Юнидокс и флемоксин в чем разница

Ответы на вопросы

Стенограмма лекции

Общая продолжительность: 10:32

Оксана Михайловна Драпкина, секретарь межведомственного Научного Совета по терапии РАМН, доктор медицинских наук, профессор:

— Вот у нас сколько вопросов!

Владимир Кириллович Таточенко, доктор медицинских наук, профессор:

Очень рады. Спасибо!

Как вы относитесь к одновременному назначению антибиотиков и бактериофагов?

Я никогда бактериофаги не применял. Во время войны мальчишки нам давали бактериофаги, но мы все равно болели дизентерией. Никаких доказательств эффективности бактериофагов не опубликовано. Если вы даете антибиотики, не надо давать больше ничего.

Как вы считаете, с чем связано довольно длительное (несколько десятков лет) сохранение чувствительности к амоксициллину и амоксиклаву?

Оксана Драпкина: Несколько лет она сохраняется.

Владимир Таточенко: Никто не знает, почему стрептококк сохраняет чувствительность (к пенициллину тоже), но хорошие препараты. Очень хорошие препараты, которые действуют, видимо, не на один субстрат бактериальной клетки.

Имеет ли клиническое значение способность макролидов подавлять образование микробных биопленок (в том числе при инфекции выраженной синегнойной палочки)?

Вы знаете, что при муковисцидозе длительное применение макролидов (эритромицина, кларитромицина) рекомендуется как будто бы именно с точки зрения нарушения микробного биофильма синегнойной палочки. Я давно занимаюсь муковисцидозом. Настолько тяжелое заболевание, что даже если какой-то отдаленный шанс на то, что это помогает, надо применять.

Хотя я знаю, что некоторые это оспаривают. Но мы рекомендуем при стойкой синегнойной колонизации или инфекции применять длительно макролиды.

Чем отличается флемоксин солютаб от флемоклава солютаба? Что лучше у детей?

И то и другое лучше. Флемоксин солютаб – это амоксициллин, а флемоклав солютаб – это амоксициллин клавуланат. Я говорил, они имеют свои показания. Они оба лучшие. Мы применяем и те и другие. Они имеют определенный привкус, который дети любят. Флемоклав, например, имеет вкус крем-брюле, насколько я понимаю. Так что если кто любит крем-брюле – особенно.

Насколько необходимо и правильно с первого дня приема антибиотика применять пробиотические препараты?

Не нужно их применять, потому что мы сейчас не пользуемся длительными курсами антибиотиков. Конечно, если человек или ребенок получает месяцами антибиотики, нужно посмотреть его кишечную флору. Во всех остальных случаях это совершенно лишнее назначение, которое ничего не прибавляет.

Когда начинать применять антибиотики при ОРВИ? Нужны ли они вообще и в какой ситуации?

Они не нужны при ОРВИ, если вы исключили отит, стрептококковый тонзиллит, поражение нижних дыхательных путей (пневмонию). Они не нужны ни сначала, ни в конце, ни в середине.

ЛОР-врачи очень часто назначают антибиотики после высевов из зева на аденоидит, тонзиллит. Насколько это оправдано при неострых процессах?

Мне очень трудно сказать, что они высевают. Дело в том, что если они высевают стрептококк и у ребенка есть какие-то признаки воспаления, это оправдано. Считается, что просто носительство стрептококка при нормальной глотке, миндалинах… Просто высев не подлежит лечению.

Но я должен сказать, что у некоторых групп детей (с Северного Кавказа) мы очень часто находим стрептококк. Гораздо чаще, чем у московских детей. При этом мы имеем очень высокий уровень антистрептолизина, что указывает на то, что недавно был какой-то процесс. Не грех избавиться от этого стрептококка.

Почему ЛОР-врачи назначают? Я не знаю, что они высевают. Если они высевают зеленящий стрептококк, то не нужно. Вообще в зеве, говорят, около 600 видов разных микроорганизмов. Всех их удалять не надо. Что-нибудь еще заведем.

Можно ли по содержанию микроорганизмов в выдыхаемом воздухе судить о возбудителях? Есть ли такие тесты?

Нет, таких тестов нет. Честно говоря, при пневмонии коррелирует флора высев пневмококка из зева, из плевральной полости или из крови. Но вообще, я говорю, такое количество флоры в нашем организме (особенно в дыхательных путях), что определять их не нужно ни в выдыхаемом воздухе, ни… Просто взять мазок можно.

Это все, кроме гемолитического стрептококка группы А. Сейчас есть прекрасные стрепто-тесты. Стоит, по-моему, 120 или 150 рублей. Позволяет… У нас практически стопроцентное совпадение с посевом. Мы им пользуемся. Через 10 минут ты уже знаешь, есть у ребенка стрептококк или нет. Есть стрептококк – ты его лечишь. Нет стрептококка – ты его не лечишь.

Вы были приверженцем коротких курсов антибиотиков при пневмонии и бронхите.

Я никогда не был приверженцем антибиотиков при бронхитах. Никогда не лечил и, видимо, правильно делал. Что касается коротких курсов. Вы знаете, оказывается, нельзя точно сказать, доказать строго, что короткие курсы помогают.

Но я вам могу сказать, что профессор Манеров из Новокузнецка в своей докторской диссертации апробировал двухдневный, пятидневный и одиннадцатидневный курс пенициллина при пневмококковой пневмонии. Результаты были абсолютно одинаковые.

Я считаю, что можно ограничиться назначением антибиотика в течение двух суток после падения температуры. Сколько это будет? Наверное, будет 3-4 дня при большинстве пневмоний. Сейчас появляются работы (надо сказать, что педиатры в этом лидировали) у взрослых о коротких курсах лечения пневмонии. Появились новые (на новом уровне) доказательные данные о применении 3-4-дневных курсов антибиотиков у детей при пневмонии.

Когда-то мою внучку моя сноха уколола один раз пенициллином при большой нижнедолевой пневмонии. Больше она мне не сказала… Больше она ее не колола. На этом вся пневмония кончилась. Но я не советую вам проводить такие эксперименты.

Какие антибактериальные препараты и как долго лучше применять при нетяжелой ЛОР-инфекции, чтобы достичь максимального эффекта и иметь минимальные нежелательные явления?

ЛОР-инфекции бывают разные. Если говорить об отите (серьезном гнойном отите)… Я не буду сейчас говорить о так называемом катаральном отите. Идут споры, можно или нельзя их оставлять без антибиотиков. Голландцы оставляют без антибиотиков, шведы лечат всех. У голландцев вдвое больше мастоидитов: у них 4 на 100 тысяч, а у шведов 2 на 100 тысяч.

Недавно мы видели ребенка, которого в Испании не лечили от ангины. Он пришел к нам с хорошим носоглоточным абсцессом, который прорвался через наружный слуховой проход. Лечить все-таки нужно. При отитах курс лечения должен быть 7-10… У маленьких детей – 10 дней, у детей постарше можно ограничиться 7-ю днями.

Если говорить о тонзиллите стрептококковом, то ревматологи настаивают. Они правильно настаивают. Есть доказательства того, что пенициллино-терапия должна продолжаться (пенициллин в основном) 10 дней. Не меньше! Иначе значительный процесс бактериологических рецидивов.

Сейчас есть работы, которые показывают, что применение азитромицина, вильпрофена солютаба можно ограничить пятью днями. За 5 дней получается точно такой же результат в смысле бактериологического рецидива через месяц, как и 10-тидневные курсы пенициллина.

Если это острые аденоидиты, там есть высев какой-то – наверное, надо лечить антибиотиками. Но, в общем, мы не склонны лечить аденоидит антибиотиками. Лечатся антибиотиками острые отиты и острые тонзиллиты из ЛОР.

Я не говорю о синусите. Если говорить о синусите, то первые 10-15 дней его лечить не надо. Это вирусная история. Если продолжается температура, боли, затемнения, отделяемое, то его лечат так же, как отит (теми же препаратами). В литературе очень разные сроки лечения: от одной недели до трех недель. Канадцы рекомендуют (их Ассоциация) лечить три недели, а французы говорят, что лечи – не лечи, он сам проходит. Здесь надежных данных нет, но если это острый процесс, мы его лечим.

Оксана Драпкина: Спасибо огромное, Владимир Кириллович.

Владимир Таточенко: Пожалуйста.

Оксана Драпкина: Спасибо! Видите, большое количество вопросов. Все это побуждает нас просить вас снова прийти к нам. Это уже будет в декабре, но мы свяжемся тогда? Если сможете.

Владимир Таточенко: Я здесь.

Оксана Драпкина: Хорошо! Спасибо огромное!

Владимир Таточенко: Пожалуйста.

Источник

Антибиотики нового поколения: за и против

Антибиотики – это вещества биологического или полусинтетического происхождения. Применяются в лечебной практике для борьбы с болезнетворными микробами, вирусами. До появления этих медпрепаратов статус неизлечимых болезней был у брюшного тифа, дизентерии, пневмонии, туберкулеза. Сегодня лечение заболеваний инфекционного характера возможно с применением 1-6 поколения антибиотиков.

На этот момент фармакологическая индустрия выпускает более 2000 разновидностей лекарственных средств подобного типа. Медики описали действие около 600 позиций, а во врачебной практике используются порядка 120-160 препаратов.

Важно! При любом заболевании принимать антибиотики рекомендуется после консультации с врачом. В противном случае может развиться антибиотикорезистентность (снижение чувствительности патогенных микроорганизмов к антибактериальным средствам).

Классификация антибиотиков

Все антибактериальные средства можно разделить на 5 категорий по характеристикам и спектру применения. Рассмотрим эту классификацию подробнее:

Спектр действия

Различают антибактериальные средства:

По составу

Антибактериальные препараты делят на 6 групп:

Поколения препаратов. У передовых антимикробных препаратов насчитывается уже шесть генераций. Например, пенициллин был первым средством природного происхождения, тогда как третья или шестая генерация – это уже улучшенная версия, которая включает в состав сильнейшие ингибиторы. Зависимость прямая: чем новее генерация, тем эффективнее воздействие препаратов на патогенную микрофлору.

По способу приема. Пероральные – принимают через рот. Это различные сиропы, таблетки, растворимые капсулы, суспензии. Парентеральные – вводятся внутривенно или внутримышечно. Они быстрее дают эффект, чем пероральные лекарства. Ректальные препараты вводятся в прямую кишку.

Важно! Принимать антибиотики допускается только после консультации с врачом, иначе разовьется антибиотикорезистентность.

9862905200670

Антибактериальные средства нового поколения

Отличие последних генераций антибиотиков от их ранних версий в более совершенной формуле действующего вещества. Активные компоненты точечно устраняют только патологические реакции в клетке. Например, кишечные антибиотики нового поколения не нарушают микрофлору ЖКТ. При этом они борются с целой «армией» возбудителей инфекций.

Новейшие антибактериальные препараты делятся на пять групп:

Рассмотрим несколько известных противомикробных средств импортного и российского производства.

Амоксициллин – импортный противомикробный препарат из группы пенициллинов. Используется во врачебной практике для лечения бактериальной инфекции. Эффективен при кишечных инфекциях, гайморите, ангине, болезни Лайма, дизентерии, сепсисе.

Авелокс – медпрепарат последней генерации из группы фторхинолонов. Отличается сильнейшим воздействием на бактериальные и атипичные возбудители. Не вредит почкам и ЖКТ. Используется при острых, хронических заболеваниях.

Цефалоспорины – антибиотики третьего поколения. К этой группе относят Цефтибутен, Цефтриаксон и другие. Используются для лечения пиелонефрита, пневмонии. В целом это безопасные средства с малым количеством побочных действий. Однако их нужно принимать только после консультации с врачом. Медпрепаратов много, а какой именно выбрать – порекомендует специалист.

Дорипрекс – импортный противомикробный препарат синтетического происхождения. Показал хорошие результаты при лечении пневмонии, запущенных интраабдоминальных инфекций, пиелонефритах.

Инваз – антибактериальное средство из группы карбапенемов. Выпускается в ампулах для парентерального способа применения. Показывает быстрый эффект при лечении бактериальных расстройств кожи, мягких тканей, инфекциях мочевыводящих путей, пневмонии, септицемиях.

Аугметин – полусинтетический пенициллин третьей генерации с добавлением усиливающих ингибиторов. Педиатрами признается лучшим комплексным медпрепаратом для лечения детских гайморита, бронхита, тонзиллита и других инфекций дыхательных путей.

Цефамандол – антибактериальное средство российского производства. Относится к группе цефалоспоринов третьего поколения. Используется для лечения кишечных инфекций, возбудителей инфекций половых органов. Как противомикробное средство обширного диапазона воздействия применяется при простудных заболеваниях.

9862904709150

Лучшие антибактериальные препараты широкого диапазона действия

Противомикробные средства новой генерации обычно синтезируют из природного сырья и стабилизируют в лабораториях. Это помогает усилить эффект лекарства на патогенную микрофлору.

Какие препараты самые сильные? Врачи относят к таким антибактериальные средства широкого спектра воздействия. Приведем ниже краткий список препаратов по названиям:

Резюме

Мы рассмотрели российские и импортные антибиотики широкого спектра действия, кратко описали классификацию препаратов. Ответим на вопрос: какие антибактериальные средства выбрать?

Важно понимать, противомикробные лекарства для обширного применения обладают токсичностью, поэтому негативно влияют на микрофлору. Кроме того, бактерии мутируют, а значит препараты теряют свою эффективность. Поэтому антибактериальные средства с новейшей структурой будут в приоритете, чем их ранние аналоги.

Самолечение антибиотиками опасно для здоровья. При инфекционном заболевании первым делом нужно обратиться к врачу. Специалист установит причину болезни и назначит эффективные антибактериальные средства. Самолечение «наугад» приводит к развитию антибиотикорезистентности.

Источник

Бактериальный вагиноз

Нормальная микрофлора влагалища женщин репродуктивного возраста является одним из показателей здоровья, так как играет большую роль в поддер­жании микроэкологического статуса. Взаимодействие между представителями нормальной микрофлоры и клетками вагиналь

Нормальная микрофлора влагалища женщин репродуктивного возраста является одним из показателей здоровья, так как играет большую роль в поддер­жании микроэкологического статуса. Взаимодействие между представителями нормальной микрофлоры и клетками вагинального эпителия осуществляется на клеточном и молекулярном уровнях и постоянно контролируется со стороны ряда систем макроорганизма. Результатом этого взаимодействия являются создание и поддержание высокой колонизационной резистентности вагинального эпителия к внедрению патогенных и условно-патогенных микроорганизмов [1–6].

Бактериальный вагиноз выделен из категории неспецифических вагинитов в отдельную нозологическую форму. К нему относят патологические состояния во влагалище, сопровождающиеся нарушениями качественного и количественного состава нормальной микрофлоры и не связанные с бактериальными инфекциями, передаваемыми половым путем (ИППП), грибами или простейшими.

Согласно современным представлениям, бактериальный вагиноз — инфекционный невоспалительный синдром полимикробной этиологии, который связан с дисбиозом вагинального биотопа. Нарушение микроэкологии влагалища при бактериальном вагинозе характеризуется резким снижением количества или отсутствием лактобактерий, продуцирующих перекись водорода и увеличением количества Gardnerella vaginalis, грамотрицательных анаэробных бактерий (Bacteroides spp., Mobiluncus spp., Fusobacterium spp., Peptostreptoicoccus spp., M. hominis, U. urealyticum).

Гарднереллы, как и лактобациллы, обладают выраженной способностью к адгезии на поверхности вагинальных эпителиоцитов. Gardnerella vaginalis могут продуцировать токсические биопродукты, к которым относятся муколитические ферменты и гемолизин, являющийся лейкотоксическим фактором. Гемолизин, воздействуя на эритроциты, вызывает образование многочисленных пор в эритроцитарной мембране, а также оказывает влияние на лейкоциты, вызывая их структурные и функциональные нарушения. Этим и объясняется отсутствие существенной лейкоцитарной инфильтрации, т. е. активности лейкоцитов в присутствии Gardnerella vaginalis.

Определенную роль в патогенезе бактериального вагиноза играют представители семейства Mycoplasmataceae — Mycoplasma hominis и Ureaplasma urealyticum. 70% выделенных штаммов Ureaplasma urealyticum относятся к биовару Parvo, 23,3% — к биовару Т960. Большинство пациенток, у которых была выделена Ureaplasma urealyticum, относящаяся к биовару Parvo, имели в прошлом раннее начало половой жизни, частую смену половых партнеров, наличие одновременно нескольких половых партнеров, большое количество беременностей и абортов, а также сопутст­вующие гинекологические заболевания и ИППП.

При обследовании половых партнеров пациенток с бактериальным вагинозом морфотипы ассоциированных с бактериальным вагинозом микроорганизмов выявлялись у 25% мужчин, при этом клинические проявления (баланопостит) наблюдались только у 3,1% [2].

В результате субмикроскопического исследования вагинального экссудата пациенток с бактериальным вагинозом определены структурно-функциональные особенности микробных клеток, участвующих во взаимодействии друг с другом, при этом клетки организма-хозяина представлены преимущественно плоским эпителием. Установлена грамвариабельность Gardnerella vaginalis вне зависимости от характера микробных ассоциаций. Анализ электронограмм продемонстрировал, что структурная организация Gardnerella vaginalis, адгезированных на поверхности эпителиальных клеток, не зависела от сочетания бактериального вагиноза с другими инфекционными агентами.

При сочетании бактериального вагиноза с Chlamydia trachomatis, Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum наблюдали значительное количество микроорганизмов в межклеточном пространстве и бактерий, морфологически идентичных микоплазмам [2].

Пациентки предъявляют жалобы на обильные выделения из половых путей белого или серого цвета, часто с неприятным запахом, особенно после полового акта или во время менструации. При длительно текущем процессе выделения приобретают желтовато-зеленую окраску, становятся более густыми, нередко напоминают творожистую массу, обладают свойством пениться; слегка тягучие и липкие, они равномерно распределяются по стенкам влагалища. Количество белей варьирует от умеренных до весьма обильных, составляя в среднем 20 мл в сутки. Жалобы на зуд и дизурические расстрой­ства встречаются редко: они могут совсем отсутствовать или появляться периодически. Эти симптомы обнаруживаются у 16–23% пациенток с нарушениями микрофлоры влагалища. Характерным признаком бактериального вагиноза является отсутствие воспалительного процесса стенок влагалища. Нередко женщины с бактериальным вагинозом жалуются на обильное менструальное кровотечение, боли в низу живота. В то же время у части пациенток какие-либо субъективные ощущения отсутствуют.

Диагностика бактериального вагиноза основана на данных анамнеза, оценке субъективных и объективных симптомов заболевания, результатах лабораторных тестов — микроскопического исследования материала, аминного теста и рН вагинального экссудата [3].

При сборе анамнеза выясняют:

Диагноз бактериального вагиноза устанавливается на основании наличия трех критериев из нижеперечисленных:

Обследование пациентки следует проводить не ранее, чем через 72 ч после последнего полового контакта (без использования презерватива); оно не проводится также во время менструации. В течение 3 нед до обследования женщина не должна получать терапию системными и местно­действующими антибактериальными препаратами [3].

При микроскопическом исследовании нативного и окрашенного по Граму вагинального мазка определяются следующие признаки:

Оценка общей микробной обсемененности вагинального отделяемого проводится по 4-балльной системе — по числу микробных клеток, обнаруживаемых в одном поле зрения при иммерсионной микроскопии:

1 балл (+) — до 10 микробных клеток в поле зрения, незначительное их количество (скудный рост);

2 балла (++) — от 11 до 100 микробных клеток в поле зрения, умеренное их количество;

3 балла (+++) — от 100 до 1000 микроб­ных клеток в поле зрения, большое их количество;

4 балла (++++) — более 1000 микроб­ных клеток в поле зрения, массивное их количество.

Так как Gardnerella vaginalis может быть обнаружена у здоровых женщин, культуральное исследование и ПЦР-диагностику для идентификации Gardnerella vaginalis не проводят. Культуральное исследование проводят при наличии показаний для определения видового и количественного состава вагинального микроценоза и исключения возбудителей ИППП.

При культуральном исследовании могут быть обнаружены изменения, характерные для бактериального вагиноза: общая микробная обсемененность превышает 10 9 КОЕ/мл; при использовании только аэробных условий культивирования рост микроорганизмов отсутствует или наблюдается рост сопутствующих условно-патогенных микроорганизмов (чаще в небольшом титре); полимикробный характер микрофлоры с абсолютным преобладанием облигатно-анаэробных видов и Gardnerella vaginalis; отсутствие роста лактобацилл или резкое снижение их титра ( 4 КОЕ/мл).

На основании проведенных исследований в настоящее время рекомендуется в план ведения пациенток включать:

Целью лечения является уменьшение выраженности клинических симптомов, нормализация лабораторных показателей, предотвращение развития возможных осложнений в период беременности, а также в послеродовом периоде и при выполнении инвазивных гинекологических процедур.

Результаты лабораторных исследований в норме следующие.

Лечение

Основное направление терапии — применение местных или системных антибактериальных препаратов с антиана­эробным эффектом.

Показано применение клиндамицина. Препарат является 7-дезоксипроизводным линкомицина, ингибирует синтез белков в микроорганизмах, оказывает бактериостатическое или бактерицидное действие в зависимости от концентрации в макроорганизме и чувствительности микроорганизма. Препарат эффективен в отношении грамположительных микроорганизмов (стафилококков, стрептококков, пневмококков, палочки дифтерии), гарднерелл, микоплазм. Устойчивость микроорганизмов к клиндамицину вырабатывается медленно. При приеме внутрь клиндамицин всасывается лучше, чем линкомицин. После внутримышечного введения максимум его концентрации в крови отмечается через 2–2,5 ч. Препарат хорошо проникает в жидкости и ткани организма, выводится с мочой и желчью. При нарушении функции почек и печени выведение клиндамицина замедляется. При бактериальном вагинозе можно назначать одну из лекарственных форм клиндамицина: крем 2%-ный 5 г в аппликаторе (разовая доза) интравагинально 1 раз в день (на ночь) в течение 6 дней; овули 100 мг интравагинально на ночь в течение 3 дней; капсулы 300 мг внутрь 2 раза/сут в течение 7 дней.

Клиндамицин разрешенн к применению у беременных в виде 2%-го крема 5 г (разовая доза) интравагинально 2 раза/сут в течение 5 дней.

Также при бактериальном вагинозе можно назначать метронидазол. Он обладает широким спектром действия в отношении простейших, подавляет развитие Trichomonas vaginalis, Entamoeba histolytica и лямблий. В отношении анаэробных бактерий препарат высокоэффективен. Метронидазол хорошо всасывается при приеме внутрь, проникает в органы и ткани, проходит через плаценту и гематоэнцефалический барьер, накапливается в печени. Период полувыведения препарата составляет 8–10 ч, полностью выводится из организма через 1–2 сут после введения. Метронидазол в основном выводится с мочой в неизмененном виде и в виде метаболитов, частично — с калом. При применении метронидазола могут отмечаться потеря аппетита, сухость и неприятный вкус во рту, тошнота, рвота, диарея, головная боль, крапивница, зуд. Эти явления проходят после окончания лечения или отмены препарата. Возможна лейкопения. Препарат противопоказан при беременности и кормлении грудью, нарушениях кроветворения, остром течении заболеваний центральной нервной системы. Во избежание развития тяжелых побочных реакций следует предупреждать пациентов о недопустимости приема алкоголя и содержащих его продуктов как в ходе терапии метронидазолом, так и в течение 24 ч после ее окончания. При бактериальном вагинозе можно применять одну из следующих схем лечения с использованием метронидазола:

Также используют и другие производные метронидазола:

Ранее было проведено сравнительное изучение эффективности местнодействующих пробиотиков. Поскольку не было выявлено достоверных отличий в результатах лечения у пациенток, получавших и не получавших эти средства, в настоящее время их не рекомендуют при лечении бактериального вагиноза [3].

При сочетании бактериального вагиноза с ИППП, одновременно применяют антибактериальные препараты в соответствии с нозологической формой заболевания [2]. При неосложненной гонорейной инфекции назначают цефтриаксон однократно внутримышечно в дозе 250 мг (препарат является цефалоспориновым антибиотиком III поколения; после внутримышечного введения пик концентрации в крови отмечается через 1,5 ч; из организма выводится медленно). При обнаружении хламидий и/или микоплазм показано применение антибиотиков — макролидов, тетрациклинов.

Высокий терапевтический эффект, хорошая переносимость способствовали значительному распространению применения макролидов. Их антимикробный эффект обусловлен нарушением синтеза белка в рибосомах микробной клетки. Как правило, макролиды оказывают бактериостатическое действие, но в высоких концентрациях способны вызывать и бактерицидный эффект. Кроме антибактериального действия, макролиды обладают умеренной иммуномодулирующей и противовоспалительной активностью. Представителем III поколения макролидов является джозамицин (Вильпрафен). Этот антибиотик быстро абсорбируется из желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), хорошо проникает через биологические мембраны и накапливается в тканях. Максимальная концентрация достигается через 1–2 ч после приема. Через 45 мин после приема дозы 1 г средняя концентрация джозамицина в плазме составляет 2,41 мг/л; связывание с белками плазмы не превышает 15%. Прием препарата с интервалом в 12 ч обеспечивает сохранение эффективной концентрации джозамицина в тканях в течение суток. Равновесное состояние достигается через 2–4 дня регулярного приема. Концентрация джозамицина в полиморфонуклеарных лейкоцитах человека, моноцитах и альвеолярных макрофагах примерно в 20 раз выше, чем в других клетках организма. Препарат биотрансформируется в печени до менее активных метаболитов. Джозамицин выводится главным образом с желчью, выведение же с мочой составляет менее 20%. Препарат назначается по 500 мг 2 раза в день в течение 10 дней.

Из группы тетрациклинов при ИППП наиболее эффективен доксициклин; в последние годы широко применяется Юнидокс Солютаб. Препарат отличается от Доксициклина гидрохлорида нейтральной реакцией, оказывает меньшее раздражающее действие на слизистую оболочку пищеварительного тракта и обладает улучшенными противомикробными и фармакокинетическими свойствами. Юнидокс Солютаб блокирует рибосомальную полимеразу и тормозит синтез белка в микроорганизмах.

Таблетки Юнидокс Солютаб обладают контролируемой растворимостью. Их можно не только принимать внутрь целиком или по частям, но и быстро приготовить из них сироп, суспензию (растворив таблетку в 20 мл воды) или раствор (растворив таблетку в 100 мл воды), которые обладают приятным вкусом. Таблетки растворяются в воде в течение 5–10 с, в биологических жидкостях — в течение 1 мин, превращаясь в равномерную суспензию.

Юнидокс Солютаб всасывается полностью. Биодоступность препарата составляет 95%. Через 2 ч после приема (200 мг в первый день и 100 мг в последующие дни) уровень в сыворотке составляет от 1,5 до 3 мг/мл. Препарат на 80–90% связывается с белками плазмы, хорошо проникает в ткани, накапливается в ретикулоэндотелиальной системе. Период полувыведения составляет 16–18 ч, после приема повторных доз — 22–23 ч.

Ранее были отмечены преимущества, заключающиеся в отсутствии побочных эффектов по типу эзофагитов, встречающихся при применении обычных форм Доксициклина гидрохлорида, способности накапливаться в высоких концентрациях в репродуктивных органах и активно воздействовать на инфекционный агент.

Юнидокс Солютаб назначают в дозе 200 мг в течение 10 дней.

Лабораторный контроль эффективности терапии следует проводить непосредственно по окончании этиотропного лечения: при микроскопии вагинальных мазков, окрашенных по Граму, необходимо констатировать степень эрадикации микроорганизмов, ассоциированных с бактериальным вагинозом; при посеве вагинального отделяемого — выявлять случаи колонизации факультативно анаэробными условно-патогенными микроорганизмами.

При сочетании бактериального вагиноза с урогенитальным хламидиозом и/или микоплазмозом лабораторный контроль необходимо повторить через 3 нед по окончании терапии.

По вопросам литературы обращайтесь в редакцию.

И. В. Хамаганова, доктор медицинских наук, профессор
РГМУ, Москва

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector