Юнидокс солютаб или доксициклин солюшн что лучше

Бактериальный вагиноз

Нормальная микрофлора влагалища женщин репродуктивного возраста является одним из показателей здоровья, так как играет большую роль в поддер­жании микроэкологического статуса. Взаимодействие между представителями нормальной микрофлоры и клетками вагиналь

Нормальная микрофлора влагалища женщин репродуктивного возраста является одним из показателей здоровья, так как играет большую роль в поддер­жании микроэкологического статуса. Взаимодействие между представителями нормальной микрофлоры и клетками вагинального эпителия осуществляется на клеточном и молекулярном уровнях и постоянно контролируется со стороны ряда систем макроорганизма. Результатом этого взаимодействия являются создание и поддержание высокой колонизационной резистентности вагинального эпителия к внедрению патогенных и условно-патогенных микроорганизмов [1–6].

Бактериальный вагиноз выделен из категории неспецифических вагинитов в отдельную нозологическую форму. К нему относят патологические состояния во влагалище, сопровождающиеся нарушениями качественного и количественного состава нормальной микрофлоры и не связанные с бактериальными инфекциями, передаваемыми половым путем (ИППП), грибами или простейшими.

Согласно современным представлениям, бактериальный вагиноз — инфекционный невоспалительный синдром полимикробной этиологии, который связан с дисбиозом вагинального биотопа. Нарушение микроэкологии влагалища при бактериальном вагинозе характеризуется резким снижением количества или отсутствием лактобактерий, продуцирующих перекись водорода и увеличением количества Gardnerella vaginalis, грамотрицательных анаэробных бактерий (Bacteroides spp., Mobiluncus spp., Fusobacterium spp., Peptostreptoicoccus spp., M. hominis, U. urealyticum).

Гарднереллы, как и лактобациллы, обладают выраженной способностью к адгезии на поверхности вагинальных эпителиоцитов. Gardnerella vaginalis могут продуцировать токсические биопродукты, к которым относятся муколитические ферменты и гемолизин, являющийся лейкотоксическим фактором. Гемолизин, воздействуя на эритроциты, вызывает образование многочисленных пор в эритроцитарной мембране, а также оказывает влияние на лейкоциты, вызывая их структурные и функциональные нарушения. Этим и объясняется отсутствие существенной лейкоцитарной инфильтрации, т. е. активности лейкоцитов в присутствии Gardnerella vaginalis.

Определенную роль в патогенезе бактериального вагиноза играют представители семейства Mycoplasmataceae — Mycoplasma hominis и Ureaplasma urealyticum. 70% выделенных штаммов Ureaplasma urealyticum относятся к биовару Parvo, 23,3% — к биовару Т960. Большинство пациенток, у которых была выделена Ureaplasma urealyticum, относящаяся к биовару Parvo, имели в прошлом раннее начало половой жизни, частую смену половых партнеров, наличие одновременно нескольких половых партнеров, большое количество беременностей и абортов, а также сопутст­вующие гинекологические заболевания и ИППП.

При обследовании половых партнеров пациенток с бактериальным вагинозом морфотипы ассоциированных с бактериальным вагинозом микроорганизмов выявлялись у 25% мужчин, при этом клинические проявления (баланопостит) наблюдались только у 3,1% [2].

В результате субмикроскопического исследования вагинального экссудата пациенток с бактериальным вагинозом определены структурно-функциональные особенности микробных клеток, участвующих во взаимодействии друг с другом, при этом клетки организма-хозяина представлены преимущественно плоским эпителием. Установлена грамвариабельность Gardnerella vaginalis вне зависимости от характера микробных ассоциаций. Анализ электронограмм продемонстрировал, что структурная организация Gardnerella vaginalis, адгезированных на поверхности эпителиальных клеток, не зависела от сочетания бактериального вагиноза с другими инфекционными агентами.

При сочетании бактериального вагиноза с Chlamydia trachomatis, Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum наблюдали значительное количество микроорганизмов в межклеточном пространстве и бактерий, морфологически идентичных микоплазмам [2].

Пациентки предъявляют жалобы на обильные выделения из половых путей белого или серого цвета, часто с неприятным запахом, особенно после полового акта или во время менструации. При длительно текущем процессе выделения приобретают желтовато-зеленую окраску, становятся более густыми, нередко напоминают творожистую массу, обладают свойством пениться; слегка тягучие и липкие, они равномерно распределяются по стенкам влагалища. Количество белей варьирует от умеренных до весьма обильных, составляя в среднем 20 мл в сутки. Жалобы на зуд и дизурические расстрой­ства встречаются редко: они могут совсем отсутствовать или появляться периодически. Эти симптомы обнаруживаются у 16–23% пациенток с нарушениями микрофлоры влагалища. Характерным признаком бактериального вагиноза является отсутствие воспалительного процесса стенок влагалища. Нередко женщины с бактериальным вагинозом жалуются на обильное менструальное кровотечение, боли в низу живота. В то же время у части пациенток какие-либо субъективные ощущения отсутствуют.

Диагностика бактериального вагиноза основана на данных анамнеза, оценке субъективных и объективных симптомов заболевания, результатах лабораторных тестов — микроскопического исследования материала, аминного теста и рН вагинального экссудата [3].

При сборе анамнеза выясняют:

Диагноз бактериального вагиноза устанавливается на основании наличия трех критериев из нижеперечисленных:

Обследование пациентки следует проводить не ранее, чем через 72 ч после последнего полового контакта (без использования презерватива); оно не проводится также во время менструации. В течение 3 нед до обследования женщина не должна получать терапию системными и местно­действующими антибактериальными препаратами [3].

При микроскопическом исследовании нативного и окрашенного по Граму вагинального мазка определяются следующие признаки:

Оценка общей микробной обсемененности вагинального отделяемого проводится по 4-балльной системе — по числу микробных клеток, обнаруживаемых в одном поле зрения при иммерсионной микроскопии:

1 балл (+) — до 10 микробных клеток в поле зрения, незначительное их количество (скудный рост);

2 балла (++) — от 11 до 100 микробных клеток в поле зрения, умеренное их количество;

3 балла (+++) — от 100 до 1000 микроб­ных клеток в поле зрения, большое их количество;

4 балла (++++) — более 1000 микроб­ных клеток в поле зрения, массивное их количество.

Так как Gardnerella vaginalis может быть обнаружена у здоровых женщин, культуральное исследование и ПЦР-диагностику для идентификации Gardnerella vaginalis не проводят. Культуральное исследование проводят при наличии показаний для определения видового и количественного состава вагинального микроценоза и исключения возбудителей ИППП.

При культуральном исследовании могут быть обнаружены изменения, характерные для бактериального вагиноза: общая микробная обсемененность превышает 10 9 КОЕ/мл; при использовании только аэробных условий культивирования рост микроорганизмов отсутствует или наблюдается рост сопутствующих условно-патогенных микроорганизмов (чаще в небольшом титре); полимикробный характер микрофлоры с абсолютным преобладанием облигатно-анаэробных видов и Gardnerella vaginalis; отсутствие роста лактобацилл или резкое снижение их титра ( 4 КОЕ/мл).

На основании проведенных исследований в настоящее время рекомендуется в план ведения пациенток включать:

Целью лечения является уменьшение выраженности клинических симптомов, нормализация лабораторных показателей, предотвращение развития возможных осложнений в период беременности, а также в послеродовом периоде и при выполнении инвазивных гинекологических процедур.

Результаты лабораторных исследований в норме следующие.

Лечение

Основное направление терапии — применение местных или системных антибактериальных препаратов с антиана­эробным эффектом.

Показано применение клиндамицина. Препарат является 7-дезоксипроизводным линкомицина, ингибирует синтез белков в микроорганизмах, оказывает бактериостатическое или бактерицидное действие в зависимости от концентрации в макроорганизме и чувствительности микроорганизма. Препарат эффективен в отношении грамположительных микроорганизмов (стафилококков, стрептококков, пневмококков, палочки дифтерии), гарднерелл, микоплазм. Устойчивость микроорганизмов к клиндамицину вырабатывается медленно. При приеме внутрь клиндамицин всасывается лучше, чем линкомицин. После внутримышечного введения максимум его концентрации в крови отмечается через 2–2,5 ч. Препарат хорошо проникает в жидкости и ткани организма, выводится с мочой и желчью. При нарушении функции почек и печени выведение клиндамицина замедляется. При бактериальном вагинозе можно назначать одну из лекарственных форм клиндамицина: крем 2%-ный 5 г в аппликаторе (разовая доза) интравагинально 1 раз в день (на ночь) в течение 6 дней; овули 100 мг интравагинально на ночь в течение 3 дней; капсулы 300 мг внутрь 2 раза/сут в течение 7 дней.

Клиндамицин разрешенн к применению у беременных в виде 2%-го крема 5 г (разовая доза) интравагинально 2 раза/сут в течение 5 дней.

Также при бактериальном вагинозе можно назначать метронидазол. Он обладает широким спектром действия в отношении простейших, подавляет развитие Trichomonas vaginalis, Entamoeba histolytica и лямблий. В отношении анаэробных бактерий препарат высокоэффективен. Метронидазол хорошо всасывается при приеме внутрь, проникает в органы и ткани, проходит через плаценту и гематоэнцефалический барьер, накапливается в печени. Период полувыведения препарата составляет 8–10 ч, полностью выводится из организма через 1–2 сут после введения. Метронидазол в основном выводится с мочой в неизмененном виде и в виде метаболитов, частично — с калом. При применении метронидазола могут отмечаться потеря аппетита, сухость и неприятный вкус во рту, тошнота, рвота, диарея, головная боль, крапивница, зуд. Эти явления проходят после окончания лечения или отмены препарата. Возможна лейкопения. Препарат противопоказан при беременности и кормлении грудью, нарушениях кроветворения, остром течении заболеваний центральной нервной системы. Во избежание развития тяжелых побочных реакций следует предупреждать пациентов о недопустимости приема алкоголя и содержащих его продуктов как в ходе терапии метронидазолом, так и в течение 24 ч после ее окончания. При бактериальном вагинозе можно применять одну из следующих схем лечения с использованием метронидазола:

Также используют и другие производные метронидазола:

Ранее было проведено сравнительное изучение эффективности местнодействующих пробиотиков. Поскольку не было выявлено достоверных отличий в результатах лечения у пациенток, получавших и не получавших эти средства, в настоящее время их не рекомендуют при лечении бактериального вагиноза [3].

При сочетании бактериального вагиноза с ИППП, одновременно применяют антибактериальные препараты в соответствии с нозологической формой заболевания [2]. При неосложненной гонорейной инфекции назначают цефтриаксон однократно внутримышечно в дозе 250 мг (препарат является цефалоспориновым антибиотиком III поколения; после внутримышечного введения пик концентрации в крови отмечается через 1,5 ч; из организма выводится медленно). При обнаружении хламидий и/или микоплазм показано применение антибиотиков — макролидов, тетрациклинов.

Высокий терапевтический эффект, хорошая переносимость способствовали значительному распространению применения макролидов. Их антимикробный эффект обусловлен нарушением синтеза белка в рибосомах микробной клетки. Как правило, макролиды оказывают бактериостатическое действие, но в высоких концентрациях способны вызывать и бактерицидный эффект. Кроме антибактериального действия, макролиды обладают умеренной иммуномодулирующей и противовоспалительной активностью. Представителем III поколения макролидов является джозамицин (Вильпрафен). Этот антибиотик быстро абсорбируется из желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), хорошо проникает через биологические мембраны и накапливается в тканях. Максимальная концентрация достигается через 1–2 ч после приема. Через 45 мин после приема дозы 1 г средняя концентрация джозамицина в плазме составляет 2,41 мг/л; связывание с белками плазмы не превышает 15%. Прием препарата с интервалом в 12 ч обеспечивает сохранение эффективной концентрации джозамицина в тканях в течение суток. Равновесное состояние достигается через 2–4 дня регулярного приема. Концентрация джозамицина в полиморфонуклеарных лейкоцитах человека, моноцитах и альвеолярных макрофагах примерно в 20 раз выше, чем в других клетках организма. Препарат биотрансформируется в печени до менее активных метаболитов. Джозамицин выводится главным образом с желчью, выведение же с мочой составляет менее 20%. Препарат назначается по 500 мг 2 раза в день в течение 10 дней.

Из группы тетрациклинов при ИППП наиболее эффективен доксициклин; в последние годы широко применяется Юнидокс Солютаб. Препарат отличается от Доксициклина гидрохлорида нейтральной реакцией, оказывает меньшее раздражающее действие на слизистую оболочку пищеварительного тракта и обладает улучшенными противомикробными и фармакокинетическими свойствами. Юнидокс Солютаб блокирует рибосомальную полимеразу и тормозит синтез белка в микроорганизмах.

Таблетки Юнидокс Солютаб обладают контролируемой растворимостью. Их можно не только принимать внутрь целиком или по частям, но и быстро приготовить из них сироп, суспензию (растворив таблетку в 20 мл воды) или раствор (растворив таблетку в 100 мл воды), которые обладают приятным вкусом. Таблетки растворяются в воде в течение 5–10 с, в биологических жидкостях — в течение 1 мин, превращаясь в равномерную суспензию.

Юнидокс Солютаб всасывается полностью. Биодоступность препарата составляет 95%. Через 2 ч после приема (200 мг в первый день и 100 мг в последующие дни) уровень в сыворотке составляет от 1,5 до 3 мг/мл. Препарат на 80–90% связывается с белками плазмы, хорошо проникает в ткани, накапливается в ретикулоэндотелиальной системе. Период полувыведения составляет 16–18 ч, после приема повторных доз — 22–23 ч.

Ранее были отмечены преимущества, заключающиеся в отсутствии побочных эффектов по типу эзофагитов, встречающихся при применении обычных форм Доксициклина гидрохлорида, способности накапливаться в высоких концентрациях в репродуктивных органах и активно воздействовать на инфекционный агент.

Юнидокс Солютаб назначают в дозе 200 мг в течение 10 дней.

Лабораторный контроль эффективности терапии следует проводить непосредственно по окончании этиотропного лечения: при микроскопии вагинальных мазков, окрашенных по Граму, необходимо констатировать степень эрадикации микроорганизмов, ассоциированных с бактериальным вагинозом; при посеве вагинального отделяемого — выявлять случаи колонизации факультативно анаэробными условно-патогенными микроорганизмами.

При сочетании бактериального вагиноза с урогенитальным хламидиозом и/или микоплазмозом лабораторный контроль необходимо повторить через 3 нед по окончании терапии.

По вопросам литературы обращайтесь в редакцию.

И. В. Хамаганова, доктор медицинских наук, профессор
РГМУ, Москва

Источник

Доксициклин в ревматологии: проблемы и перспективы

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г.

Читайте в новом номере

Институт ревматологии РАМН, Москва

В наступившем XXI веке инфекционная патология остается одной из наиболее значимых проблем медицины. В ревматологии актуальность данного вопроса обусловлена, как минимум, двумя факторами. В настоящее время хорошо известна и доказана роль различных инфекционных агентов в развитии ревматических заболеваний (РЗ), при которых микроорганизмы играют триггерную роль, запуская иммунопатологические механизмы воспаления. Не менее сложной задачей является борьба с сопутствующей инфекцией, нередко осложняющей течение многих РЗ.

Несмотря на обширный арсенал антимикробных средств, разработанных и внедренных в клиническую практику во второй половине минувшего столетия, вопросы рациональной терапии инфекционной патологии по–прежнему требуют к себе самого пристального внимания как ученых медиков, так и практических врачей различных специальностей. Выявление новых возбудителей, нарастающая роль условно–патогенной микрофлоры, увеличение числа резистентных микроорганизмов, неполноценность иммунного ответа, вопросы переносимости и взаимодействия с противоревматическими препаратами, фармакоэкономические аспекты – все это требует постоянной информированности врача–ревматолога об основных принципах рациональной терапии бактериальных инфекций при РЗ.

Появление новых антибактериальных средств в последние годы существенно расширило возможности практической антимикробной терапии как в ревматологии, так и во всей медицине. В то же время при ряде клинических ситуаций по–прежнему сохраняют свое значение проверенные временем значительно менее дорогие антибактериальные средства. К числу последних относится доксициклин.

Доксициклин – полусинтетический антибиотик из группы тетрациклинов – был создан в 1967 г. и на протяжении многих лет широко применяется в клинической практике. По химической структуре он представляет собой 6–диокси–5–окситетрациклин и имеет механизм действия, общий для всех тетрациклинов. При клинически достижимых концентрациях он действует бактериостатически, нарушая синтез белка в микробной клетке путем связывания с 30 S – субъединицей РНК рибосом.

По сравнению с тетрациклином доксициклин обладает рядом фармакокинетических преимуществ (табл. 1): большей степенью всасывания из желудочно–кишечного тракта и меньшим влиянием пищи и молока на этот процесс; более длительным периодом полувыведения (что позволяет назначать препарат 1–2 раза в сутки); хорошим проникновением в различные ткани из–за своей липофильности; отсутствием кумуляции препарата в крови вследствие возрастания выведения его с калом и усиления метаболизма при нарушении функции почек, что дает возможность его применения у больных с почечной недостаточностью. Благодаря своим особым фармакокинетическим свойствам, доксициклин гораздо легче переносится, чем тетрациклин. Еще более редки побочные эффекты при приеме «Юнидокса Солютаб». Нейтральная реакция доксициклина моногидрата исключает возникновение эзофагитов, встречающихся при применении других форм доксициклина. Следовательно, удачное сочетание химической формулы (моногидрат) и лекарственной формы (растворимые таблетки Солютаб) делает препарат наиболее безопасным, а лечение с его помощью наиболее комплаентным.

t1042

Доксициклин, как и другие тетрациклины, является антибиотиком широкого спектра действия, однако в процессе многолетнего применения многие бактерии приобрели к нему резистентность. В частности, к препарату устойчивы более 50% штаммов S. pyogenes, подавляющее большинство энтерококков, многие гонококки. Отличается высокой устойчивостью к препарату и большинство штаммов кишечной палочки, сальмонелл, шигелл, энтеробактера.

Исходя из вышеизложенного, доксициклин не применяют при А–стрептококковых тонзиллитах, инфекциях мочевыводящих путей, гонорее и др. В то же время он сохраняет свою значимость в качестве препарата 1–го ряда при многих инфекциях и в ряде ситуаций может применяться, как альтернативное средство (табл. 2). В работах последних лет показано, что доксициклину, как и другим тетрациклинам, присущи и иные свойства, позволяющие вести речь о расширении показаний к назначению этих препаратов, в частности, при РЗ.

t1043

Доксициклин нашел широкое применение при лечении болезней, передаваемых половым путем, поскольку одним из наиболее значимых факторов при этих заболеваниях является Chlamydia trachomatis. По данным Центра по контролю за болезнями (CDC), в 1999 г. в США частота выявления хламидийных инфекций составила 254 случая на 100000 населения. Чаще всего хламидийные инфекции обнаруживали у молодых женщин в возрасте 15–24 лет [3]. На долю данного возбудителя приходится 30–50% случаев негонококкового уретрита, значительно реже в качестве этиологических факторов фигурируют U. urealyticum и M. genitalium (10–20%). В соответствии с рекомендациями CDC [4], для лечения больных с острым негонококковым уретритом применяют доксициклин 100 мг внутрь дважды в сутки в течение 7 дней или азитромицин 1 г внутрь однократно. По данным многочисленных исследований, эффективность обеих схем примерно одинакова, но стоимость лечения азитромицином значительно выше, чем при использовании доксициклина.

Значительная часть хламидийных инфекций протекает бессимптомно, особенно у женщин, и может привести к бесплодию и воспалительным заболеваниям малого таза. В этих случаях, как и при негонококковом уретрите, доксициклин и азитромицин являются препаратами первого ряда. Следует помнить, что доксициклин, как и другие тетрациклины, нельзя давать детям до 8 лет, поскольку эти препараты могут вызвать замедление роста костей, изменение цвета зубов, гипоплазию эмали. Учитывая возможность проникновения тетрациклинов через плаценту, а также в грудное молоко, они противопоказаны при беременности и лактации.

Доксициклин применяют в комбинации с другими антибиотиками (ампициллин/сульбактам, ципрофлоксацин, метронидазол) для лечения воспалительных заболеваний органов малого таза, а также у больных сифилисом при непереносимости b–лактамных антибиотиков.

Учитывая чувствительность основных респираторных патогенов к доксициклину, препарат сохраняет свое значение в эмпирическом лечении инфекционных обострений хронического бронхита, а также не требующих госпитализации внебольничных пневмоний, особенно у лиц молодого возраста. При доказанной хламидийной или микоплазменой этиологии внебольничной пневмонии доксициклин, наряду с макролидами, применяется в качестве средства первого ряда.

Ведущую роль в патогенезе реактивных артритов (РеА), в том числе болезни Рейтера (БР), играет инфекционный очаг в мочеполовом тракте. При этом наиболее значимым этиологическим агентом признается Chl. trachomatis. Данный возбудитель в качестве триггера запускает иммунопатологические процессы в организме человека, приводящие к возникновению и поддержанию суставного воспаления. Персистенция инфекции в свою очередь приводит к рецидивированию и хронизации суставного процесса при РеА.

Роль Chl. trachomatis при урогенных РеА подтверждается наличием данного инфекционного агента в соскобе эпителия уретры и цервикального канала (где имеются признаки негонококкового воспаления), выявлением хламидийных антигенов в синовиальной жидкости больных, обнаружением ДНК и РНК данного возбудителя в синовиальной жидкости и ткани.

В многочисленных исследованиях обоснована целесообразность раннего назначения антибиотиков при РеА, ассоциированном с хламидийной инфекцией. Это позволяет контролировать патологический процесс, а в ряде случаев предупреждать развитие поражения суставов. Хотя убедительных данных о влиянии антибиотиков на течение суставного синдрома не получено, тем не менее, при устранении хламидийной инфекции реже возникают рецидивы и хронизация болезни.

Следует отметить, что санация организма больного РеА от хламидийной инфекции представляет собой достаточно сложную задачу. Показано, что при урогенных РеА практически у всех больных воспалительный процесс в урогенитальном тракте не ограничивается уретрой, а распространяется на вышележащие отделы его, что значительно затрудняет санацию этого очага. [5]. Данное обстоятельство в определенной степени может служить объяснением того, что 7–10 дневные курсы антибиотикотерапии, применяемые для лечения неосложненного урогенитального хламидиоза, совершенно не эффективны при РеА, ассоциированном с хламидийной инфекцией. Однако даже при адекватной длительной антимикробной терапии частота бактериологических неудач при БР может достигать 40%, что, по всей видимости, связано с биологическими особенностями возбудителя.

Известно, что носители видовых признаков хламидий – элементарные тельца – метаболически не активны, существуют во внеклеточной среде и могут неопределенно долгое время находиться в состоянии покоя. Более того, у пациентов РеА, которые ранее уже лечились антибиотиками, возможно развитие персистирующей инфекции, когда изначально метаболически активные ретикулярные тельца, локализующиеся внутри клетки, останавливаются на определенном этапе развития и не превращаются в элементарные тельца. Эти промежуточные формы, по сравнению с обычными, имеют меньшие размеры и не чувствительны к действию антибиотиков.

Антибиотики тетрациклиновой группы применяются для лечения БР с конца 1970–х гг. Так, длительное применение высоких суточных доз (до 2 г/сут) тетрациклина в свежих случаях БР давало значительно лучший лечебный эффект, чем при использовании относительно малых доз (до 1 г/сут) [6]. Показаны преимущества 6–недельного курса лечения тетрациклином при БР в отношении показателей хламидийной инфекции и суставного синдрома по сравнению с 2–недельным сроком терапии [7]. Применение лимециклина у больных РеА в течение 3 мес. позволило добиться более быстрого обратного развития как отдельных симптомов (артралгии, ускоренная СОЭ, повышенное содержание С–реактивного белка), так и заболевания в целом [8]. В ходе сравнительного исследования изучали эффективность доксициклина, назначавшегося в дозе 200 мг/сут в течение 2 недель или 4 мес., у 42 больных РеА, при этом давность заболевания составляла более 6 мес. Ремиссия достигнута в 73 и 82%, соответственно, но различия были статистически не достоверными [9].

В целом, признавая необходимость длительного применения антибиотиков (в том числе доксициклина) при РеА, ассоциированном с хламидийной инфекцией, следует отметить, что единого мнения в отношении схем лечения в мировой литературе нет. Удлинение сроков лечения (более 3 мес.), а также парентеральное введение антибиотиков вряд ли позволит повысить эффективность терапии [10]. Для решения данного вопроса необходимы дальнейшие клинические исследования.

В последние годы все больший интерес медицинских специалистов, в том числе ревматологов, привлекает боррелиоз Лайма (БЛ) – инфекционное природно–очаговое заболевание, вызываемое спирохетами рода боррелий и передаваемое иксодовыми клещами. Впервые обративший на себя внимание в 1975 г. при локальной вспышке артритов в г. Лайм (США) БЛ в настоящее время рассматривается, как мультисистемное заболевание, поражающее не только опорно–двигательный аппарат, но и кожу, нервную систему, сердце, печень, глаза и др. После проникновения боррелий в кожу в месте присасывания клеща появляется эритема, имеющая центробежный рост (клещевая мигрирующая эритема – КМЭ), что отражает раннюю стадию болезни. В последующем может произойти диссеминация возбудителя из первичного кожного очага в различные органы и его персистенция в тканях (стадия поздних проявлений).

Типичные для БЛ ревматические проявления (артриты и артралгии, тендиниты, миозиты, энтезопатии, фиброзиты) развиваются после диссеминации причинного агента в органы–мишени. Неврологические проявления БЛ представлены симптоматикой, свидетельствующей о поражении как центральной (менингит, энцефалит, миелит, энцефалопатия), так и периферической нервной системы (краниальные нейропатии, радикулопатии и др.). Наиболее типичными признаками поражения сердца, развивающимися через 3–12 недель от начала заболевания, являются атриовентрикулярные блокады различной степени выраженности (от первой до полной) [11].

Показано, что ранняя (т.е. назначенная по поводу КМЭ) антибактериальная терапия снижает риск развития вторичной эритемы, поражения суставов и сосудов и, следовательно, является важным фактором дальнейшего благоприятного течения БЛ. Выявлена высокая степень корреляции между лечением, начатым в первый месяц болезни, и выздоровлением. Таким образом, при БЛ прогноз четко коррелирует не только с оптимальной антибактериальной терапией, но и с ранними сроками ее начала [12]. Применительно к ревматологии это означает, что своевременная адекватная терапия локальной кожной инфекции по сути является первичной профилактикой развития артрита и других системных проявлений БЛ.

В соответствии с рекомендациями Американского общества инфекционных болезней [13], препаратами первого ряда для лечения ранней (локальной и диссеминированной) стадии БЛ являются доксициклин (100 мг дважды в сутки внутрь) или амоксициллин (500 мг трижды в сутки внутрь), назначаемые в течение 14–21 дня. По данным проспективных исследований, эти препараты продемонстрировали аналогичную эффективность в терапии КМЭ и сопутствующих симптомов БЛ при отсутствии неврологических проявлений и/или атриовентрикулярной блокады III степени. Цефуроксим–аксетил, близкий по эффективности к доксициклину при лечении КМЭ, относят к альтернативным препаратам для этой категории пациентов по причине высокой стоимости.

Представляет особый интерес выполненное в России сравнительное рандомизированное исследование 11 схем лечения у большой группы пациентов с КМЭ. Достоверно лучшие результаты получены при применении доксициклина (0,2 г в сутки per os в течение 14 дней) по сравнению с пенициллином (2 млн. ЕД в сутки внутримышечно в течение 10–14 дней) и тетрациклином (1,2 г в сутки в течение 14 дней). Применение цефуроксима в дозе 1 г в сутки дало результаты, аналогичные таковым при лечении доксициклином. Оптимальный результат лечения отмечен при назначении антибиотиков в первые 5 дней болезни, при этом длительность курса антибактериальной терапии составляла не менее 14 дней [14].

При развитии Лайм–артрита, в соответствии с Американскими рекомендациями, показано назначение доксициклина или амоксициллина в вышеуказанных дозах в течение 28 дней. Если после проведенного курса лечения развивается рецидив артрита, целесообразно назначение другого антибиотика для приема внутрь или применение цефтриаксона в течение 2–4 недель (но не раньше, чем через 3–4 мес. от момента окончания предыдущего курса антибактериальной терапии).

Несомненного внимания заслуживают результаты специального эпидемиологического опыта, проведенного в России на большой группе больных. Установлена высокая эффективность кратковременной антибактериальной терапии по показаниям экспресс–диагностики боррелий в кишечнике клещей, как способа профилактики клещевых боррелиозов. Применение доксициклина по 0,2 г в сутки внутрь в течение 3–5 дней после укуса клеща снизило заболеваемость в 11 раз [15].

Доксициклин – базисное противоревматическое средство?

Для ревматологов интерес к антибактериальным препаратам отнюдь не ограничивается их непосредственным противомикробным действием. Не меньшего внимания заслуживают противовоспалительные и иммуномодулирующие эффекты, которыми, как выяснилось в ходе многочисленных экспериментальных и клинических исследований, обладает ряд антимикробных и антипаразитарных средств. К их числу относятся и препараты тетрациклиновой группы.

В настоящее время имеются достаточно веские доказательства, свидетельствующие о целесообразности применения тетрациклинов, в том числе доксициклина, в качестве базисных средств при лечении РЗ, в частности, ревматоидного артрита и остеоартроза (табл. 3). Одним из факторов, обусловливающих противовоспалительную активность тетрациклинов, является способность этих препаратов ингибировать матриксные металлопротеиназы – специфические цинкозависимые ферменты (коллагеназы, желатиназы, стромелизины и др.), играющие важную роль в деградации макромолекул внеклеточного матрикса соединительной ткани. Предполагают, что при ревматоидном артрите и остеоартрозе имеются локальные нарушения баланса между продукцией активированных форм металлопротеиназ и их тканевыми ингибиторами.

t1044

В литературе имеются сообщения об успешном применении доксициклина у больных ревматологического профиля. Применение этого препарата в дозе 150 мг/сут в течение 3 мес. у больных ревматоидным артритом привело к явной положительной динамике по ряду показателей (суставной счет, интенсивность боли, определяемая по визуальной аналоговой шкале, снижение активности коллагеназы в слюне, различные психопатологические параметры) [16]. В ходе пилотного 6–месячного исследования, включавшего 23 больных ревматоидным артритом, эффективность доксициклина была сопоставима с таковой при лечении метотрексатом [17]. Полученные результаты заслуживают серьезного внимания и явно свидетельствуют о перспективности работ в этом направлении.

С другой стороны, доказанный факт ингибирования матриксных металлопротеиназ и выраженное нарастание проникновения доксициклина в хрящевую ткань, субхондральный костный слой и синовиальную оболочку в присутствии флурбипрофена позволили сделать вывод о целесообразности проведения клинических испытаний доксициклина при остеоартрозе с предполагаемыми сроками лечения от 12 до 18 мес. [18].

Таким образом, доксициклин по–прежнему остается одним из наиболее интересных и перспективных антибиотиков. Дальнейшее применение этого препарата, по всей вероятности, позволит расширить диапазон показаний для его назначения как в ревматологии, так и в других областях клинической медицины.

Полный список литературы Вы можете найти на сайте http://www.rmj.ru

1. Joshi M., Miller D.Q. Doxycycline revisited. Arch. Intern. Med. 1997; 157: 1421–1428.

2. Навашин С.М., Навашин П.С. Тетрациклины в лечении бактериальных инфекций. Антибиотики и химиотерапия. 1993; 38(1): 53 – 62.

3. Division of STD Prevention. Sexually Transmitted Disease Surveillance, 1999. Atlanta, 2000, Sept.

4. CDC. 1998 Guidelines for treatment of sexually transmitted diseases. MMWR. 1998; 47: 1 – 117.

5. Ковалев Ю.Н., Ильин Н.И. Болезнь Рейтера. Челябинск, 1993.

6. Сидельникова С.М., Агабабова Э.Р., Стысин Е.А., Мартынова В.Р., Щербакова Н.И., Багдасаров А.Б. Клиническая симптоматика и некоторые вопросы терапии болезни Рейтера. Тер. архив. 1978; 6: 99 – 103.

7. Хамраев А.А. Влияние антибиотиков на клиническую симптоматику и показатели хламидийной инфекции при урогенной болезни Рейтера. Автореф. дисс. канд. мед. наук. М., 1990.

8. Lauhio A., Leirisalo–Repo M., Lahdevirta J., Saikku P., Repo H. Double–blind, placebo–controlled study of three–month treatment with lymecycline in reactive arthritis, with special reference to Chlamydia arthritis. Arthritis Rheum. 1991; 34: 6 – 14.

9. Wollenhaupt J., Hammer M., Pott H.G., Zeidler H. A double–blind placebo–controlled comparison of 2 weeks versus 4 months treatment with doxycycline in chlamydia–induced arhritis. Arthritis Rheum. 1997; 40: S.143.

10. Sieper J., Braun J. Treatment of reactive arthritis with antibiotics. Br. J. Rheumatol. 1998; 37 (7): 717 – 720.

11. Ананьева Л.П. Болезнь Лайма – мультидисциплинарная проблема. Избранные лекции по клинической ревматологии. Под ред. В.А, Насоновой, Н.В. Бунчука. М., Медицина, 2001: 148 – 158.

12. Барскова В.Г. Ревматические синдромы при различных исходах болезни Лайма. Автореф. дисс. канд. мед. наук. М.,1995.

13. Wormser G.P., Nadelman R.B., Dattwyller R.J., Dennis D.T., Shapiro E.D., Steere A.C. et al. Practice guidelines for the treatment of Lime disease. Clin. Infect. Dis. 2000; 31 (Suppl.1): 1 – 14.

14. Лайковская Е.Э. Изучение эффективности антибактериальной терапии ранней стадии лайм–боррелиоза (болезни Лайма) при длительном проспективном наблюдении. Автореф. дисс. канд. мед. наук. М.,1997.

15. Москвитина Г.Э. Экстренная профилактика иксодовых клещевых боррелиозов на основе индикации возбудителя в присосавшихся клещах. Автореф. дисс. канд. биол. наук. М., 1996.

Источник

Что происходит и для чего?
Adblock
detector