь? Или лучше сказать… Мы платим. Я ведь не прошу свой процент от прибыли, можешь пустить его на покрытие расходов от моих маленьких развлечений.

Мирон сжимает зубы, делая резкий короткий вдох. Этот разговор уже стал своего рода традицией. Из раза в раз одно и то же. Он понимает, что меня не переспорить, а я… А мне просто весело. Мир такой прикольный, когда включает большого босса и пытается мной командовать.

– Я не стану брать твои деньги. Бухгалтер перечисляет их на твой счет.

– У меня нет никакого счета.

– Есть. Дем… Он… То есть…

В глазах на мгновение мутнеет, размывая образ Мира до цветного пятна. Молчание заполняет комнату тяжелым звучанием пустоты.

– Ева, – ласково произносит Мирон, – может быть, тебе вернуться к работе? В ресторане при тебе было куда больше порядка.

– У меня уже есть работа. И я, кстати, по делу. Новый бармен. Приехал вчера. Мне нужна информация. Вся…

– Даже не думай. Серьезно. Мы договаривались, что ты не трогаешь персонал.

– А я и не собираюсь его трогать. По крайней мере, первая.

– Зачем ты все это делаешь? – в тысячный раз спрашивает Мирон. – Что ты пытаешься доказать?

– Мир, Мир, – качаю головой и скидываю ноги на пол.

Наклоняюсь вперед, чтобы посмотреть в красивые синие глаза, похожие на те, что снятся мне, когда блокировки Тети Груши перестают работать.

– Мне не нужно никому ничего доказывать, достаточно знать самой. А делаю я все это, потому что… Мне весело. Слышал, что это? Это когда губы делают вот так, – тянусь пальцами к его лицу и насильно приподнимаю уголки губ. – Видишь. Совсем не больно.

– Ему бы это не понравилось, ты же знаешь. Пожалуйста, Ева, перестать.

Грязный ход. Прищуриваю глаза, медленно отклоняясь:

– Так пусть придет и остановит меня.

– Ты же знаешь, что он…

– Нет! – вскакиваю на ноги.

Взгляд цепляется за ножницы, торчащие из органайзера. Правую ладонь печет адское пламя, а голос в голове подначивает сделать кое-что по-настоящему нехорошее.

– Успокойся… – Мирон встает с места и поднимает руки ладонями вперед. – Тише, Ева… Прошу тебя… Мне бы не хотелось снова…

– Если я тебе здесь так мешаю, выгони. Чего ты ждешь?

– Ты знаешь, что я этого не сделаю.

– Почему? Долг отцу ты вернул, даже проценты какие-то там платишь. Я здесь не имею никакого веса, вышвырни и все. И я не буду больше твоей головной болью. Давай! Скажи это! Скажи, чтобы я катилась ко всем чертям!

– Нет. Ты можешь оставаться здесь, сколько захочешь. Я ведь обещал, что буду рядом, что присмотрю за тобой.

– Ему плевать на твои обещания!

– Конечно, нет, – Мирон делает шаг влево, чтобы обойти стол, но мой взгляд его останавливает. – Уверен, что он…

Режущая боль раскалывает череп.

– Он бы хотел увидеть тебя счастливой…

– А я уже счастлива. Разве не видно? – ухмыляюсь, шагая спиной к двери.

– Тебе нужно позвонить матери.

– Ты общаешься с ней?

– Она и отец переживают за тебя.

– Да неужели? Какая прелесть. Конечно, я позвоню ей, Мир. И вообще… Буду вести себя супер прилично.

– Хорошо, – спокойно говорит он, заметно расслабляясь, и садится обратно в кресло.

– Ты расскажешь мне про бармена?

– Ева, я думал, мы договорились.

– Так и есть. Я просто хочу подружиться с ним.

– Я взял его по рекомендации Клима…

– Что? Этого сумасшедшего?

Воспоминания о парне с убийственным взглядом приподнимают волоски на руках. Он работал здесь прошлым летом. Отличный бармен, красавчик, но… Даже я не решилась лезть к нему. Поломанных не сломаешь. Играть с ним было бы глупо и совсем невесело.

– Я кое-чем обязан этому парню, поэтому обещал, что у Максима не будет проблем, если он сам их не создаст.

– Ты – ходячая проблема, Ева. Держись от Максима подальше, – сурово заканчивает Мирон.

– Ладно? – недоверчиво переспрашивает он.

– Ага. Я к нему и близко не подойду.

– Думаю, наше собрание пора заканчивать, – говорю я и тянусь к дверной ручке.

– Ева! Это еще не все. Ты снова не ночевала на территории. Так нель…

Хлопаю дверью и бегу к лифту, глядя назад через плечо. Мы, конечно, уже давно не играем в догонялки, но все может быть. В одно мгновение левую сторону обжигает резкая боль, чужие руки подхватывают под спину, не давая упасть. Вдыхаю свежий запах геля для душа и дезодоранта и улыбаюсь.

– А ты вкусно пахнешь – отвечаю, задевая губами кожу над воротником футболки.

Максим пытается отпихнуть меня. Обнимаю его за шею, прижимаясь крепче.

– Спрячь меня, – шепчу я.

Испуганно оглядываюсь, толкая Максима все дальше к повороту.

– Что случилось? – с искренним беспокойством спрашивает он.

Еще и добрый. Не парень, а настоящий подарок. Интересно, я увижу, как он плачет? Это всегда так забавно.

Скрываемся за углом, яркий солнечный свет льется сквозь идеально чистые стёкла. Прижимаю бармена к стене и поднимаю голову. В живот упирается твердеющая плоть. Возбудился? Как мило. Я тоже. Недоступность привлекает.

– Да что с тобой? Что происходит?

– Ничего. Просто хотела поздороваться, как следует, – тянусь к его застывшим губам.

Максим отпихивает меня, меняя положение: прижимает к стене и стискивает ладонью предплечье.

Он собирается отойти, но я хватаю его за пояс шорт.

– Возомнившей? Твой солдатик уже готов поиграть. Этот титул заслуженный, ты так не думаешь?

– Ты вообще слышала, что я сказал?

– Мозг отключился на слове «секс».

Он пытается расцепить мои пальцы, но это не так-то просто.

– Какого черта ты делаешь?

– А что я делаю? – хохочу я, хватаясь за шорты второй рукой.

– В тебе есть хоть капля достоинства?! – выпаливает он, сжимая мои запястья, и в бешенстве дергает на себя.

Поднимаю подбородок и открываю огонь на поражение:

– Ты меня не интересуешь, ясно?

– Выглядит все совсем наоборот.

– Потому что ты ведешь себя, как…

– Я бы и рубля не заплатил за такую, как ты.

– А вот это обидно, – опускаю глаза, чтобы не рассмеяться ему в лицо.

Максим отбрасывает мои руки и делает шаг назад. Сколько ярости и нетерпения. Его взгляд блуждает по моему телу. Завожу палец за лямку на топике:

– Я могу снять купальник, если хочешь.

Он встряхивает головой, словно сбрасывая морок, и снова смотрит в глаза с пронзающим презрением.

– Ну, говори, Максимка. Я слушаю. Ты же хочешь мне что-то сказать, – поглаживаю грудь. – Я вся во внимании.

– Зачем ты это делаешь?

– Изображаешь из себя такую…

Провожу ладонью по животу и развожу бедра в стороны. Все еще держится, не опускает взгляд. Неплохо…

– Ты не на того напала, Ева. Мне плевать на твои желания и мотивы. Если думаешь, что сможешь манипулировать мной, то тебе придется жестоко обломаться.

– Думаешь, я боюсь тебя?

– А ты – что все мужики думают членом? Стоит им увидеть полуголую телку, так они превращаются в марионеток?

– Удачи, – бросает он, разворачиваясь.

Окликаю его прежде, чем он завернет за угол:

Он нехотя останавливается, сжимая кулаки так сильно, что по рукам ползут змейки вздувшихся вен.

Максим молча уходит, а я провожу языком по нижней губе. Горячий. Такой серьезный праведник. Это будет даже круче, чем я думала. Адреналин будоражит кровь. Мысли скачут в голове на деревянных лошадках. Вперед-назад. Вперед. Назад.

Что если ему будет больно?

«А вот на это плевать мне»!

А если будет больно тебе?

Боль – сильное и прекрасное чувство, заполняющее целиком. Оно убивает пустоту, заменяя ее агонией, криками и слезами. Хотя бы что-то…

Возвращаюсь к лифту, обдумывая план. Нужно больше информации. Мирон не помог, скучная задница. Вечно портит все развлечения. Сейчас еще и Максиму выдаст чек-лист «Как держаться от Евы подальше», только усложнив мне задачу. Неплохо бы подготовиться. Кто еще может знать о новеньком? Ах да! Мой верный длинный друг. Но для начала переодеться и поесть, а то уже голова кружится. Два дня на энергетике.

«Плохая, Ева! Хочешь снова в больницу»?

Нет! Там скучно, дают невкусные таблетки, тыкают иголками. Никакого сервиса…

Путь до кабинета слишком мал, чтобы успокоиться и остыть, после стычки с ней. Чертова ведьма! У нее точно не все дома, но что-то кажется неуместным, фальшивым – излишняя наигранность образа, скрытая за пошлым юмором. Она точно играет, но не понятны ни правила, ни причины, ни ее выгода.

Открываю дверь и вхожу в кабинет, прилипая взглядом к панорамному окну во всю стену. Бескрайнее взволнованное море, темные и светлые полосы на его поверхности растянуты от края до края.

– Вид шикарный. Правда?

Встречаю внимательный взгляд синих глаз. Моложе, чем я думал.

– Да. Невероятный, – киваю и закрываю за собой дверь.

Начальник жестом указывает на стул:

– Рад познакомиться лично, Максим.

– Мирон, – представляется он.

Подхожу к столу и опускаюсь на предложенное место:

– Рад знакомству, Мирон.

Едва уловимое напряжение потрескивает между нами, точно сухие тонкие ветки в лесном костре. Мирон рассматривает меня с излишним интересом и едва заметно сжимает губы.

– Давай сразу к делу, – серьезно говорит он.

Разговор нельзя назвать долгим. У меня всего пара вопросов по договору, на которые Мирон отвечает быстро и четко. Профессионализм налицо.

– Если все остальное устраивает, зайди в кабинет напротив. Ольга Павловна тебе все оформит.

Не тороплюсь уходить, потому что снова замечаю пытливый взгляд.

– У вас есть вопрос, Мирон? Я слушаю.

– Скорее просьба и… Предостережение.

– Догадываюсь, с кем это связано, – отвечаю без капли издевки.

– Скажу прямо и без прикрас, – произносит он, выпрямляя спину. – Я обещал Климу место для друга и держу слово. Показал ты себя хорошо, Гоша доволен, но… Держись подальше от Евы. Знаю, что она может быть очень настойчива, но ты кажешься вполне разумным парнем, чтобы не лезть в ее девичьи забавы.

Забавы? Так вот как это называется?

– Я вас услышал. Могу идти?

Пожимаю руку Мирону и поднимаюсь. Отхожу к двери, но не успеваю выйти.

– Она дорога мне. И не настолько плоха, как может показаться. Все эти слухи…

– Зачем вы мне это говорите?

– Я… – он отводит взгляд. – И правда, – усмехается.

Время до вечера тянется медленно и спокойно. Знакомлюсь с персоналом, изучаю территорию. Свежий морской воздух расслабляет, солнце греет голову. Удается ненадолго задремать на открытой веранде «общаги», прежде чем будильник напоминает о приближающейся смене. Еще одна ночь в баре, и все бы ничего, если бы не воспоминания о девчонке, которая может испортить настроение одним видом. Хорошо хоть появляется она только ночью, значит, дневные смены мгновенно улетают в «любимые».

Переодевшись в форму, направляюсь на рабочее место. Провожаю закат, стоя за барной стойкой. Ничего более заряжающего и вдохновляющего я еще в жизни не видел. Красные лучи рассеянно слоняются по белой ткани занавесок и подушек, легкая музыка и шум прибоя ласкают слух. Бутылки в руках невесомые, лед в бокалах похож на волшебные кристаллы.

Приятный ветер, улыбки гостей…

Время не имеет значения. Рядом умелые ребята не лишенные чувства юмора. Забвение медленно проникает в мозг и погружает в состояние покоя покруче любой медитации. И я абсолютно свободен в своем полете до тех пор, пока передо мной на стойку не ложится изящная тонкая рука и не начинает нетерпеливо барабанить пальцами по столешнице.

Заканчиваю «Дайкири» для двух по-настоящему милых девушек и перевожу взгляд на Еву. Косметики в разы меньше, чем вчера, нежная улыбка, невинный образ, но чары все равно ощущаются темные, ядовитые. Ее сила во взгляде, а не в подводке вокруг глаз.

– Добрый вечер, – говорит она мягко.

Решила сменить тактику? Думает, я на это куплюсь?

– Добрый вечер, – вежливо произношу я.

Когда работаешь в общепите, в первую очередь учишься контролировать эмоции. Гость есть гость. Он всегда прав, а ты дурак. После смены можешь выйти из заведения и покрыть его трехэтажным матом, но пока ты бармен или официант, то всегда стоишь на ступень ниже с заклеенным скотчем ртом.

Ева подпирает подбородок ладонью и гипнотизируя меня:

– Нальешь мне выпить?

Из-за барки вижу ее обнаженные плечи, в голове проносится мысль, что она полностью обнажена. Отворачиваюсь и быстро готовлю напиток, рецепт которого запомнил еще вчера. Не глядя, ставлю перед Евой бокал с надеждой, что она молча уйдет.

– Здорово, но я хотела совсем не это.

Поднимаю голову, от ее сладкой улыбки дергается глаз.

– Разве вы не должны уточнять у гостя, что именно он хочет?

Черт! Подловила. Мой косяк.

– Конечно. Приношу свои извинения.

Ева касается указательным пальцем стакана и двигает его к краю. Секунда, и он летит вниз, в музыке тонет звук разбитого стекла.

– Купил, – подводит итог стерва и радостно хлопает ресницами.

– Разумеется, – сдержанно отвечаю я.

Ох, девочка, твоей магии не хватит, чтобы вывести меня из себя, пока я за баром.

– Вы нальете мне выпить, или здесь только лицом торгуют?

– Удиви меня, бармен, – говорит она, играя искорками сексуальности в голосе.

Окунуть бы тебя сейчас в море вниз головой. Вот бы ты удивилась.

– Напиток покрепче или полегче?

– Ки-и-ислый, – тянет Ева, завязывая в узел мои нервы.

Кислый значит? Хорошо. Хватаю шейкер и наполняю его льдом. Бутылка с джином находится быстро. Немного видоизменяю классический рецепт «Буравчика», ведь желание гостя – закон. Выжимаю сок целого лайма и забиваю на сахарный сироп.

О-о-о… Ведьма будет в восторге…

Смешиваю ингредиенты и устраиваю небольшое шоу: подбрасываю и ловлю коктейльную рюмку, ставлю ее перед Евой, а после процеживаю через стрейнер напиток. Долька лайма на украшение и улыбка, в ответ на которую моя ненавистная клиентка слегка дергает бровью.

– Прошу. Специально для вас.

Ева подносит к губам стеклянный край бокала и делает глоток. Замираю в ожидании чуда. Я даже готов к тому, что на меня может обрушиться шквал брызг, но что-то снова идет не так. Она выпивает все до последней капли, ни разу не скривившись, облизывает губы и возвращает бокал на стойку. Точно ведьма.

Этот коктейль называют «Буравчик», потому что третий бокал с легкостью проделывает дыру в памяти. Даю Еве пару секунд одуматься, реакции нет. В конце концов, я ей не нянька. Хочет напиться? Пожалуйста! Это ведь моя работа.

Два коктейля, ноль эмоций на лице ведьмы, сотня моих дохлых нервных клеток. Ева покидает барную стойку не сказав больше ни слова. В ней что-то меняется, а во мне зреет вина. Не могу объяснить почему, но ощущение премерзкое.

Шум в зале привлекает внимание, нахожу взглядом его источник. Похоже, любовные разборки. Коротко стриженный тип держит девушку за шею и кричит ей на ухо. Она пытается ответить, но он толкает ее лицом в столешницу, продолжая орать. Охрана уже направляется к нарушителям спокойствия, но первым до них долетает стакан. Он ударяется о голову парня и падает на пол, разлетаясь на осколки.

Ну какого черта она делает?

Никто не собирается ее остановить?

– Выведите его отсюда! – кричу охране. – А ты успокойся! – это уже адресовано Еве.

Получаю затылком в подбородок. Ну все… Тащу Еву на выход, к пляжу. Она до крови царапает мне руку, бьется, как психованная росомаха, но, что странно, молчит. Захожу в море по колено и бросаю Еву в воду под короткий писк.

– Остынь, чеканашка! – произношу, тяжело дыша.

– Попался, сладкий, – смеется ведьма и прыгает мне на шею.

Падаем в прохладную воду на мягкий песок, и я понимаю, какую ошибку совершил. Ева хохочет, точно сумасшедшая, и борется со мной на мелководье. Пытаюсь скинуть с себя психованную ведьму, но ее руки везде… Ловлю ее сумасшедший взгляд, оба замираем, словно кто-то нажал на паузу. Горячее тело напротив, на темных ресницах блестят капли воды. Упираюсь руками в песчаное дно, Ева держится за мои плечи, закинув ногу мне на поясницу. Тяжелое дыхание срывается с губ, сердце грохочет в груди. Объятия моря, запах воды и соли. Не понимаю, что мной движет, но тянусь ближе. Ева отзывается, повторяя мой жест. Так же медленно и мучительно, считая секунды до взрыва.

– Неужели ты думала, что это сработает? – спрашиваю тихо и ласково.

Грубо отцепляя от себя ведьму, поднимаюсь и шагаю на берег, закипая от злости. Мокрая одежда липнет к телу, по рукам и ногам стекает соленая вода.

– Максим! – истерический крик Гоши заставляет остановиться.

Вот черт! Никто ведь даже слушать меня не станет. Я нарушил правила, покинул рабочее место, да еще и искупал их королеву. И плевать, что если бы я этого не сделал, ей бы прилетело куда больше от быка, перед которым она так бесстрашно махала красной тряпкой. Исполнила она, а выгребать теперь мне? Ну и ладно! Я готов собраться и уехать отсюда прямо сейчас!

– Ты хоть представляешь. – шипит Гоша, приближаясь.

– Не зунди, Капитошка, – слышу за спиной голос и плеск воды.

На плечо ложится рука, а к боку прижимается теплое тело. Напрягаюсь, но не дергаюсь. Что она задумала?

– Это я виновата, а Максим помог разрулить ситуацию.

– Ева Адамовна, – бормочет менеджер. – Я…

– Давай так, Капитошка, ты сейчас принесешь сухую форму, Макс переоденется и вернется на свое рабочее место, а мы с тобой сделаем вид, что ничего не случилось. М-м? Как тебе план? Уверена, никто ничего не заметит.

Не заметит? В зале было человек пятьдесят, не считая персонала. Как она их заставит забыть? Шеи посворачивает?

– Но… – Гоша бегает взглядом от моего лица к ее.

– Тебе не нравится? – произносит Ева, превращаясь из девочки-принцессы в фурию.

– Нет! Я… Да, конечно. Сейчас все сделаю.

– Чудно! – задорно отзывается ведьма и сжимает мое плечо. – Не переживай, сладкий. Сейчас все решим.

Гоша поворачивается к нам спиной, и я тут же отхожу на шаг в сторону. И еще один, а потом еще. Вдавливаю ступни в песок, двигаясь к пустым бунгало, чтобы скрыться от взглядов посетителей бара. Гости не должны видеть персонал в таком виде. Чувствую жжение в затылке, а это может значить только одно.

– Ева Адамовна? – нервно усмехаюсь. – А фамилия у тебя не Боголюбова случайно?

– Райская, – спокойно отвечает Ева.

– Родители у тебя с юмором.

– Бабушка, – поправляет она и слабо улыбается.

Не могу понять, кто передо мной. Точно другой человек. Ева становится почти прозрачной, будто вот-вот исчезнет и лишит возможности любоваться ею. И я бы так и стоял до утра, не сводя с нее глаз, но разум все еще пашет и вовремя напоминает о том, что произошло десять минут назад.

– А теперь скажи мне, – разбиваю ее щит из невинности и милоты грубым голосом, – ты вменяемая?

– Ты чуть по лицу не получила.

– И почему я не удивлен? – устало качаю головой.

– Мои синяки бы зажили, а вот глаза бы он себе новые не отрастил. Края бутылки были достаточно острые.

– Ты больная… Почему охрана тебя не остановила?

– Потому что я их попросила.

– Ты сделала это специально… – осознание бьет в голову. – Чтобы подставить меня.

– Скорее, просто хотела кое в чем убедиться.

– Ты добрый. Не оставил девушку в беде, хоть и делаешь вид, что я тебе неприятна.

– Но ты вмешался, вместо того, чтобы увидеть, как меня…

– Так сделал бы любой!

– Но кроме тебя никто даже не шелохнулся.

– Да потому что ты тут устроила какой-то цирк с правилами и условием неприкосновенности!

– О котором ты тоже знал.

– Что ты пытаешься этим сказать?

В душе разгорается пламя, и даже мокрая одежда и ветер не может остудить пыл.

– Что ты другой, – Ева пронзает меня взглядом, приковывая к распятью. – Что ты не похож ни на кого из парней, которых я встречала.

Она мягко ступает по песку и останавливается так близко, что на каждом вдохе ее грудь касается моей.

– Ты смелый. Ответственный. Решительный, – шепчет, словно заклинание. Кончиками пальцев проводит вверх по моим рукам и касается шеи: – Сексуальный.

Ее дыхание ласкает подбородок, губы.

– Может быть, я ждала именно тебя все это время. Ты же чувствуешь, что между нами появилась связь. И я…

Ева замолкает и проводит языком по нижней губе. Слежу за каждым ее действием, ощущая, как возбуждение охватывает тело, как дыхание становится глубже, а в руках растет сила, умоляя схватить то, что так открыто предлагают. Ева делает полшага назад и медленно забирается ладонями под юбку, распаляя и убивая. Из-под края появляется тонкая кружевная ткань, звериный рык эхом отзывается в голове.

– Я хочу тебя, Максим. Так, как никого еще не хотела, – ее голос – песня, гимн члену. – Мне жаль, что пришлось немного схитрить, но все это было для того, чтобы привлечь твое внимание. Я…

Перебиваю ее, сокращая расстояние между нами за долю секунды. Отбрасываю ее руки и сам сжимаю тонкое кружево. Одно резкое движение, и белья на ней уже не будет. Еще одно, и я затяну ее в бунгало за спиной и трахну так, что нас услышат на дальнем берегу. Соблазнительно, но…

Поднимаю руки, скользя пальцами по нежной коже. Одеваю Еву, глядя в распахнутые от удивления глаза. Поправляю юбку и крепко сжимаю в руках тонкую талию, желая причинить слабую боль, чтобы отрезвить ее чувства.

– Если бы я хотел, то снял бы их сам, ясно?

Ева хлопает ресницами и тяжело сглатывает, запрокинув голову. Тихо звучит музыка, волны разбиваются о берег, в ночном полумраке блестят прозрачные магические глаза.

– Ты хороша, Ева. Нереально красива. Знаешь, как завести и вывести. Прекрасное тело, сладкий голос, мастерица манипулирования, но все это… Твоя игра. Верно? Я тебя не знаю. Ты постоянно врешь и притворяешься и еще ни разу ты не показала себя настоящую. Так что я должен хотеть? Резиновую куклу, внутри которой воздух? Я предпочитаю живых девушек, а секуальных картинок полно в интернете.

– Ты хочешь, чтобы тебя хотели. Упиваешься властью киски. И это все, что тебе нужно для счастья? Серьезно? Мне тебя жаль, Ева. Ты не знаешь, что такое настоящее счастье.

Она толкает меня в грудь, на ее лице появляется отпечаток боли. Не убираю рук с ее талии, удерживая на месте:

– Ты проиграла, Ева. Выбрала не того противника.

– Теперь отпустить? А разве не ты вешалась на меня сегодня дважды за день?

– Убери руки! – рычит она, хлопая меня по груди.

– Надоело изображать из себя повелительницу спермы?

Хлопок! Щеку обжигает рассекающая боль.

– Скажи, в чем я не прав? Тогда я извинюсь и заберу слова назад.

– Мне плевать на твои слова!

– Тогда откуда слезы?

Ева поднимает руки к лицу и касается дрожащими пальцами мокрых щек. Я не собирался так ее доводить, хотел лишь поставить на место, но она меня достала.

– Максим! – слышится крик Гоши.

Ведьма испуганно крутит головой, явно растерявшись. Если один из подданных увидит королеву такой, то ее власть пошатнется. Я не собираюсь воевать с этой полоумной, всего лишь хочу, чтобы она отвязалась, а в остальном… Дело ее. Отрываю Еву от земли и заталкиваю в бунгало, заставляя сесть в угол. Она поднимает голову, заглядывая в глаза, и темная сила ударяет в левую часть груди. Кажется, теперь я проклят, нужно будет погуглить на досуге, как снять порчу в домашних условиях. Выбираюсь наружу и шагаю навстречу Гоше, несущему стопку сухой одежды.

– Превратилась в морскую пену.

– Не знаю. Ушла куда-то… – говорю я и под видом того, что хочу забрать форму, оттесняю Гошу подальше от бунгало.

– Максим! – строго говорит менеджер. – Сегодня тебе повезло, видимо, у нее было очень хорошее настроение, но в следующий…

– Я все понял, больше не повторится. Как пострадавший гость?

– Бутылка виски в номер и проблем нет, но если это дойдет до Мирона, они могут всплыть.

– Я возьму на себя ответственность за происшествие.

– Я сделаю все, чтобы этого не случилось.

– Лучше вернись в бар и сделай все, чтобы присутствующие завтра не смогли вспомнить этот вечер.

В баре продолжается тематический вечер, посвященный городам, из которых приехали гости. Ведущий нещадно сыплет конкурсами и заводными речами, и благодаря этому на баре не протолкнуться. Пьют много. Очень много. Нереально много. Королевишна больше не появляется. Первые несколько часов даже радуюсь, но время близится к четырем, а ее все нет. Каждые несколько минут вглядываюсь в проход, что ведет к пляжу, и выискиваю светлую макушку среди танцующей толпы. Ни следа. Неужели я так сильно ее задел? Правда подкосила? Совесть бросает грязью в лицо, заставляя чувствовать себя настоящим козлом. Я никогда не доводил девчонок до слез. Ната, конечно, периодически ревела, но это были истерики из разряда: «ты не так на меня посмотрел», «но я хочу эти сапожки», «не груби моей маме». Специально я не обижал ее, даже голос не повышал, до того момента, пока она не вернула кольцо, на которое я полгода копил.

А Ева… Она словно сборная солянка из всего, что любят мужики и ненавижу я. Она… В очередной раз пробегаю взглядом по залу. Надеюсь, что с ней все в порядке. Вернулась в свой роскошный номер, а по дороге выцепила какого-нибудь мужика, чтобы он сделал то, чего ей так хочется. Пальцы покалывает от воспоминаний о ее коже, сжимаю руки в кулаки. К черту! Меня это не касается! Встречу рассвет и спать. Голове нужен отдых.

Коля скачет на моей кровати, горланя песни Бузовой уже минут пятнадцать. Урод чистой воды!

– Мало половин! Мало, мало половин! Вставай, дружище! Ты сюда что, спать приехал? Фигульки на рогульки!

– Нет! Мы идем на пляж, и ты тоже!

– Я уже искупался, спасибо.

– Вчера, – бормочу я. – У меня отсыпной. Идите сами.

– Не-а! Девчонки сказали, что если я тебя не разбужу, то они сами придут. Настя будет тебя щекотать, а Тося бить подушкой.

– Так мне позвать их?

– Нет, – рычу я, хватая подушку, и кидаю в фаната Оленьки.

Достался же сосед, еще и эти две чебурашки. Фиг отцепятся. Но я ведь за этим и приехал, смена обстановки, новые знакомства. Поднимаюсь с постели, послеполуденное солнце бьет по глазам. Разминаю спину и хватаю шорты.

– Ты вчера в куст с малиной упал? Что с лицом?

– Встретил росомаху на берегу, – отвечаю серьезно.

– Нет… Вот же черт! А они вообще сильно опасные?

– Могут разорвать человека на части, если не знаешь, как с ними справиться.

– Поворачиваешься на запад, падаешь на колени, молишься великому лысому богу в инвалидной коляске и…

– Да пошел ты! – обижено выпаливает Коля. – Не смешно! Кто тебя так?

Можно хотя бы день прожить без упоминания о белобрысой ведьме? Мне хватило ее ночью.

– Мы идем на пляж или нет?

Оказывается, для персонала есть отдельная часть пляжа. Идти до нее, конечно, прилично, но зато можно творить, что угодно. Море такое же чистое, солнце горячее. Вместо крутых плетеных лежаков, правда, обычное покрывало, нет стеклянной посуды, только одноразовая, но… Так даже душевней. Главное, настроение и хорошая компания. Бросаю взгляд на Колю, закопанного в песок. Его голова похожа на арбуз, щеки красные, глаза навыкате.

– Пожалуйста! Ну пожалуйста! Макс, ну хоть ты! Мы же почти братья!

– Я знаю тебя два дня, чувак! – салютую ему бокалом. – Не обессудь.

Настя и Тося смеются, рядом с ними лежит пара цветных пластмассовых лопаток – орудие Колиных пыток, на которые он сам подписался. Настя прищуривает один глаз и пытается залить пиво Коле в рот. Напиток ударяется о его зубы и брызжет во все стороны. Тося снимает шоу на телефон, комментируя каждое действие и направляя. Забавные ребята. Немного чокнутые, как и все мы, когда чувствуем себя максимально комфортно. Они мне нравятся.

Ближе к вечеру хмель размазывает нас по песку, море бунтует, поднимая волны, и не пускает в стихию. Валяемся под мягкими лучами солнца, сплетенными с порывистым ветром, и болтаем.

– У меня песок даже в…

– Заткнись, Коля! – хором кричат девчонки.

– Ма-а-акс, – тянет Тося. – Не хочешь рассказать, как ты выжил после стычки с местной Сереной?

– Может, тебя вниз головой закопать? – предлагает Настя и бьет его лопаткой по лбу, осыпая песком.

Смеемся, а после в меня впиваются три внимательных пары глаз, ожидая ответа.

– Просто повезло, – отмахиваюсь я, не желая развивать эту тему.

– Повезло? – переспрашивает Тося.

– Просто? – подключается Настя.

– Вы же и так все знаете, зачем спрашиваете?

– Мы знаем, что произошло в баре, но что было потом… Тайна века. А учитывая, что Ева сегодня ни разу не появилась на территории, это вообще что-то из ряда вон.

– Мы сидим здесь полдня, – усмехаюсь я и киваю в сторону гостиницы. – Она может быть там.

Настя машет перед моим лицом мобильником:

– Нет. У нас есть общая группа с девчонками, что здесь работают.

– Ага… – бубнит Коля. – Сплетничают, а меня не берут.

– Потому что она только для девочек, а ты, хоть и на два шестьдесят пять, но все-таки… – Тося показывает указательным пальцем «червяка», – парень.

– Что за «два шестьдесят пять»? – спрашиваю я.

Ответом мне становится все тот же «червяк», которым Тося указывает на Колины шорты.

– О-о-о… Это в сантиметрах? Сочувствую, чувак.

– Да они все придумали! Нормальный у меня пупуль! Сейчас покажу…

Коля поднимается на ноги, хватаясь за резинку плавательных шорт.

Девчонки прячут взгляды за ладонями и хохочут на три километра вокруг. Качаю головой, прихлебывая пиво.

– Ладно, Коля, – строго подводит итог Тося, – два шестьдесят шесть.

Пока Коля и Тося переругиваются, ловлю на себе внимательный взгляд Насти. Она мнется несколько секунд, но все-таки решается задать еще вопрос:

– Ты недавно с девушкой расстался, да?

– Ну-у-у… – морщится она. – Вообще, есть версия, что ты гей, но я все-таки думаю, что это болезненный разрыв.

– Да откуда вы это берете?!

– Ты еще не флиртовал ни с одной из девушек, что здесь отдыхают или работают.

– И что? Может быть, я женат и у меня двое маленьких спиногрызов.

– Не звезди! – вмешивается Тося.

– Ладно… – подношу бокал к губам и жадно глотаю, пока не осушаю его полностью. – Я гей…

Ребята замолкают, вытаращив глаза. Первым оживает Коля:

– И я сплю с тобой в одной комнате?!

– Лучше не поворачивайся во сне ко мне спиной.

Повисает неловкая пауза, не хватает только криков чаек вдалеке для театральности момента. Прижимаю пальцы к губам, сдерживая смех, но через пару секунд уже хохочу во весь голос.

– Да ну тебя! – горланит Коля. – Нафига так пугать?!

– И это значит. – Тося многозначительно приподнимает брови.

– Это значит, что вам стоит перестать совать носы в чужую жизнь.

– Прям парень-загадка. Так ты привлекаешь еще больше внимания.

– Может, я на это и рассчитываю, – ухмыляюсь и вздрагиваю от резкого порыва холодного ветра.

Погода совсем испортилась. Волны все выше, на небе появляются темные тучи.

– Пора возвращаться, пока нас не смыло, – говорит Коля.

– А ты-то что переживаешь? Тебя там за своего примут, – подкалывает его Тося.

– Я не похож на рыбу!

– А причем тут рыба? Ты на трупака похож.

Вместе с первым раскатом грома звучит наш дружный взрывной смех.

Дождь барабанит в окна, Коля тихо сопит на соседней кровати. После плотного и вкусного ужина от Жорика, меня тоже клонит в сон. Завожу будильник и понимаю, что чего-то не хватает. Спортивные часы, подарок Наты на годовщину. В них много бесполезных функций, но синхронизация с будильником единственная штука, которая без проблем поднимает меня с постели, когда нужно. Обхожу номер, выворачиваю карманы. Пусто. Похоже, оставил их на пляже. Смотрю за окно, дождь стал тише, но ночь уже накрыла территорию тьмой. Есть ли смысл идти? Дороги ли они мне настолько?

«Любимый, это тебе. Так ты точно не пропустишь ни один мой звонок и не сможешь отмазаться, что телефон где-то валялся»…

Воспоминания нельзя назвать ценными, но я привык к этой безделушке. И, если честно, до банального жалко. Наверное, стоит все-таки пойти поискать. Будем считать, это терапевтическая прогулка перед сном.

Встречаю на пляже пару охранников. Получаю предостережение не лезть в воду, фонарь и пару смешков в спину. Быстро нахожу то самое место, где отдыхали днем, но волны размыли границу берега, поэтому я не могу быть уверен наверняка. Море злится и негодует, шумит и бурлит. Ветер рвет пространство на части, ввергая в ужасающий ступор перед природной силой.

Забываю о часах, погрузившись в момент.

Ноги ведут дальше. Шагаю, сопротивляюсь промозглым порывам и мелким каплям дождя. Смотрю вдаль, преодолевая себя и погоду. Не знаю как, но это странным образом воодушевляет. Вот, что неизбежно и абсолютно – гнев природы. Он беспощаден. И по сравнению с ним ты кажешься мелким, как и все твои проблемы и переживания.

Вспоминаю моменты прошлого, счастливые и не очень. Думаю, что сам совершил целый мешок ошибок, который пытался по дурости спрятать подальше и повыше. Их надо было решать. Сразу. Не закрывать глаза и улыбаться, как идиот, а обсуждать и искать выход. Меня раздавил этот мешок, но я поднимусь и больше ни за что не стану его наполнять.

Нет! Не показалось! За забором человек в воде! Какого черта?!

Он довольно далеко от берега, волны швыряют его, словно сломанную куклу. Паника готовит шприцы с адреналином. Оглядываюсь в поисках помощи, забыв, что я один. Бежать до спасателей или искать охрану? Могу не успеть! Снова ищу глазами самоубийцу. Где же он? Где?! Неужели. Выдыхаю, когда вновь вижу голову над водой. Большая волна обрушивается сверху, забирая человека на дно.

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector